Попова Таисия Георгиевна
лексика

ОГЛАВЛЕНИЕ

 
Глава 1. Теоретические предпосылки исследования испанского  научно-технического текста 3   
1.1.Функциональная стилистика 4   
1.2.Лингвистика текста. Исторический ракурс 15   
1.3.Текст в системе дискурса 25   
1.4.Структура знаний  в испанском научно-техническом тексте 36   
Глава 2. Речевые модусы организации научно-технического текста 46   
2.1.Речевой модус определения: структурно-семантическая характеристика 49   
2.1.1.Дефиниция в научно-техническом тексте 50   
2.1.2. Лексика, вводящая дефиницию 57   
2.1.3. Структура текстового определения 61   
2.2. Речевой модус описания в  научно-техническом тексте 67   
2.2.1. Семантика глагола в описании 74   
2.2.2. Структура  текстового описания 77   
2.3.Экспликативный речевой модус научно-технического текста 84   
2.3.1. Схема экспликативной модели 92   
2.3.2. Классификационная стратегия 99   
2.3.3. Дискурсивная стратегия экспликативного переформулирования 109   
2.3.4. Дискурсивная стратегия использование примера 113   
2.3.5. Дискурсивная стратегия точности объяснения 117   
2.3.6. Дискурсивная стратегия цитации 121   
2.3.7.  Доказательство как  аргументированное построение 131   
2.3.8. Информативная плотность научно-технического текста 141   
Глава 3.Основы прагматики научно-технического текста 145   
3.1.Коммуникативно-прагматические блоки в  научном тексте 145   
3.2.Формирование прагматических установок в научно-технических текстах 152   
Литература 160 
 

Глава 1. Теоретические предпосылки исследования  научно-технического текста

Вторая половина XX века ставит проблему формализации научного знания, а следовательно, и проблему формализации языка изложения научных данных. Дело не только в создании новых символических языков (типа языков химии, математики, логики и др.), сколько в построении формализованных языков для представления содержания научных текстов в системе искусственного интеллекта, т.е. возникает комплекс задач, связанных с кибернетической трансформацией языка науки [Иванов Вяч.Вс. 2004; Марчук 2007 и др.].
Интерес к научному тексту обусловлен новыми задачами, поставленными современной научно-технической революцией перед прикладным и научным языкознанием (автоматическая обработка научно-технических текстов, реферирование научных статей, стандартизация терминологии, создание терминологических словарей по различным специальностям, научно-технический перевод и др.). В основе решения комплекса данных задач, связанных с изучением языка науки, лежит многоаспектный анализ научного текста.
 Комплексный, междисциплинарный подход к научному тексту, как  объекту исследования, обусловил необходимость учета достижений в области теории познания, теории аргументации, психологии, науковедения, социолингвистики [Ильин, 2001; Ивин, 2000; Кузьмин, 1983 и др.], а также достижений функциональной стилистики [Кожина, 1996; Баженова, 2001; Салимовский, 2002 и др.] лингвистики  текста  [Гальперин, 1981; Москальская,1981; Филиппов, 2003 и др.],  теории дискурса [Карасик, 2000; Дейк, 1989; Макаров, 2003 и др.] и теории жанрологии [Бахтин, 1996; Алиференко, 2007; Кожина, 1999 и др.].
 Данный междисциплинарный подход  к научному тексту  позволяет квалифицировать эпистемическую ситуацию [Котюрова, 1996; Баженова,2001] в качестве объективного экстралингвистического основания научного текста. Исходным принципом изучения научного текста признается обращение к экстралингвистической основе с учетом научной коммуникативно-познавательной деятельности.
1.1. Функциональная стилистика
 Несмотря на плодотворное и многоаспектное изучение, научный текст является еще для многих поколений лингвистов перспективной областью исследования. Это связано с утверждением в лингвистике второй половины ХХ века новых научных парадигм, в центре внимания которых − описание языковых единиц в аспекте так называемого «человеческого фактора».
