Тема 15. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (50-90-е гг. XX века)

15.1. Психология и физиология: дискуссии о предмете психологии в 50-60-е гг. XX века

Бурное развитие психологии в годы войны и в первые послевоенные годы давало основание предполагать, что, наконец, психологическая наука в СССР сможет преодолеть трудности и обеспечить себе спокойное будущее. Однако действительность оказалась иной.
          Через несколько лет после окончания Великой Отечественной войны в научной жизни страны происходит ряд событий, свидетельствующих о новой волне борьбы за чистоту ленинско-сталинских идей в различных сферах научного познания. Начало было положено в 1948 г. сессией Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), на которой была разгромлена генетика. Сама форма и результат обсуждения дискуссионных вопросов на сессии свидетельствовали о возврате в науку волюнтаристских, идеолого-политических методов разрешения спорных проблем, освященных старыми идеями борьбы со схоластикой, идеализмом, буржуазными реакционными учениями.
          И.П. ПавловОчень отчетливо это проявилось в ходе организованной Академией наук СССР и Академией медицинских наук СССР 28 июня - 4 июля 1950 г. научной сессии, посвященной проблемам физиологического учения академика И.П. Павлова. Сессия была созвана по указанию И.В. Сталина, высказавшего идею о необходимости проведения дискуссии об учении И.П. Павлова и давшего соответствующее поручение Г.М. Маленкову, Ю.А. Жданову и Е.И. Смирнову (Ярошевский М.Г., 1994. С. 77) (см. Видео). Эта так называемая "Павловская сессия" явилась "одной из самых мрачных страниц истории советской науки послевоенного периода" (Грэхем Л.Р., 1991. С. 179). Формально главная задача сессии заключалась в том, чтобы "вскрыть недостатки, мешающие дальнейшему плодотворному развитию идей Павлова" (Быков К.М., 1953. С. 328). Анохин П.К.Было обозначено эталонное, единственно верное учение (учение Павлова об условно-рефлекторном характере высшей нервной деятельности) (см. Видео) и определены основные "отрицательные герои": Л.А. Орбели, который "не поднял на надлежащую высоту разработку идей Павлова" (Быков К.М., 1953. с. 10), Анохин, допускавший "не раз серьезные уклонения в сторону от павловского учения" и увлекавшийся "модными реакционными теориями зарубежных авторов", что "являлось формой проявления низкопоклонства перед зарубежной наукой и космополитизмом" (Там же. С. 10-11), А.Д. Сперанский, направление которого "выступало как особое, новое, отличное от павловского направления" (Там же), а также ряд других, не менее авторитетных ученых (И.С. Беритов, Л.С. Штерн, А.Г. Гинецинский и др.). Обозначен и "положительный герой" - К.М. Быков, который "не путаясь в тенетах морганизма-вейсманизма, не низкопоклонствуя перед зарубежной наукой, не создавая своего особого направления, шествует незапятнанно со своими учениками по прямой магистрали, проложенной великим Павловым" (Лейбсон Л.Г., 1990. С. 78-79).
          Несмотря на то, что на этой сессии речь шла, в первую очередь, о физиологической науке, ее влияние и воздействие на психологию было огромно (Материалы совещания по психологии..., 1953; Учение И.П. Павлова и философские…, 1952). Во-первых, основные обвинения на сессии направлялись против Орбели и Анохина, которые участвовали в разработке психофизиологической проблематики и тесно сотрудничали с психологами. Так, по мнению Орбели, для понимания психики человека, наряду с объективным изучением его высшей нервной деятельности, необходимо пользоваться и его субъективными переживаниями (Научная сессия, посвященная проблемам…, 1950. С. 80). Теперь его обвиняли в неправильном (с точки зрения критиков) понимании соотношения объективных и субъективных явлений в жизни человека. Во-вторых, в ряде докладов на сессии (в первую очередь А.Г. Иванова-Смоленского) утверждалось, что субъективный метод изучения психических явлений должен быть заменен объективным исследованием физиологических процессов, т.к. объективное изучение психических явлений невозможно. А отсюда - один шаг до далеко идущего вывода "о замене психологии физиологией высшей нервной деятельности" (Там же. С 52). По сути дела, речь шла о возможности дальнейшего существования психологии как самостоятельной научной дисциплины со своим специфическим предметом, задачами и методами.
          Психологи, понимая все пагубные последствия для судьбы своей науки основных идей, выдвинутых на сессии, обращаются к анализу естественно-научных основ психических явлений. Как отмечает Е.А. Будилова, "опасность сведения психического к физиологическому, которая вновь возникла на павловской сессии, заставила вспомнить о борьбе с механизмом в естествознании в 20-х гг." (Будилова Е.А., 1972. С. 215). Психология была поставлена перед необходимостью совершить поворот к павловской физиологии, восстановить преемственность с сеченовскими идеями. Психологи должны были оценить роль и значение учения И.П. Павлова для психологических исследований, а психологическая теория - найти точки своего роста в учении о рефлекторной природе психического. В качестве ближайшей основной теоретической задачи психологии определялось "ее философско-теоретическое перевооружение на базе диалектического и исторического материализма и павловского учения", утверждалось, что "без этого она не сможет стать подлинной наукой и успешно решать свои задачи" (Петрушевский С.А., 1952. С. 86). При этом, как и в 20-е гг., дискуссии сопровождались развертыванием большевистской критики и самокритики, ритуалами покаяния.
          В сложной обстановке психологам необходимо было найти путь, позволяющий избежать как сведения психического к физиологическому, так и обособления психического от физиологического. Во главу угла ставились две ключевые проблемы: проблема детерминации психического и его связи с мозгом и проблема объективного метода в психологии. Основной ход и ключевые подходы перестройки психологии на павловской основе достаточно подробно рассмотрены в психологической литературе в работах Е.В. Шороховой, Е.А. Будиловой, А.А. Смирнова (Будилова Е.А., 1972; Смирнов А.А., 1975; Шорохова Е.В., 1961).
          Важным этапом в развитии психологии в этих условиях стало Совещание, посвященное перестройке психологии в соответствии с павловским учением, проведенное в 1952 г. (Материалы совещания по психологии…,1953), где особое внимание было уделено обсуждению двух принципиально важных методологических положений:
          Рубинштейн С.Л.1. Методологическому принципу изучения психического на основе взаимосвязи психических явлений и внешних материальных условий. Рубинштейн писал по этому поводу: "Рефлекторное понимание психической деятельности - необходимое связующее звено между признанием психической деятельности деятельностью мозга, неотделимой от него, и пониманием ее как отражения мира. Рефлекторным пониманием деятельности мозга эти два фундаментальных положения объединяются в одно неразрывное целое" (Рубинштейн С.Л., 1957. С. 220).
          2. Признанию и доказательству того, что возможно объективное изучение субъективных по своей природе психических явлений. Как подчеркивал Теплов, "объективный метод в психологии требует, чтобы объяснение субъективного как вторичного, производного шло из того объективного, что является по отношению к психике первичным" (Материалы совещания по психологии…, 1953. С. 54).
          Д.Н. УзнадзеДискуссии по проблеме взаимосвязи психического и физиологического проходили не только в Москве, но и во всех крупных научных центрах. Например, Президиум Академии Наук Грузинской ССР с 8 по 11 апреля 1952 г. проводит дискуссию на тему "Некоторые вопросы советской психологии", основной проблемой которой явилось обсуждение соответствия положений концепции Д.Н. Узнадзе павловским идеям (Некоторые вопросы советской психологии..., б/д). Ректорат Ленинградского Государственного университета организует с 16 по 19 февраля 1953 г. научную дискуссию на тему: "Проблема ощущения в свете марксистско-ленинской теории познания", в рамках которой была рассмотрена проблема ощущения - "исходного и элементарного момента" сознания (Проблема ощущения в свете…, б/д). Основанием для дискуссии в г. Ленинграде явились "некоторые разногласия, возникшие в среде советских ученых в связи с теоретическими выводами из учения Павлова для ряда наук (философии, физиологии, психологии, педагогики)", что и потребовало "критического обобщения новых научных материалов и учета различных точек зрения" (Проблема ощущения в свете…, б/д. С. 3).
          Несмотря на то, что после Павловской сессии и Совещания по вопросам перестройки психологии на павловской основе была проведена большая и плодотворная работа по уяснению взаимосвязи психологии и физиологии, о чем свидетельствуют работы середины и конца 50-х гг., все еще сохранялась опасность поглощения психологической науки физиологической.
          В мае 1962 г. АН СССР, АМН СССР, АПН РСФСР и Министерства высшего и среднего образования СССР и России организуют Всесоюзное совещание по философским вопросам физиологии высшей нервной деятельности и психологии, в котором приняло участие более тысячи специалистов. В ходе дискуссий на совещании обсуждалось, прежде всего, значение павловского учения для психологии (Философские вопросы физиологии…, 1963). Обозначилось несколько подходов: признание того, что теория Павлова в условиях современной науки утрачивает свое значение (Н.И. Гращенков, Н.А. Бернштейн, П.К. Анохин и др.) и противоположная точка зрения (Ю.П. Фролов, Л.Г. Воронин, В.Н. Черниговский и др.), обосновывающая сохраняющуюся актуальность павловской "парадигмы". В целом итогом совещания явилось признание возможности дополнения павловского учения новыми идеями и теориями в области физиологии и психофизиологии.
          Принципиально по-новому решены вопросы о предмете психологии и физиологии в.н.д. Было признано, что эти две науки имеют дело с одним и тем же объектом - высшей нервной деятельностью как функцией мозга. Различаются же предметы данных наук - соответственно психологический и физиологический аспекты этой деятельности.
          Подводя итоги данному периоду развития психологии в СССР, необходимо подчеркнуть, что перестройка психологии на основе павловского учения способствовала более четкой разработке методологических оснований психологии, появлению новых психофизиологических подходов и теорий, определению специфических методов изучения психических явлений. В конечном итоге психологии удалось отстоять свою независимость от претензий физиологии высшей нервной деятельности.


