Ремчукова Елена Николаевна
РУДН - участник государственной программы Российской Федерации 5 - 100
АРХИВ// Мы тоже учились в РУДН

Scientia unescamus – Знанием объединимся!

статья О.А, Крыловой и Е.Н. Ремчуковой, опубликованная 28 января 2015 года в "Независимой газете" (приложение " Наука")

рудн, университет, образование, языкознание, филология

 

ВСПОМИНАЯ МЕЛЬНИКОВА…

Геннадий Прокопьевич («Прокопич», как  мы его иногда называли между собой, но в этом не было никакой фамильярности) был не только выдающимся лингвистом, но и удивительным человеком, я бы сказала, «Человеком-явлением». Конечно, его дар и его человеческая сущность были неразрывно связаны, и именно эта цельность была главной составляющей его характера. Первое яркое воспоминание – последние годы моей студенческой жизни. На историко-филологическом факультете УДН им. Патриса Лумумбы (тогда еще именно так назывался и университет, и факультет) начинался замечательный период: руководить кафедрой общего языкознания   пришел выдающийся лингвист Лев Алексеевич Новиков. Он привел за собой   разных, но очень интересных ученых (В.В. Лопатина, И.С. Улуханова, Ю.Н. Караулова, С.Н. Кузнецова) и Геннадия Прокопьевича Мельникова, который, в отличие от более именитых на тот момент коллег, не был совместителем, и было впечатление (именно так это сохранилось в моей памяти), что он был на факультете практически всегда. В университете тогда еще не было вечерки, но студенческая жизнь, не только общественная, но и научная, какая-то настоящая, подлинная, кипела до позднего вечера - и одним из главных действующих лиц этой жизни «второй половины дня» был Мельников.

Сейчас говорят «временно доступен» -  это точно было не  о нем… У нас он еще не читал никаких обязательных курсов, однако его присутствие ощущалось постоянно, во-первых, благодаря его знаменитому Бодуэновскому кружку, на заседаниях которого он обращал нас в свою веру, и, во- вторых, благодаря  его неизбывной способности всегда быть доступным для любого студента и аспиранта, который проявлял хоть какой-то интерес к науке «лингвистике». Удивительным образом Геннадий Прокопьевич сохранил это свойство до своих последних рабочих дней. Он  совершенно не умел беречь себя даже тогда, когда уже был очень болен: часто, проходя вечером по коридору (я уже работала с ним на одной  кафедре), я слышала его характерный, с хрипотцой, голос, объясняющий азы системной лингвистики одинокому студенту, случайно задержавшемуся после занятий. А времена уже менялись: от студенческой вальяжности советских времен (учеба и только!) не оставалось и следа… Каждый (и студент, и преподаватель) после занятий бежал  в другое место – зарабатывать деньги, а он  оставался на факультете, олицетворяя собой в моих глазах какие-то вечные ценности – преданность науке, делу, «которому служишь»,  и был только один, как мне кажется, период, когда он на какое-то время «выпадал» из этой интенсивной жизни – время, когда очень болела его мама, а он ухаживал за ней.

Всего несколько раз в жизни я встречала в «чистом виде» (и только в старшем поколении) этот замечательный человеческий тип сподвижника-бессребреника, трогательно воспетый в забытой ныне литературе соцреализма - в романах В. Каверина,  Ю. Германа. Можно по-разному относиться к этой литературе, но именно в ней воплотились те образы ученых, врачей и учителей, прототипы которых все-таки встречались в реальной жизни среди наших родителей и их друзей, наших школьных учителей, врачей, ученых… и которые сегодня, увы,  уже «уходящая натура». А в нас в младых ногтей воспитывалась привычка уважать и эту преданность делу, и неприспособленность к жизни за пределами  служения ему, поэтому такие люди, как Геннадий Прокопьевич, вызывали  у нас восхищение.

С ним всегда было интересно разговаривать обо всем, несмотря на то, что широты взглядов (в привычном понимании) в нем не было - мысль обязательно двигалась в заданном его учением направлении. Национальные вопросы  и коренные вопросы бытия, рождение в семье однополых и разнополых детей, проблемы их воспитания – все находило объяснение с позиций системности. Его позднее и, как мне кажется, счастливое отцовство вызвало новый всплеск интересных идей – мы обсуждали развитие детей, методы их воспитания…

Удивительно: я не была его студенткой, аспиранткой, ни разу не ходила  в знаменитые мельниковские походы по Подмосковью (очень хотелось, но у меня был маленький сын), я не так часто (по той же причине) бывала на заседаниях Бодуэновского кружка, но я живу с абсолютным ощущением, что  он был   одним из главных и лучших  людей в моей жизни, - таких людей каждый из нас обычно может пересчитать по пальцам.