   Предшествующие исследования (М.Н. Кожина, Л.М. Алексеева, Р.С. Аликаев, Е.А. Баженова,  О.П. Воробьева, Н.В. Данилевская, М.П. Котюрова, Е.М. Крижановская, Т.В. Матвеева, Е.В. Михайлова,  С.Л. Мишланова, Н.М. Разинкина, В.А. Салимовский, Т.Б. Трошева, Е.С. Троянская, В.Е. Чернявская и др.) позволили выявить многие аспекты научной речи: специфику научного общения и соотношение его с другими сферами коммуникации; общие особенности научной речи; проблемы устной научной речи; функционирование в научных текстах языковых единиц разных уровней; типы, подтипы научных текстов, их стилевое и жанровое взаимодействие; основные стилеобразующие категории научного текста; способы выражения диалогичности; средства адресованности; показатели авторской индивидуальности в научном тексте; принципы изучения индивидуального стиля ученого; специфику перевода научного текста; возможности интерпретации научного текста как результата дискурса ученого; характер интертекстуальности (политекстуальности) в научном тексте и др.[Ракитина,  2006].
   Следует отметить, что по мере развития функциональной стилистики понимание лингвистами ее предмета менялось. Своими истоками эта научная дисциплина, как известно, восходит к работам отечественных и чешских ученых 20-30 гг. прошлого века. С этого времени начинает формироваться особый подход к разработке стилистических аспектов теории языка.
 В широком спектре идей, выдвигающихся в русле данного подхода, первоначально доминировало понимание функциональных стилей как структурного воплощения языковых функций, а затем - как структурно -функциональных вариантов языка, обслуживающих различные сферы деятельности и общения.
 Вплоть до 1960-х годов учеными, развивавшими это лингвистическое направление, несмотря  на выдвинутые ими основополагающие идеи, еще не была создана функционально-стилистическая теория  как единая концептуальная система. Предметом изучения становится не языковая система,  не функциональный потенциал ее единиц, а собственно употребление языка, т.е. речь, ее разновидности. На основе этой теории функциональная стилистика  определяется    как «лингвистическая наука, изучающая особенности и закономерности функционирования языка в различных видах речи, соответствующих тем или иным сферам человеческой деятельности и общения, а также речевую структуру складывающихся при этом функциональных стилей и нормы отбора и сочетания в них языковых средств» [Кожина 1996].
 Функционально-стилистические исследования 1960-70 гг. становятся одним из первых проявлений переориентации языкознания с системно-структурной парадигмы на коммуникативно - функциональную. В качестве важнейшей категории лингвостилистики выдвигается понятие «речевой системности». Формируется основной принцип  функционально-стилистической теории, заключающийся в том, что текст (речь) изучается неотъемлемо от сферы общения, которая  рассматривается как лингвистическая основа функционального стиля.  По отношению к проблемам речеведения понятие «сфера общения» определяется как единство вида деятельности, формы общественного сознания и типа общественных отношений.
 Вплоть до 1980-х годов основная проблематика функциональной стилистики состояла в изучении закономерностей отбора и использования разноуровневых языковых средств, специфики и речевой системности  функциональных стилей (научный, газетно-публицистический, художественных и др.)  (Т.Г. Винокур, О.А. Крылова, Н.М. Разинкина,  Д.Н. Шмелев и др. ). К этому времени окончательно оформляется стилистическая теория, получившая название «теория макростилей».
 Новый этап в развитии  отечественной лингвостилистики связан с формированием лингвистики текста и анализом текста [И.Р. Гальперин,  О.И. Москальская, З.Я. Тураева и др.].  В исследованиях этого направления основной принцип функционально-стилистического подхода сохранен:тексты изучаются с учетом специфики сферы общения, но акцент при  этом делается на рассмотрение композитивности речевого произведения и текстовых категорий и единиц. Одновременно проявляется тенденция к понижению уровня исследовательской абстракции.  Это создает предпосылки для разработки концепции жанрового уровня функционально-стилистической системы языка. Обращение функциональной стилистики к тексту как целому стало предпосылкой усиления ее взаимодействия с другими дисциплинами коммуникативно-функционального цикла (лингвистика текста, социолингвистика, психолингвистика, лингвопрагматика и др.), проблематика которых, часто пересекается.