15.2. Развитие психологической науки в период со второй половины 60-х до конца 80-х гг.

После завершения дискуссии о роли и значении физиологического учения И.П. Павлова для познания психических явлений начинается относительно спокойный, с точки зрения политического и идеологического воздействия на психологию, период ее развития. Изменения, произошедшие в политической жизни страны во времена "хрущевской оттепели", способствовали тому, что идеологическое давление и контроль за наукой перестал быть столь жесткими, как это было в первое послевоенное десятилетие. Тем самым были созданы условия для интенсивного поступательного развития психологической науки.

Это все в конечном счете способствовало существенному укреплению статуса психологии в обществе, возрастанию роли психологических исследований при принятии ответственных управленческих, кадровых и даже политических решений.


15.2.1. Разработка теоретико-методологических основ психологических исследований

Важным направлением и результатом развития психологии в анализируемый период являлось углубление и конкретизация теоретических и методологических оснований психологии как науки.
          Проблемы теории и методологии психологии развивались в трудах многих советских психологов того периода. На съездах Общества психологов, на XVIII Международном психологическом конгрессе, состоявшемся в Москве в 1966 г. (и являвшемся единственным Международным психологическим конгрессом, проведенным в нашей стране) теоретические доклады занимали значительное место наряду с многочисленными конкретными исследованиями. Широко дискутировались они и на страницах журнала "Вопросы психологии". Предметом обсуждения были вопросы о природе и структуре психического, соотношении сознания и бессознательного, роли врожденного и приобретенного в развитии психики, предмете психологии на новом этапе ее истории и т.д. При этом можно выделить ряд ключевых позиций и достижений теоретико-методологического поиска.
          Во-первых, это - дальнейшая разработка совокупности методологических принципов, лежащих в основе психологической науки. Несмотря на то, что описание большинства принципов и выявление их основных характеристик было сделано еще в 40-е гг., тем не менее дальнейшее развитие психологического знания и расширение фактологического базиса психологии выдвигали задачу корректировки ее теоретико-методологических основ. В коллективных трудах сотрудников сектора психологии Института философии АН СССР, а затем Института психологии АН СССР (Категории материалистической диалектики…,1988; Методологические и теоретические…, 1969; Тенденции развития психологической науки, 1989 и др.), в работах С.Л. Рубинштейна, Б.М. Теплова, Б.Г. Ананьева, А.Н. Леонтьева, А.А. Смирнова, В.Н. Мясищева, К.А. Абульхановой-Славской, Б.Ф. Ломова, Е.В. Шороховой, А.В. Брушлинского, В.Н. Мясищева, Л.И. Анцыферовой, К.К. Платонова, М.И. Бобневой и др. была решена задача создания системы методологических принципов психологии.