Очень непросто было приблизиться к его учению. Неокрепшим студенческим умом  трудно было понять его целостность ( я начала разбираться в этом гораздо позже, когда стала рецензировать кандидатские диссертации его учеников, некоторые из которых, увы, не дотягивали до понимания того, что они пишут), но уже тогда завораживал его энтузиазм, страстность,  простота и доступность объяснений (помню, что некоторые казались поначалу даже слишком простыми, чтобы быть высоконаучными). Я защищала свою кандидатскую диссертацию в один день с одним из его учеников – Алексеем Дремовым, и помню, какая замечательная, но трудная это была защита – в научном мире у Мельникова было много не только оппонентов, но и недоброжелателей. Поучительно было наблюдать и его отношения с учениками. Как я уже говорила, он был открыт каждому, кто проявлял хоть какую-то заинтересованность; тот же, кто становился адептом, мог черпать из этого источника бесконечно. Любой чужой и не совсем бесталанный ученик вызывал у него досаду тем, что шел к цели «окольными», с его точки зрения, путями («то, над чем вы бьетесь, – легко объяснить с позиций системной лингвистики»), но эта досада была такой искренней, что воспринималась как похвала. Мне кажется,  он был счастлив и в своем научном руководстве: у него были и талантливые аспиранты, его учениками могут назвать себя не только те, кто защищался у него, его концепция развивается (вспомним недавнюю блестящую защиту докторской Сергеем Лутиным).

Не было более внимательного участника всех обсуждений на кафедре, чем Мельников. Как сейчас, вижу его фигуру в первом ряду: рука около уха ( недослышал, а  для него важно было слышать все),  стремительное стенографирование ( он мастерски владел скорописью), поток вопросов ( их боялись соискатели),  выступление (объяснение услышанного с позиций системной лингвистики) и в конце обсуждения ( непременно!) самая доброжелательная поддержка – он всегда умел увидеть то научное зерно, которое при должном «взращивании» обязательно даст всходы.

На заседаниях кафедры разворачивались  и страстные баталии между Мельниковым и теми преподавателями, которые были его «вечными» оппонентами. Мы, будучи аспирантами и молодыми преподавателями, любили эти замечательные спектакли (как их не хватает сейчас!), понимая, что в этих научных «ссорах» нет ничего мелкого:  каждый оставался при своем мнении, готовый и дальше с такой же страстностью отстаивать свою позицию. Конечно, отношения не были идиллическими: Геннадий Прокопьевич не был «удобным», легким человеком, его бескомпромиссность часто вызывала противодействие, но  в воздухе этих бурных обсуждений витали идеи, рождались темы, новые повороты …

Но были и счастливые «союзы»: вспоминается, как ценил и в самых сложных ситуациях поддерживал Геннадия Прокопьевича Лев Алексеевич Новиков; плодотворным было его  научное взаимопонимание с Людмилой Георгиевной Зубковой: не случайно именно она сделала так много для его памяти, редактируя  научные труды для посмертного издания.   Для меня и в человеческом плане они очень близки, потому что и Людмила Георгиевна, как мне кажется,  принадлежит к этому замечательному типу ученого-сподвижника.

Вспоминая Мельникова… Вспоминая Мельникова, понимаешь, что судьба была к тебе благосклонна…

 

Микроблог:

2017-04-17 22:22:42
Вниманию студентов ФЯБ-21 и ФЯБ -
22!
Результаты промежуточной
аттестации
выставлены на портале в
разделе "Успеваемость".


2016-11-07 11:38:52
Вниманию студентов ФЯБ-21,22,23;
ФСБ – 21,22; ФЛМ-12 и ФЯМ – 22!
Результаты промежуточной аттестации
выставлены на портале в
разделе "Успеваемость".


2016-09-07 23:03:43
Дорогие друзья! Поздравляю всех с
началом учебного года и обращаю
ваше внимание на интересное
мероприятие Клуба ценителей
русского языка (10-11 сентября
ВДНХ). Особенно хочу выделить
лекции В. Пахомова и О.Северской и
А. Пиперски (11 сентября).


Показать все записи

На портал | На форум | Web-Тестирование | Ред. кабинета | Успеваемость |