 В соответствии с этими изменениями, происшедшими в функциональной стилистике последних лет,  пересматриваются  и представления о ее предмете.  Функциональная стилистика в современном ее состоянии изучает своеобразие способов осуществления текстовой деятельности и типов речевых произведений в связи со спецификой тех видов социокультурной деятельности, в состав которых текстовая деятельности включается [Салимовский, 2002, 5].
 При изучении более частных, чем «стилетекст», типов речевого произведения в качестве базового  экстралингвистического фактора следует включать в анализ уже не только общие особенности той или иной области духовной культуры, но и особенные (специфические) признаки определенных участков этих областей.
В функциональной стилистике лингвистическая онтология текста всегда рассматривается как производная от широкого круга экстралингвистических факторов, т.е. социальных и культурных условий его функционирования [М.Н.Кожина, М.П. Котюрова, Т.В.Матвеева, В.В. Одинцов,  Н.М. Разинкина, Е.С.Троянская, Е.А.Баженова и др.]. Исходным принципом изучения научного текста является движение от экстралингвистической основы к ее воплощению в речевом произведении.  Экстралингвистическая основа конкретизируется  в понятии  эпистемической ситуации, разработанной М.П.Котюровой  [М.П. Котюрова 1988]. Изучение эпистемической ситуации  с позиции комплексного подхода позволяет более глубоко и объективно обосновать действительные экстралингвистические основы речи и установить их роль в формировании текста.
Деятельностный подход к изучению текста (будь то анализ собственно процессов порождения речевого произведения или же исследование организации произведения как результата текстовой деятельности) предполагает движение от автора, его замыслов и предварительных условий общения к способам языкового воплощения.
Характеризуя состояние изучения проблем экстралингвистических основ научной речи,  В.А.Салимовский, отмечает важную тенденцию: развитие функционально-стилистических исследований происходит по  линии понижения стилистической абстрактности. Если в работах 60–80-х годов преимущественно изучались функциональные макростили, то в работах  80 – 90-х годов  на первый план выходит анализ стиля текста (или смысловой структуры текста). Дальнейшее развитие стилистических исследований связано с постановкой вопроса о роли текстовых единиц - структурных компонентов смыслового содержания - в процессе создания завершенного речевого произведения [Салимовский, 2002, 5].
При обращении к  изучению испанского научно-технического текста определим  основные исходные теоретические установки.
В лингвистике последних лет структурно-языковая парадигма знания сменилась функциональной. Мегапарадигма функционализма представлена  различными школами и направлениями, которые характеризуют и когнитивную, и коммуникативную парадигму знаний [Кубрякова, 2003, 73-78]. В результате этого стало очевидным, что процесс коммуникации не может быть адекватно описан без учета когнитивных процессов. Актуальными стали исследования, связанные с коммуникативным  и когнитивным  подходом к изучению языковых единиц. Лингвистика от изучения языка, как замкнутой в себе системе единиц, приступила к изучению того, как функционирует язык в процессах порождения, восприятия и понимания речи, как он реагирует на беспрерывно меняющиеся условия общения между людьми  в зависимости  от социального и культурного контекста.  Текст стал рассматриваться под углом зрения данной парадигмы, т.е. как коммуникативная единица. Понимание текста как явления реальной коммуникации обусловлено переосмыслением сущностных признаков речевого целого, позволяющих выделить его в качестве единицы коммуникативной системы. Это означает, что меняются и принципы определения и описания текста. Изучение текста в единстве поверхностной (собственно лингвистической) и содержательно-коммуникативной сторон становится одной из важнейших актуальных задач лингвистической науки. При  исследовании функциональной стороны языка неизбежен выход за пределы имманентно понимаемой системы языка в область ширококонтекстного изучения проблем употребления, реального функционирования  текста в различных сферах и ситуациях  общения.