Вся совокупность указанных принципов, дополняющих и конкретизирующих друг друга, позволяет определять способы выделения объекта и предмета исследования, интерпретировать полученные новые научные результаты, осуществлять теоретические обобщения и строить концептуальные схемы и модели, выбирать адекватные исследовательским задачам методические приемы.
          Во-вторых, разрешение вопроса о предмете психологии как самостоятельной научной дисциплине. В 70-е гг. на страницах ведущего психологического журнала того времени "Вопросы психологии" развернулась дискуссия о предмете психологии "в связи с общими успехами психологии, расширением круга ее исследований, возникновением новых отраслей психологической науки, установлением все более широких и прочных связей с другими областями научного знания" (Бассин Ф.В., 1971. С. 101). Необходимо было соотнести предмет психологической науки не только с предметами таких наук, как физиология, логика, кибернетика, но и с его трактовками в других психологических школах (гештальтпсихология, необихевиоризм, гуманистическая психология и т.д.). Несмотря на отчасти различные точки зрения относительно понимания предмета психологии (см. например, позицию Гальперина в его книге "Введение в психологию", 1976 г.), тем не менее в итоге обсуждений было подчеркнуто, что предметом психологии является психика, понимаемая как свойство высокоорганизованной материи, в многообразии механизмов формирования и развития психических явлений, а также в совокупности ее закономерных связей, взаимодействий и опосредований, выявляющихся в отражающей и регулирующей функциях.
          В-третьих, выявление и формулировка основных законов и закономерностей психической деятельности. Понимание отражательной природы психического и использование методов материалистической диалектики позволило советским психологам к концу 70-х гг. подойти к конструктивному разрешению важнейшей проблемы психологии как науки - проблеме выявления законов психического, ибо, как отмечал Ломов, "научное познание и состоит в раскрытии существенных, необходимых, устойчивых, повторяющихся связей (отношений) между явлениями", т.е. - законов (Ломов Б.Ф., 1984. С. 105). Появление работ Божович о закономерностях формирования личности в онтогенезе (Божович Л.И.., 1976), Ломова - об исследовании законов психики (Ломов Б.Ф. 1982), А.П. Назаретяна - о месте социально-психологических законов в системе обществоведения (Назаретян А.П., 1981) и ряда других, способствовало росту внимания к теоретико-методологическим разработкам этой проблемы. Была не только обоснована правомерность постановки данной проблемы, но и выявлена специфика законов, открываемых в психологии. Она характеризуется тем, что психологические законы не являются жесткими и однозначными абсолютами, а выступают как законы-тенденции (когда общее для ряда психических явлений проявляется в виде тенденций; возможное и действительное не совпадают; когда любое психическое проявление человека выступает не только как актуально существующее в настоящий момент времени, но и как предпосылка возникновения нового в ближайшем будущем, что и задает вектор тенденции).
          Тем самым была показана несостоятельность феноменологических, позитивистских и ряда собственно идеалистических трактовок психического. Кроме того, заложена фундаментальная основа для систематизации и обобщения многочисленных эмпирических исследований, повышения теоретической стройности и строгости психологии как науки. Конструктивность такого подхода в понимании психических законов подчеркнута в дискуссии по проблемам психических законов в "Психологическом журнале" в начале 80-х гг. (Бассин Ф.В, 1982; Генов Ф., 1984; Лебедев А.Н., Москаленко И.В., 1984 и др.) и специальных работах (Пономарев Я. А., 1988 и др.).
          Ярошевский М.Г.В-четвертых, систематизация и уточнение категориально-понятийного аппарата психологической науки. Начиная с конца 60-х гг. советские психологи последовательно проводят работу по уточнению основных общепсихологических терминов и понятий психологии. При этом даже история психологии начинает рассматриваться сквозь призму формирования и трансформации категориальной сетки психологии (категориальный анализ). Так, М.Г. Ярошевский, изучая историю психологической науки через трансформацию системы инвариант (под которыми он понимает категории) выделяет "образ", "действие", "мотив", "общение", "личность" в качестве основных понятий психологии (Ярошевский М.Г., 1974. С. 16). В 60-80-е гг. психологи раскрывают значение для психологических исследований и соотношение между собой таких категорий и понятий, как "отражение" (Леонтьев А.Н., 1966 и др.), "сознание" (Шорохова Е.В., 1961 и др.), "установка" (Надирашвили Ш.А., 1974; Прангишвили А.С., 1967; Узнадзе Д.Н., 1961 и др.), "бессознательное" (Бассин Ф.В., 1968 и др.), "общение" (Ломов Б.Ф., 1975), "деятельность и установка" (Асмолов А.Г., 1979), "деятельность и общение" (Ломов Б.Ф., 1979 и др.) Кроме этого, было предложено несколько вариантов выделения системы базовых психологических категорий. Так, А.Н. Леонтьев, в качестве наиболее важных категорий для построения системы психологии как конкретной науки, выделяет "деятельность", "сознание", "личность" (Леонтьев А.Н., 1975); К.К. Платонов в качестве общепсихологических категорий, объем которых совпадает с основной психологической категорией - "психикой" отмечает "формы психического отражения", "психические явления", "сознание", "личность", "деятельность", "развитие психики" (Платонов К.К., 1982); Ломов в качестве базовых для психологической науки называет "отражение", "деятельность", "общение", "личность", социальное", "биологическое" (Ломов Б.Ф., 1984). Показателем важной роли проблемы категорий в психологии явилось издание специального сборника на эту тему (Категории материалистической диалектики…, 1988), а свидетельством успехов советских психологов в ее решении - разработка тезаурусных словарей по психологии.
          Основным теоретико-методологическим итогом обсуждения проблемы категорий в психологии стал вывод о том, что невозможно построить систему психологического знания только на основе какой-либо одной категории.
          В целом можно с достаточными основаниями утверждать, что в период с конца 60-х по конец 80-х гг. окончательно завершается формирование теоретико-методологических основ психологической науки в СССР, а сама психология укрепляет свои позиции в системе наук.


15.2.2. Конкретно-научные исследования в области психологии

Предметом психологического анализа выступают в этот период все уровни организации человека - начиная от природных, индивидных его характеристик и до наиболее сложных, субъектно-личностных проявлений. Утверждается идея, что ни одно психическое явление не существует обособленно, изолированно от других, а выступает как часть единого целого - человека, субъекта деятельности, познания, общения. В рамках этого единого иерархизированного целого все его части обретают свое бытие, включаясь во взаимодействие с другими уровнями и структурами психического внутри единой системы.
          Исследование природных основ психики. Под влиянием павловской сессии мощный импульс получает и особую актуальность приобретает разработка проблем высшей нервной деятельности как основы всех психических проявлений. На стыке психологии и физиологии высшей нервной деятельности накапливается богатый эмпирический материал, формируются плодотворные научные гипотезы и теоретические обобщения.
          Б.М. ТепловПрежде всего здесь необходимо выделить школу Теплова - Небылицина (Б.М. Теплов, В.Д. Небылицин, Э.А. Голубева, К.М. Гуревич, Д.Б. Ермолаева-Томина, А.И. Крупнов, Н.С. Лейтес, И.С. Равич-Щербо, В.И. Рождественская, В.М. Русалов и др.), выдвинувшую в центр исследований изучение физиологических основ индивидуально-психологических различий. Развитием учения Павлова о типологических особенностях нервной системы в рамках этой школы стало выделение новых свойств основных нервных процессов: лабильности (Б.М. Теплов), динамичности (В.Д. Небылицин), концентрированности возбуждения (М.Н. Борисова), активированности (Э.А. Голубева). Эмпирическое подтверждение получила идея об обусловленности индивидуальных характеристик психики человека типологическими особенностями нервной системы, составляющими почву, необходимую для возникновения тех или иных психических проявлений и форм поведения. Важным шагом в углублении понимания механизмов высшей нервной деятельности и физиологической обусловленности индивидуальных особенностей явилась разработка Тепловым проблемы общих и парциальных (региональных) свойств нервной системы (Теплов Б.М., 1956). Принципиальной значение имело выдвинутое в работах Небылицина положение об обратной зависимости между абсолютной чувствительностью и функциональной выносливостью, работоспособностью (силой) нервной системы, проведенный им анализ феномена парциальности основных свойств нервной системы, проблемы общих и частных свойств нервной системы. В центре его внимания находилось исследование общих свойств нервной системы человека. Экспериментальное доказательство получил вывод о том, что функции передних отделов коры мозга выступают основой общих свойств нервной системы. Анализ этих структур показал их сложную, многоуровневую организацию, являющуюся физиологическим базисом индивидуально-психологических различий (Небылицын В.Д., 1971).
          Дальнейшее развитие идей Теплова и Небылицина связано с проведением сопоставления основных свойств нервной системы с разнообразными типологическими психологическими различиями в динамике психических процессов, состояний, свойств личности, сложных видов деятельности (трудовой и учебной). Так, Гуревичем с позиций теории основных свойств нервной системы решаются проблемы профессиональной пригодности человека и вытекающие отсюда вопросы психологической диагностики (Гуревич К.М., 1971). В работах Голубевой обоснованы принципы комплексного изучения общих и специальных способностей и задатков учащихся в сопоставлении с успешностью их обучения, предложена структура индивидуальности как целостной системы, дана классификация способностей (Голубева Э.А., 1993). В исследованиях Русалова открыт ряд интегральных характеристик мозга, лежащих в основе психической активности и саморегуляции, изучены механизмы формирования формально-динамических свойств человека, разработана теория темперамента (Русалов В.М., 1979).

Новые аспекты учения Лурии представлены в работах его учеников, в которых исследуется межполушарная организация мозга, а также нейропсихологические основы индивидуальных различий и эмоционально-личностных расстройств (Е.Д.Хомская), изучаются психологические и нейропсихологические закономерности нарушения высших психических функций при локальных поражениях мозга и разрабатываются проблемы восстановительного обучения (Л.С. Цветкова), обосновано представление о корковой организации произвольных движений человека (М.И. Иванова), осуществляется нейропсихологический анализ функциональной асимметрии мозга (Э.Г. Симерницкая) и т. д.
          Еще одно направление исследования свойств нервной системы представлено в школе В.С. Мерлина, где они рассматриваются в связи с изучением темперамента. Результатом углубленного экспериментального анализа в рамках этой школы явилось выдвижение принципа "много-многозначной зависимости" психических явлений от физиологических и раскрытие сложных компенсаторных отношений различных уровней организации индивидуальных характеристик человека, обеспечивающих одинаковый приспособительный эффект при разном составе типологических свойств (Мерлин В.С., 1986; Очерк теории темперамента, 1973 и др.). Выделенные Мерлиным закономерности получили дальнейшее эмпирическое и теоретическое обоснование в работах его учеников при исследовании зависимости предпочитаемых действий и операций от свойств нервной системы и изучении индивидуального стиля деятельности в разных сферах человеческой практики (Е.А. Климов) (Климов Е.А., 1996), в разработке концепции индивидуальных стилей активности (Б.А. Вяткин) и др.
          Конкретно-эмпирическое и теоретическое изучение психофизиологических механизмов высших психических функций человека - мышления, речи - составляет главное направление исследований, осуществлявшихся под руководством Е.И. Бойко. Им разработана концепция динамических временных связей, определяющих специфику организации нервной деятельности человека и лежащих в основе его умственных процессов (Бойко Е.И., 1976). Развитие указанных идей представлено в работах Н.И. Чуприковой, Т.Н. Ушаковой. Так, Чуприковой обоснована идея о сознании как высшей системно-расчлененной форме отражательной деятельности мозга, о психофизиологических когнитивных структурах как носителях умственного развития (Чуприкова Н.И., 1995 и др.). В работах Ушаковой исследуются проблемы генезиса и функционирования речи, ее природных и социальных детерминант, рассматривается сложная архитектоника механизмов внутренней речи человека, раскрываются пути ее психологической диагностики (Ушакова Т.Н., 1979 и др.)
          Наряду с традиционными подходами в нейро- и психофизиологии получают развитие также новые направления в исследовании мозговых процессов, к числу которых относятся работы П.К. Анохина, В.Б. Швыркова, Е.Н. Соколова и др. Так, Анохин, автор теории функциональных систем, обосновывает представление о системной организации поведения. Отказавшись от понимания поведения как обусловленного воздействием предшествующего стимула, ученый рассматривает его как детерминируемое целью, то есть планируемым будущим, и тем самым в науку вводится идея об "опережающем отражении действительности". Соответственно в структуре функциональной системы как нейрофизиологического субстрата целостного поведенческого акта, наряду с афферентным синтезом, выделяется также акцептор результатов действия, осуществляющий прогнозирование будущего результата и его сравнение с уже достигнутым результатом. В основе поведения, по Анохину, лежит не отдельная функциональная система, а иерархия систем (Анохин П.К., 1968; Анохин П.К., 1978 и др.). Дальнейшее развитие этих идей отражено в работах В.Б. Швыркова, Ю.И. Александрова и других психофизиологов и нейрофизиологов.
          Большой интерес представляют работы Соколова, изучающего нейронные механизмы психических процессов и состояний. Им создана теория механизмов ориентировочной реакции, разработана концепция нервной модели стимула (Соколов Е.Н., 1958), изучены следовые процессы на разных уровнях их функционирования: макрореакций человека, отдельных нейронов, на молекулярном уровне (Соколов Е.Н., 1965).
          Важным вкладом в развитие научного знания о механизмах поведения явились работы Н.А. Бернштейна, физиологическая теория построения движений которого, содержащая обоснование уровневой регуляции и сенсорной коррекции движений, во многом предвосхитила кибернетические концепции управления (Бернштейн Н.А., 1947). За издание этой книги Н.А. Бернштейн в 1948 г. удостоен Государственной премии. С позиций кибернетического подхода им развивается теория физиологии активности, в которой рассматривается специфика человеческих форм активности, психомоторных движений, обусловленных целенаправленным планированием и моделированием будущих результатов (Бернштейн Н.А., 1966).
          Разработка проблем познавательной деятельности человека. Общепсихологические исследования охватывают все уровни, стороны и проявления психической деятельности: от простейших форм чувствительности - до сложных интеллектуальных процессов; наряду с познавательными процессами - волевые и эмоциональные; не только психические процессы, но также свойства и состояния личности. Исследуется структура и генезис психики как на онто-, так и на филогенетическом уровне.
          Фундаментальным вкладом в разработку проблем генезиса психических явлений и их исторической эволюции явился труд А.Н. Леонтьева "Проблемы развития психики" (Леонтьев А.Н., 1959). За издание этой книги А.Н. Леонтьев в 1963 г. удостоен Ленинской Премии.