В функциональной стилистике различают понятия «текст» как собственно языковой феномен, т.е. уровень языковой системы, и «целый текст» как речевое произведение. Семантика слова «произведение» подчеркивает его происхождение как результата творческого труда, его кто-то создал. Речевое произведение функционирует (т.е. оказывает воздействие на читателя) в соответствии со свойствам, приданными ему творцом произведения. Эти  свойства, социальные по своей сути, закодированы в нем. Под «речевым произведением» понимается всякий отграниченный языковой макрообъект, которому в результате целенаправленной коммуникативно-речевой и языковой деятельности, придана определенная конструктивная организация, внутренняя и внешняя форма.
Именно целый текст характеризуется  свойствами, отличающими его от  текста, как уровня языковой системы. Только целый текст способен полностью выразить авторский замысел (т.е. он обладает смыслом, не сводимым к сумме значений  составляющих его  языковых единиц). Именно целый текст характеризуется речевой системностью, в которой эксплицируется как система речевого акта, так и целеустановка данного текста,  только целому тексту присуща особая организация, которой не имеют его структурные элементы. Целый текст нельзя осмыслить вне его смысловой, содержательной стороны. Невозможно не учитывать целого ряда коммуникативных параметров: замысла,  концепции, цели общения, фонда знаний коммуникантов,  субъекта речи,  адресата  и др., а на поверхностном уровне –   текстовой организации, композиции, принципов  и приемов развертывания и свертывания текста, обусловленных указанными и другими экстралингвистическими факторами.
Экстралингвистическая основа научно-технического текста конкретизируется в понятии эпистемической ситуации  как целостного комплекса внешних по отношению к тексту экстралингвистических факторов познавательно-речевой деятельности, которые в соответствии с законами текстообразования, превращаются во внутренние, собственно речевые, текстообразующие  факторы.  Появившиеся в последние десятилетия исследования, посвященные экстралигвистическим основаниям научной речи [М.Н.Кожина,  М.П.Котюрова, Е.А.Баженова и др]., позволили установить роль  базовых экстралингвистических факторов (таких, как  форма общественного сознания, вид деятельности, тип мышления и др.) и комплекса экстралингвистических факторов второго порядка (гносеологических, логических, психологических, науковедческих, собственно коммуникативных) в процессе создания текстов научного стиля. В результате этих исследований была выявлена  такая отличительная особенность содержательно-смысловой структуры научного текста, как возможность объективации в ней отражения не только собственно фрагмента действительности (денотата, в узком смысле – вещи, факта), но и процесса коммуникативно-познавательной (когнитивной деятельности), а также шире – социокультурного  контекста.  Таким образом,  структура смыслового содержания научного текста обусловлена природой когнитивного процесса.  Текстовые  единицы являются  двусторонними (формально-смысловыми), они выражают стилистико-речевую системность текста, обеспечивают композиционную и смысловую целостность текста и должны рассматриваться  в аспекте его коммуникативной, когнитивной и социокультурной детерминированности. Смысловую структуру  научного текста можно определить как особую организацию смыслов, обусловленных экстралингвистическими факторами, имеющих выраженность в поверхностной структуре текста во взаимосвязях текстовых единиц и типовых текстовых структур, специфических для данной речи.
 Научно-технический текст является сложно организованной политекстуальной системой, которая соотносится с экстралингвистическим контекстом, конкретизированным в понятии эпистемической (познавательно-речевой) ситуации совокупности взаимосвязанных признаков коммуникативно-познавательной деятельности в единстве составляющих ее аспектов [Баженова, 2001].
 Содержательно-смысловая структура научного текста предполагает объективацию в ней отражения не только собственно фрагмента действительности,  но и процесса коммуникативно-познавательной (когнитивной) деятельности. Таким образом,  структура смыслового содержания научного текста обусловлена природой когнитивного процесса, специфичной для научной сферы общения.
 Каждый аспект эпистемической ситуации репрезентируется  в поверхностной  стороне речевого общения посредством особых формально-смысловых  единиц текста – cубтекстов, соотносимых с важнейшими экстралингвистическими параметрами познавательной деятельности, которые выражают типовое содержание научно-технического текста, формируют его стандартизированную композицию и позволяют понять принципы текстообразования в научной сфере [Баженова, 2001].