Большое значение для развития современных подходов в отечественной психофизике имела монография Бардина "Проблема порогов чувствительности и психофизические методы" (Бардин К.В., 1976), в которой обосновываются предметная область психофизики, ее проблемы и методы, вводится разграничение классической и современной психофизики. При описании механизмов обнаружения сигналов им и его учениками исследуется влияние таких факторов, как субъективная значимость результата наблюдения, стратегия наблюдателя и т.д., что, в свою очередь, придает психофизическому измерению "характер изучения сложного поведенческого акта" (Там же. С. 66). Результатом поисков в этом направлении и обобщением экспериментальных данных, полученных в 70-80-е гг. и касающихся влияния субъектного фактора на результаты сенсорного измерения, стало создание нового направления исследований - субъектной психофизики (Бардин К.В., Индлин Ю., 1993).
          Проблема ощущений - их классификации, места и роли в познавательной деятельности и связи с более высокими формами отражения, характеристика сенсорной организации человека в целом, - в наиболее полном виде представлена в трудах Ананьева, и прежде всего в его обобщающей работе "Теория ощущений" (Ананьев Б.Г., 1945).
          В исследовании восприятия как первичного целостного образа подчеркивается его предметность, детерминированность объективными характеристиками воздействующих предметов и, в тоже время, субъектная обусловленность, вскрывается роль активности и избирательности человека в процессе восприятия. "Согласно современным представлениям восприятие представляет собой совокупность процессов, обеспечивающих субъективное, пристрастное и вместе с тем адекватное отражение действительности" (Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р., 1973. С. 19). Исследование проблем восприятия с позиций информационного подхода привело к рассмотрению пропускной способности психики человека в условиях приема информации в зависимости от ряда факторов (общей совокупности символов, степени их неожиданности и смыслового значения, субъективной ценности содержания и др.). (В.Д. Глезер и И.И. Цукерман, Б.Ф. Ломов, Л.А. Чистович и др.).
          В рамках деятельностного подхода складывается представление о том, что формирование образа восприятия выступает как результат осуществляемых субъектом "активных, сменяющих друг друга перцептивных действий и операций ("стратегий")" (Леонтьев А.Н., 1976. С. 25). С этих позиций восприятие рассматривается как "система перцептивных действий", направленных на решение перцептивных задач (Л.А. Венгер, Н.Ю. Вергилес, В.П. Зинченко и др.).
          Продолжались исследования развития и соотношения сенсорных систем: зрения и движения, восприятия предметов зрением и осязанием, влияния слуховых ощущений на развитие моторных функций (А.В. Запорожец, В.П. Зинченко, В.Ю. Вергилес, Е.А. Андреева, А. Гучас и др). Процесс восприятия исследуется с системных позиций как целостный перцептивный акт, возникающий в результате взаимодействия субъекта и объекта (В.А. Барабанщиков).
          Исследование мнемических процессов выходит за рамки изучения "механической" и "логической" памяти. Предметом исследования становятся кратковременная, долговременная и оперативная виды памяти. В ряде работ, выполненных под руководством Зинченко, различные аспекты памяти рассматриваются в русле теории информации: исследуется соотношение объема памяти и количества информации, зависимость оперативной памяти от характера обработки материала, от перекодирования единиц информации в более крупные оперативные единицы, влияние на кратковременную память характера задач, а также способов деятельности (Г.К. Середа, С. Бочарова, П.Б. Невельский, Н.И. Рыжов, Г.В. Реп-кина и др.). В работах Зинченко разрабатывается проблема изучения объема кратковременной памяти в условиях подпорогового накопления информации. При помощи микроструктурного метода им и его сотрудниками были получены количественные характеристики функциональных блоков, участвующих в переработке информации. В ряде работ исследуется связь памяти с личностью и деятельность; мнемический процесс рассматривается как последовательность осуществления мнемических действий (А.А. Смирнов, Т.П. Зинченко, С. Бочарова, В.Я. Ляудис и др.).
          В области психологии мышления значительное место занимают работы, посвященные вопросам проблемного и творческого мышления, интуиции и интеллекта (Я.А. Пономарев, В.Н. Пушкин, К.А. Славская, А.Н. Соколов, О.К. Тихомиров, А.В. Брушлинский и др.).
          Предметом острой дискуссии становится проблема специфики человеческого и машинного ("искусственного") интеллекта, возникшая как результат развития электронно-вычислительной техники и связанного с этим стремления представить процессы человеческого мышления по аналогии с работой сложных технических устройств.
          Принципиальный характер приобретает решение вопроса о природе мышления. Так, Брушлинский обосновывает идею о том, что мышление всегда имеет творческий характер, откуда вытекает неправомерность деления мыслительной деятельности на репродуктивную и продуктивную. Противоположное мнение отстаивал Пушкин, выделявший особую эвристическую деятельность, отличную от интеллектуальных операций и автоматизмов, выработанных в ходе обучения и развития (Пушкин В.Н., 1971).
          Большое количество работ посвящено изучению мыслительной деятельности как процессу решения задач (В.Н. Пушкин, Л.Л. Гурова, А.В. Скрипченко, Ю.М. Забродин, О.К. Тихомиров, А.Н. Карпов и др.), итогом чего явилась характеристика сторон, или стадий, решения задач, выявление функций разных видов действий (перцептивных, графических, практических). Продолжалась разработка практического (Д.Н. Завалишина), оперативного (В.Н. Пушкин) и технического (Т.В. Кудрявцев, И.С. Якиманская) мышления.
          А.М. МатюшкинПотребности обучения обусловили актуальность разработки вопросов проблемного обучения (мышления), получивших всестороннее освещение в цикле исследований, выполненных под руководством А.М. Матюшкина. Под влиянием процессов компьютеризации начинается изучение особенностей усвоения знаний, решения задач учащимися в условиях программированного обучения, в системе "ребенок - компьютер" (В.В. Рубцов). Осуществляется поиск и исследование путей эффективного освоения знаний путем целенаправленного формирования умственных действий (П.Я. Гальперин, Н.Ф. Талызина и др.). К области исследования мышления примыкают работы по вопросам психологии языка и речи, в которых рассмотрена взаимосвязь внутренней речи и мышления (А.Н. Соколов; Б.Ф. Баева), психология письменной и устной речи (И.Е. Синица), психофизиологические и психологические механизмы речепорождения (Т.Н. Ушакова, В.А. Артемов, Н.И. Жинкин, И.А. Зимняя), проблемы психолингвистики (А.Н. Леонтьев, А.А. Брудный и др.), обосновывается диалогический характер внутренней речи (Г. Кучинский) и др.
          Следует отметить, что в соответствии со сложившимся пониманием природы психических явлений ведущим методическим приемом изучения психических процессов в течение длительного времени являлось их рассмотрение в контексте деятельности, на основе схемы "субъект - объект", что способствовало преодолению функционализма в психологических исследованиях и позволяло выявить реальные механизмы, лежащие в основе психической активности. Но в реальной действительности деятельность человека не является изолированной. Будучи общественным субъектом, человек включен в систему общественных связей и отношений, в контексте которых происходит формирование его психических свойств и характеристик. Моделирование данного аспекта в условиях эксперимента требовало введения в экспериментальную ситуацию, наряду с деятельностью, также непосредственного субъект - субъектного взаимодействия ее участников. Впервые в 70-80-е гг. эту задачу решает Б.Ф. Ломов, под руководством которого начинает разрабатываться общепсихологический аспект проблемы общения: в контексте общения исследуется широкий спектр психических явлений - восприятие сигналов и процессы шкалирования, распознавание объекта и его визуальный поиск, воспроизведение и запоминание материала, решение мыслительных задач, в том числе творческих, и формирование понятий (Б.Ф. Ломов, А.В. Брушлинский, А.В. Беляева, В.Н. Носуленко, В.А. Кольцова., Я.А. Пономарев., Н.Н. Обозов и др.).


15.2.3. Формирование новых направлений и отраслей психологии

Наряду с традиционными направлениями, начиная с 60-х гг. в психологической науке в СССР получают развитие новые отрасли психологической науки, оказавшие существенное влияние как на разработку общепсихологических проблем, так и на решение практических задач.
          Особенно бурно развивается в эти годы инженерная психология (см. Видео). Освоение космоса, развитие новой техники, автоматизация производства ставили новые задачи перед человеком и выдвигали новые проблемы перед психологией. Разработка вопросов взаимодействия человека с техникой нового поколения составила главное содержание инженерной психологии. Проблема "человек и техника" становится одной из наиболее интенсивно и всестороннее разрабатываемой как на методологическом, так и на практическом уровнях.
          Начало инженерно-психологическим исследованиям было положено в Ленинградском университете, где была организована первая лаборатория инженерной психологии, возглавляемая Б.Ф. Ломовым (см. Видео, ч. 1 и ч. 2). Эти проблемы разрабатывались также в ряде других научных центров (Д.А. Ошанин, В.П. Зинченко, В.А. Пономаренко, В.А. Бодров,А.И. Галактионов, В.М. Мунипов, Г.М. Зараковский и др.). Обобщение достижений инженерной психологии отражено в монографии Б.Ф. Ломова "Человек и техника" (1963, 1966 - 2-е изд.), в коллективном труде "Инженерная психология" под ред. А.Н. Леонтьева (1964), в сборниках "Проблемы инженерной психологии" Ленинградского отделения Общества психологов (1964, 1965, 1966), в сборниках "Психология и техника" (1965) и "Система "человек и автомат"" (1965) под ред. Д.А. Ошанина, в трудах по эргономике (В.П. Зинченко, В.М. Мунипов и др.).

Эти задачи, тесно связанные с исследованием широкого круга общепсихологических проблем, были нацелены на повышение надежности и эффективности системы "человек - машина", включая как технические звенья, так и самого человека.
          Другое направление практически ориентированных исследований, возникших в этот период, представлено новой отраслью - космической психологией, возникшей как естественное продолжение исследований в авиационной психологии (Ф. Горбов, Г. Береговой, А.И. Лебедев и др.). Экстремальность ситуации космического полета, сложность и ответственность задач, решаемых космонавтом, необходимость обеспечения его высокой работоспособности и сохранения здоровья определили особую значимость исследования психологических проблем: особенности психических процессов и состояний в условиях невесомости, специфика взаимодействия анализаторов, влияние "пространственной напряженности", организация межличностного взаимодействия космонавтов и динамика психического самочувствия в условиях длительного полета и изоляции и др. Быстрыми темпами в последние десятилетия развивается социальная психология, которая после ее запрета в 30-е гг., выделяется теперь в самостоятельную отрасль психологической науки. Предметом серьезного исследования стали основные теоретические вопросы социальной психологии (предмет, методы, основные проблемы и направления исследований) (Е.В. Шорохова, Г.М. Андреева, А.В. Петровский, Е.С. Кузьмин, Б.Д. Парыгин, К.К. Платонов, М.И. Бобнева, Я.Л. Коломинский, А.Г. Ковалев, Л.И. Уманский, А.С. Чернышев, Л.А. Петровская, А.И. Донцов, А.Л. Журавлев, Л. Свенцицкий и др.) Конкретные исследования охватывают широкий круг проблем, включающих изучение специфики групповых форм взаимодействия, механизмов межличностного взаимодействия на разных его уровнях, взаимоотношений личности и группы и т. д.

Внутри социальной психологии развиваются и начинают отпочковываться и превращаться в самостоятельные области отдельные направления: психология управления, политическая психология, этнопсихология и т.д. Активно разрабатываются прикладные социально-психологические проблемы (изучение конкретных групп и коллективов, исследование социально-психологического климата и т.д.).
          В этот же период возникает новое направление психологии - психология научного творчества. Разработка его началась в Институте естествознания и техники АН СССР и отразилась в сборниках "Научное творчество" (1969), "Проблемы научного творчества в современной психологии" (1971), "Научное открытие и его восприятие" (1971). В исследовании творчества поднимались вопросы механизмов творческой деятельности, психологических факторов творчества, мотивации научного труда, творческого потенциала личности, вопросы социальной психологии науки, значения интуиции и др. Общепсихологические закономерности творческой деятельности исследуются в работах Я.А. Пономарева, Д.Б. Богоявленской, А.В. Брушлинского, И.Н. Семенова и др.
          Успешно развивались сравнительная и зоопсихология, нейро- и патопсихология, специальная психология (тифлосурдопсихология) и психология аномального развития, военная и юридическая психологии, педагогическая психология и история психологии, психология спорта. Ряд работ посвящен изучению психологии взрослого человека, проблемам акмеологии и геронтопсихологии.