Данные теоретические концепции, разработанные отечественной школой функциональной стилистики на материале русского языка, имеют универсальный характер, и их  методологические основы (эпистемическая ситуация, когнитивный и антропологический центры, субтекст, политекстуальность) оказываются очень продуктивными при изучении научной речи  на материале других языков.
 Каждый субтекст (термин Баженовой) имеет типизированный характер речевой реализации и эксплицируется функционально ориентированными  языковыми единицами: словами, словосочетаниями, предложениями, сверхфразовыми единицами, а также относительно самостоятельными текстами (введение, заключение, библиографический список, оглавление).  В процессе развития научного стиля данные единицы  приобретают устойчивость и превращаются в стереотипные субтекстовые формулы, регулярно воспроизводимые в научных текстах.
Функционально-стилистический подход к членению текста и поиску компонентов его внешней и внутренней организации предполагает выявление зависимости формально-смысловой структуры от широкого экстралингвистического (когнитивного, коммуникативного и социокультурного) контекста. “Для функционально-стилистического исследования этот вопрос представляется очень важным, поскольку изучение особенностей единиц текста даже в функционально-стилистическом аспекте до конца еще не раскрыло специфики построения научного текста” [Котюрова 1988 27]. М.П.Котюрова ввела в стилистику  научной речи понятие «эпистемической ситуации», которая определяется как результат осознания автором научного труда основных аспектов познавательной деятельности: онтологического (предметное содержание), методологического (процедура получения  знаний), аксиологического (ценностная ориентация субъекта).
В настоящее время в работах ряда  исследователей, изучающих  научную речь [Котюрова 1988; Кожина 1995,1996; Баженова 2001], доказано, что  смысловая структура научного текста детерминирована структурой отраженной в тексте  эпистемической ситуации, включающей сложный комплекс мыслительных действий ученого, нацеленных на получение нового знания, его вербализацию и включение в научную коммуникацию. Иными словами, смысловая структура текста обусловлена сложными субъектно-объектными отношениями, характеризующими процесс познавательной деятельности. В научном тексте отражаются как объект познания в единстве онтологического, аксиологического и методологического аспектов, так и субъект познания в единстве социального и индивидуального [Котюрова 1988, 4].
Онтологический аспект эпистемической ситуации связан с предметностью знания. Аксиологический  аспект связан  с реализацией ценностной ориентации субъекта в процессе познавательной деятельности. Методологический аспект связан  со способами обоснования и интерпретации получаемого субъектом знания. При этом важно подчеркнуть целостность  познавательной деятельности, взаимосвязь и взаимообусловленность всех ее аспектов, поскольку  исключение из структуры познания какого-либо компонента неизбежно приведет к искажению понимания объективных закономерностей формирования научного знания и его представления в тексте.
Развивая концепцию М.П. Котюровой,  Е.А. Баженова   расширяет рамки, предложенной ею  модели  эпистемической ситуации, определяющей смысловую структуру научного произведения [Баженова  2001]. Субъект познания выступает в научной деятельности как рефлектирующая  личность.  В тексте своей публикации автор не только в тщательно отточенной и завершенной форме излагает результат научного поиска  (новое знание),  но, так или иначе, отражает моменты своего личного отношения к предмету исследования, поскольку «рефлексия – это стремление не просто к воспроизведению, отображению в знании реальности, но к сознательному контролю за ходом, формами, условиями и основаниями процесса познания» [Юдин 1978, 5].
Таким образом, модель эпистемической ситуации необходимо дополнить рефлективным аспектом, который также получает реализацию в научном произведении и должен учитываться при его лингвостилистической интерпретации.
Е.А. Баженова углубила и расширила концепцию М.П. Котюровой, выделив в эпистемической ситуации два смысловых центра: когнитивный и антропологический [Баженова 2001,87]. Когнитивный центр эпистемической ситуации  соотносится с объектом эвристической научной деятельности и ее результатом – научным знанием, рассматриваемым как интеллектуальный продукт исследования в единстве его предметного (онтологического) и процедурного (методологического) аспектов.