15.2.4. Тенденции интеграции психологических исследований, комплексный и системный подходы в психологии

Проблемы психологии человека исследовались во всем многообразии их аспектов, на разных уровнях, во взаимодействии со смежными науками. Широкое развитие междисциплинарных исследований вплотную подвело психологию к решению вопросов компексного человекознания, потребовало разработки интегральных подходов в понимании 1) самого психического, 2) его места в системе наук о человеке.
          Ананьев Б.Г.Ананьев, его ближайшие ученики и сотрудники, продолжая лучшие традиции Бехтерева и других представителей ленинградской школы в психологии, начиная с 60-х гг., ставят задачу создания единого фундаментального учения о человеке, синтезирующего итоги и достижения различных наук в комплексном изучении человека. Итоги комплексных исследований обобщаются в трудах Ананьева "Человек как предмет познания" (Ананьев Б.Г., 1968), "О проблемах комплексного человекознания" (Ананьев Б.Г., 1977). В этих работах намечены пути интеграции научных дисциплин в изучении человека как индивида, личности, индивидуальности как субъекта деятельности и познания; отражены закономерности онтогенетического развития человека в ходе его жизненного пути (гетерогенность и гетерохронность); рассматриваются проблемы полового диморфизма и билатеральной регуляции психической деятельности; исследуются вопросы возрастно-половых различий в соотношении с нейродинамическими свойствами человека и типическими особенностями нервной системы в разные периоды жизни индивида; изучается динамика психофизиологических и психических функций человека в ходе его онтогенетического развития. В ходе анализа проблем личности рассматриваются роль социального статуса, социальных ситуаций в ее развитии, структура характера человека и его ценностные ориентации. Ананьев предлагает оригинальную иерархию основных характеристик человека: "индивид - личность - индивидуальность", в рамках которой индивидуальность выступает высшим уровнем развития личности, вершиной самовыражения человека, и может быть понята лишь как "единство и взаимосвязь его свойств как личности и субъекта деятельности, в структуре которых функционируют природные свойства человека-индивида" (Ананьев Б.Г., 1968. С. 334).
          Интенсивное развитие научных исследований и прикладных, практических разработок в психологии приводило к накоплению новых эмпирических данных, что требовало их более глубокого теоретического анализа, осмысления и систематизации. Развитие теорий разного уровня, ориентированных как на объяснение частных вопросов, так и на изучение общих законов и свойств психического, ставило вопрос об их соотнесении в едином "теоретическом здании". Возникала потребность в развитии общей теории психологии, которая строилась бы на основе достижений всей системы психологических наук. В качестве такого обобщающего концептуально-теоретического подхода и выступил системный подход, рассматривающий человека и его психику как систему. Его разработка связана в советской психологии с именем Б.Ф. Ломова (см. Видео), в трудах которого глубоко обоснована перспективность системной методологии для психологии, сформулированы основные принципы системного исследования психики, выявлена конструктивность системной детерминации психического по сравнению с линейной.

В 80-е гг. Ломов, исходя из положений системного подхода в психологии, предпринимает плодотворную попытку расширить систему базовых категорий, используемых в психологии. Под его руководством и при непосредственном участии организуется цикл взаимосвязанных исследований по проблеме общения: "Проблема общения в психологии" (1981), "Психологические исследования общения" (1985), "Познание и общение" (1988) и др. Ломов доказывал необходимость разработки системы базовых категорий, отражающих в своей совокупности все аспекты многогранной жизнедеятельности человека.
          Тем самым он существенно дополнил теоретические построения, опирающиеся только на категорию "деятельность". Ломов подчеркивал, что лишь на основе взаимодействия и сопоставления комплементарных или даже ортогональных теоретико-эмпирических взглядов, использующих в качестве базовой какую-либо одну категорию, появляется возможность творческих прорывов в понимании закономерностей функционирования психического. Его работы способствовали утверждению плюралистических тенденций в научном мировоззрении.
          В 70-80-е гг. существенно возрастает социальный статус психологической науки в обществе, укрепляется ее авторитет в системе других наук. Именно с этим связано создание в 1971 г. первого в системе Академии Наук СССР специализированного научно-исследовательского учреждения - Института психологии АН СССР, призванного заниматься разработкой фундаментальных проблем психологической науки и выполнять функции головной организации в координации психологических исследований (см. Видео). В 1980 г. начинает издаваться "Психологический журнал", существенно расширивший возможности коммуникации в психологическом сообществе, обсуждения актуальных психологических проблем и достижений. Благодаря развернувшимся комплексным исследованиям создается ряд учреждений, ориентированных на междисциплинарное изучение человека: Институт комплексных социальных исследований в Ленинграде, Институт человека АН СССР в Москве.
          В этот же период выходит фундаментальная работа Ломова "Методологические и теоретические проблемы психологии" (Ломов Б.Ф., 1984), подводящая итоги развития психологии в 70-80-е гг. и обобщающая ее достижения (см. Видео). В ней рассмотрены как теоретические, так и конкретно-эмпирические результаты психологических исследований, намечены перспективные линии дальнейшего развития психологического знания, обозначены продуктивные проблемы в изучении психических явлений. В 1989 г. коллектив авторов подготовил и выпустил в свет работу, в определенном смысле не только подводящую итоги развития психологии в России в 80-90-е гг., но и определяющую перспективные линии развития ключевых отраслей психологии (Тенденции развития психологической…, 1989).
          В 90-е гг. ХХ в. активно развивается субъектно-деятельностный подход к человеку как попытка объединить его целостное понимание и гуманистические традиции отечественной психологии (Брушлинский А.В., 1994 и др.).
          Таким образом, период 50-90-х гг. XX столетия характеризовался в российской психологии укреплением ее теоретических основ, активизацией ее практического использования, развитием организационной структуры, расширением проблемного поля исследований. Психология окончательно укрепила свой статус как самостоятельная, активно востребованная общественной практикой и смежными областями знания научная дисциплина.


Словарь терминов

  1. Детерминизм
  2. Инженерная психология
  3. Научная школа
  4. Нейропсихология
  5. Павловская сессия
  6. Системный подход
  7. Теория функциональных систем


Вопросы для самопроверки

  1. Каким вопросам была посвящена дискуссия о роли учения Павлова в психологии?
  2. Какие две проблемы являлись основными на Совещании по психологии 1953 г.?
  3. Какими общими тенденциями характеризуется развитие отечественной психологии в 60-80 г. XX в.?
  4. Какие достижения в разработке теоретико-методологических основ психологии характеризуют период 60-80-х гг. XX столетия?
  5. Что характерно для изучения природных основ психики во второй половине XX в.?
  6. Укажите достижения в разработке проблем познавательной деятельности человека в психологии 60-80-х гг. XX в.
  7. Какие новые отрасли психологической науки сформировались в 60-е гг. XX в. и что явилось причиной этого?
  8. Что требует от исследователя реализации системного подхода в изучении психического явления?


Темы курсовых работ и рефератов

  1. Дискуссия о предмете психологии в отечественной науке в 60-е гг. XX в.
  2. Формирование отраслевой структуры психологии в 60-е гг. XX столетия
  3. Разработка методологических принципов в психологии: история идей
  4. Проблема закона в психологии и ее разработка в отечественной психологии в 60-80-е гг. XX в.
  5. Разработка и уточнение категориально-понятийного аппарата психологической науки: история и подходы
  6. Разработка проблем дифференциальной психофизиологии в отечественной психологии
  7. Проблема развития психики и вклад А.Н. Леоньева в ее изучение
  8. Вклад Б.Ф. Ломова в развитие психологической науки
  9. Б.Г. Ананьев и его идея комплексного человекознания


Список литературы

  1. Ананьев Б.Г. Очерки психологии. Л., 1945.
  2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. ЛГУ, 1968.
  3. Ананьев Б.Г.О проблемах современного человекознания. М., 1977.
  4. Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М., 1968.
  5. Анохин П.К. Избранные труды: Философские аспекты теории функциональных систем. М., 1978.
  6. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М., 1979. С.151.
  7. Бардин К.В. Проблема порогов чувствительности и психофизические методы. М., 1976.
  8. Бардин К.В., Индлин Ю. Начала субъектной психофизики. М., 1993.
  9. Бассин Ф.В. Еще раз о законах психики // Психол.журн. 1982. Т.З. № 6. С.145-151.
  10. Бассин Ф.В. О развитии взглядов на предмет психологии // Вопросы психологии. 1971. № 4. С. 101-113.
  11. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного (О неосознаваемых формах высшей нервной деятельности). М., 1968.
  12. Бернштейн Н.А. О построении движений. М., 1947.
  13. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М., 1966.
  14. Божович Л.И. Психологические закономерности формирования личности в онтогенезе // Вопр. психол. 1976. № 6. С. 45-53.
  15. Бойко Е.И. Механизмы умственной деятельности (Динамические временные связи). М., 1976.
  16. Брушлинский А.В. Проблемы психологии субъекта. М., 1994. С. 109.
  17. Будилова Е.А. Философские проблемы в советской психологии. М., 1972.
  18. Быков К.М. Развитие идей И.П. Павлова (задачи и перспективы) // Быков К.М. Избр. произв. Т.1. М., 1953. С. 316-364.
  19. Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р. Психология восприятия. М., 1973.
  20. Генов Ф. О законах психики // Психол. журн. 1984. Т. 5. № 1. С. 99-102.
  21. Голубева Э.А. Способности и индивидуальность. М., 1993.
  22. Грэхем Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. М., 1991.
  23. Гуревич К.М. Профессиональная пригодность и основные свойства нервной системы. М., 1971.
  24. Категории материалистической диалектики в психологии / Под ред. Л.И. Анцыферовой. М., 1988.
  25. Климов Е.А. Психология профессионала (Серия "Психологи Отечества"). Воронеж; Москва, 1996.
  26. Лебедев А.Н., Москаленко И.В. Проблема закона в психологии // Психол. журнал. 1984. Т.5. № 4. С. 133-137.
  27. Лейбсон Л.Г. Академик Л.А. Орбели. Неопубликованные главы биографии. Л., 1990. С. 189.
  28. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975.
  29. Леонтьев А.Н. О путях исследования восприятия // Восприятие и деятельность. М., 1976.
  30. Леонтьев А.Н. Понятие отражения и его значение для психологии // Вопр. философии. 1966. № 12. С. 48-56.
  31. Леонтьев А.Н. Проблема развития психики. М., 1959.
  32. Ломов Б.Ф. Категории деятельности и общения в психологии // Вопр. филос. 1979. № 8. С. 34-47.
  33. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984.
  34. Ломов Б.Ф. Об исследовани законов психики // Психол. журн. 1982. Т.З, № 1. С. 18-30.
  35. Ломов Б.Ф. Общение как проблема общей психологии // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 124-135.
  36. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. М., 1969.
  37. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы. М. Вып. 1(1963); Вып. II (1970).
  38. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М., 1973.
  39. Материалы совещания по психологии: Стеногр. отчет // Известия АПН РСФСР. М. Вып.45 (1953). С. 286.
  40. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. М., 1986.
  41. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1969.
  42. Надирашвили Ш.А. Понятие установки в общей и социальной психологии. Тбилиси, 1974.
  43. Назаретян А.П. О месте социально-психологических законов в системе законов материалистического обществоведения // Психол. журн. 1981. Т.2, № 6. С. 88-96.
  44. Научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И.П. Павлова (28 июня-4 июля 1950 г.): Стеногр. отчет. М., 1950.
  45. Небылицын В.Д. Актуальные проблемы дифференциальной психофизиологии / / Вопр. психол. 1971. № 6.
  46. Некоторые вопросы советской психологии: Стеногр. отчет совещания в АН ГрССР // Научный Архив ИП РАН.
  47. Очерк теории темперамента / Под ред. В.С. Мерлина. Пермь, 1973.
  48. Петрушевский С.А. Борьба И.П. Павлова за материализм в физиологии и психологии // Учение И.П. Павлова и философские вопросы психологии. М., 1952. С. 33-88.
  49. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. М., 1982.
  50. Пономарев Я. А. Закон в психологии // Категории материалистической диалектики в психологии. М., 1988. С. 198.
  51. Прангишвили А.С. Исследования по психологии установки. Тбилиси, 1967.
  52. Проблема ощущения в свете марксистско-ленинской теории познания: Стенограмма совещ. в ЛГУ // Научный Архив ИП РАН.
  53. Пушкин В.Н. Психология и кибернетика. М., 1971.
  54. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. О месте психического во всеобщей взаимосвязи явлений материального мира. М., 1957.
  55. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979.
  56. Смирнов А.А. Развитие и современное состояние психологической науки в СССР. М., 1975.
  57. Соколов Е.Н. Восприятие и условный рефлекс. М., 1958.
  58. Соколов Е.Н. Механизмы памяти. М., 1965.
  59. Тенденции развития психологической науки / Под ред. Б.Ф. Ломова, Л. И. Анцыферовой. М., 1989.
  60. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы теории установки. Тбилиси, 1961.
  61. Учение И.П. Павлова и философские основы психологии. М., 1952. С. 475.
  62. Ушакова Т.Н. Функциональные структуры второй сигнальной системы. Психофизиологические механизмы речи. М., 1979.
  63. Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии. М., 1963.
  64. Чуприкова Н.И. Умственное развитие и обучение. М., 1995.
  65. Шорохова Е.В. Проблема сознания в философии и естествознании, М., 1961.
  66. Ярошевский М.Г. Как предали Ивана Павлова // Репрессированная наука. Вып.2. СПб., 1994. С.76-82.
  67. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. М., 1974.