Антропологическим центром  эпистемической ситуации является субъект как познающая личность и одновременно автор текста, адресованного другим субъектам научной коммуникации. Личностный компонент познавательной деятельности конкретизируется посредством рефлективного и коммуникативно-прагматического аспектов эпистемической ситуации.
Такой подход позволяет определить эпистемическую ситуацию как совокупность взаимосвязанных признаков коммуникативно-познавательной деятельности в единстве составляющих ее онтологического, методологического, рефлективного и коммуникативно-прагматического аспектов, оказывающих систематическое влияние на формирование научной речи, реализованных в научном тексте и определяющих его смысловую и стилистико-речевую структуру.
 В основе текстообразования лежит механизм взаимодействия между основными субтекстами, представленными субтекстом нового знания  и методологическим субтекстом,  объективирующими предметное и методологическое содержание полученных автором знаний, и дополнительными субтекстами, каждый из которых выполняет свою собственную функцию в формировании текста.

1.2. Лингвистика текста. Исторический ракурс
Лингвистика текста как самостоятельная научная дисциплина зародилась на рубеже 60-70 –х годов. В момент зарождения «лингвистики текста» ученые, вероятно, не ставили перед собой глобальной цели переориентации традиционного языкознания. Они видели перед собой простое расширение рамок научного описания языковых явлений. Как отмечает К.А. Филиппов, « после десятилетий увлеченного изучения хорошо известных структур единиц языка они неожиданно оказались перед совершенно новой областью научного интереса. Они заглянули за границу отдельного предложения и увидели новый, яркий мир содержательных взаимосвязей и структурных сплетений целого речевого произведения» [Филиппов 2003, 11].
Принято считать, что появление лингвистки текста в качестве самостоятельной научной дисциплины обусловлено причинами как внутреннего, то есть, лингвистического свойства, так и внешнего, экстралингвистического свойства [Филиппов 2003, 9].
Среди собственных лингвистических причин чаще всего называют невозможность адекватно объяснить некоторые языковые явления при опоре на традиционный понятийный аппарат, ориентированный исключительно на анализ предложения. Прежде всего, это относится к таким известным лингвистическим явлениям, как прономинализация во всех ее формах, употребление артикля, интерпретация темпоральных отношений и др.
Важное значение для выделения лингвистики текста в самостоятельную научную дисциплину обусловлено экстралингвистическими причинами, то есть внешним воздействием со стороны других научных дисциплин, непосредственно примыкающих к языкознанию – со стороны литературоведения, психологии, социологии и др. Как справедливо  указывает О.И. Москальская, «в данной ситуации целое речевое произведение – текст, предстал как фокус, в котором скрещиваются все эти подходы к языку [Москальская 1978: 11].
Стабильный интерес к изучению текста, как особым образом структурированного образования, наметился с 1960-70х годов XX столетия. На этот период приходится формирование в Западной Европе лингвистической теории текста в лице таких его ярких представителей, как Э.Агрикола [Agricola 1974, 1979], Р. Богранд и В. Дреслер [Beaugrande 1981], Э. Гроссе [Grosse 1976], Т.А. ван Дейк [Dijk 1977], X. Изенберг [Isenberg 1974], М. Пфютце [Pfutze 1970], М.А.К. Халлидей и Р. Хасан [Halliday 1976], Р. Харвег [Harweg 1968] и др.
В зарубежной лингвистике текст первоначально анализировался в основном структурными методами. Так, в работе Р. Харвега [Harweg 1968] объектом анализа явилось выявление типизированных начальных и конечных фраз текста. В зависимости от лексического состава исследователем были выявлены коммуникативно-сильные и коммуникативно-слабые предложения. Последние содержат анафорические средства (местоимения, определенный артикль) и поэтому, согласно выводам Р. Харвега, не могут открывать грамматически правильно построенный текст; здесь возможно только коммуникативно-сильное предложение, в котором не наблюдается никаких признаков несамостоятельности. Э. Агрикола [Agricola 1974, 1979], основываясь на методике актуального членения предложения, посвятил свое исследование способам развертывания информации в тексте, начиная от его тематического ядра. М.А.К. Халлидей и Р. Хасан [Halliday 1976] акцент в своем исследовании сделали на изучении средств связи между языковыми единицами текста и др..
Особенно интенсивно лингвистика текста развивалась в 1970-1980-е годы в работах таких авторов, как И.Р. Гальперин [Гальперин 1981], С.Н. Гиндин [Гиндин 1972], Н.Д. Зарубина [Зарубина 1979, 1981], Г.А. Золотова [Золотова 1979], A.M. Лосева [Лосева 1980], А.Н. Мороховский [Мороховский 1981, 1989], О.И. Москальская [Москальская 1981], Т.М. Николаева [Николаева 1987], Е.А. Реферовская [Реферовская 1983], З.Я. Тураева [Тураева 1986], Л.Г. Фридман [Фридман 1984], И.Я. Чернухина [Чернухина 1984], Э. Агрикола [Agricola 1974, 1979], Р. Богранд и В. Дреслер [Beaugrande 1981], Т.А. ван Дейк [Dijk 1977], Б. Зандиг [Sandig 1975], Э. Ланг [Lang 1973], М. Пфютце [Pfiitze 1970], М.А.К. Халлидей и Р. Хасан [Halliday 1976], Р. Харвег [Harweg 1968] и другие.
Круг вопросов, рассматривавшихся в этих работах, очень широк: границы и единицы текста, категории текста, способы порождения и понимания текста, законы связности и средства реализации связности, статус предложения и актуального членения в тексте, время и модальность в тексте, типология текстов и другие.
Значительный вклад в развитие отечественной лингвистики текста внесен И.Р. Гальпериным [Гальперин 1981].Его заслугой является выделение основных категорий текста: информативность, членимость, когезия (внутритекстовые  связи), континуум (временной и пространственный), ретроспекция и проспекция, автосемантия, интеграция, завершенность, модальность, подтекст [Гальперин 1981]. В последующем к этому списку категорий добавились такие категории текста как напряженность [Адмони 1994], эмотивность [Шаховский 1998]. В этот список включена сегодня  и категория интертекстуальности [Арнольд 1999; Riffaterre 1978; Beaugrande 1981].
В лингвистике текста первоначально не было выработано единого общепринятого определения «текста». По данным авторитетных германистов их было более 300 [Heinemann W., Viehweger D. 1991]. Это было обусловлено разнообразием сменяющих друг друга подходов к определению текста (грамматического, семантического, прагматического, коммуникативного, а в последнее время когнитивного).
В соответствии с данными подходами выделим три наиболее распространенных понимания термина «текст».
Во-первых, в узколингвистическом аспекте о тексте говорят как о высшем уровне в языковой системе наряду с такими языковыми единицами, как фонема, морфема, слова, словосочетания, предложения. В этом случае текст изучается с грамматической позиции, с учетом его различных внутритекстовых связей и средств их реализации. Этот этап развития лингвистики текста тесно связан с анализом правил соединения цепочки предложений или высказываний в более крупные единицы. С позиций грамматического анализа в тексте рассматриваются совокупности единиц, больших, чем предложение [М.Я. Блох, И.Р. Гальперин, З.Я. Тураева]. С позиций грамматики систематизируются знания о структурах, выходящих за рамки предложения и высказывания, изучение проблем сложного синтаксического целого, сверхфразовых единств, макросинтаксис, абзацы и др. Лингвистика текста в данном случае развивалась как «грамматика текста», синтаксис текста. Текст, таким образом, связывался преимущественно с организацией поверхностной структуры текстов [Чернявская 2009, 15].
Во-вторых, текст представляет собой независимую высшую коммуникативную единицу, подчиняется реализации определенной коммуникативной цели в специфических условиях общения и обладает соответствующей данной цели структурно-содержательной организацией и функциональной направленностью [М.В. Вербицкая, М.Л. Макаров, Е.А. Реферовская, М.А.К. Хэллидей, В.Е. Чернявская].
Текст рассматривается как «язык в действии», то есть как результат использования языковой системы в речи. Функционально-стилистические исследования становятся одним из первых проявлений переориентации с системно-структурной парадигмы на коммуникативно-функциональную. В качестве важнейшей категории лингвостилистики выдвигается понятие «речевая системность». Формируется основной принцип функционально-стилистической теории, заключающийся  в том, что текст (речь) изучается неотъемлемо от сферы общения.
В-третьих, текст является единицей общения, отражающей цели участников коммуникации – адресанта и адресата, обладающей относительной смысловой завершенность. Однако, текст не может рассматриваться как независимая высшая коммуникативная единица, Текст при этом – важный элемент коммуникативной системы, но он не единственный, он сам существует в системе дискурса, т.е. вокругтекстового и надтекстового экстралингвистического фона [Чернявская 2006, 12]. Это этап когнитивно-дискурсивного анализа, поставившего в центр внимание процессы производства восприятия текста, который рассматривается как результат ментальных процедур по получению обработке, репрезентации и хранения человеческих знаний [Adamzik K. 2004; Е.С. Кубрякова 1994, 1997, 2001; А.А. Кибрик 1994; В.З. Демьянков 1994; Р.М.Фрумкина 1998; Е.В. Рахилина 1998; П.Б. Паршин 1990; А.А. Залевская 1998; З.Д. Попова 2001 и др.].
Становление и развитие лингвистики текста сопровождались дискуссиями о сущности ее объекта. Первоначально они фокусировались  вокруг оппозиций  «текст – предложение»; «текст – высказывание»; «текст письменный – текст устный»; «текст – дискурс». Последняя оппозиция «текст – дискурс» оказалась в центре повышенного интереса исследователей, имеющих дело с коммуникативной и речевой деятельностью человека.
При обращении к изучению текста определим основные исходные теоретические установки.
В лингвистике последних лет структурно-языковая парадигма знания сменилась функциональной. Мегапарадигма функционализма представлена различными школами и направлениями, которые характеризуют и когнитивную, и коммуникативную парадигму знаний [Кубрякова 2003, 73-78].
В результате этого стало очевидным, что процесс коммуникации не может быть адекватно описан без учета когнитивных процессов. Актуальными стали исследования, связанные с коммуникативным и когнитивным подходом к изучению языковых единиц. Лингвистика от изучения языка, как замкнутой в себе системе единиц, приступила к изучению того, как функционирует язык в процессах порождения, восприятия и понимания речи, как он реагирует на беспрерывно меняющиеся условия общения между людьми в зависимости от социального и культурного контекста. Текст стал рассматриваться под углом зрения данной парадигмы, т.е. как коммуникативная единица. Понимание текста как явления реальной коммуникации обусловлено переосмыслением сущностных признаков речевого целого, позволяющих выделить его в качестве единицы коммуникативной системы. Это означает, что меняются и принципы определения и описания текста. Изучение текста в единстве поверхностной (собственно лингвистической) и содержательно-коммуникативной сторон становится одной из важнейших актуальных задач лингвистической науки. При исследовании функциональной стороны языка неизбежен выход за пределы имманентно понимаемой системы языка в область ширококонтекстного изучения проблем употребления, реального функционирования текста в различных сферах и ситуациях общения.
Многосторонность понятия «текст» обязывает выделить в нем то, что является ведущим, вскрывающим его онтологические и функциональные признаки. Вслед за И.Р. Гальпериным, текст определяется как произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку [Гальперин 1981, 18].  Необходимо подчеркнуть, что текст является единицей коммуникации и обладает свойствами цельности, связности и завершенности, обеспечивающими реализацию авторского замысла. Текст предстает как иерархия взаимосвязанных коммуникативных программ. Он обладает многомерной смысловой структурой, обусловленной комплексом экстралингвистических факторов, характеризуется целостным и относительно законченным единством формы и содержания, совмещает в себе свойства линейной организации языковых единиц (формальный аспект) и объемной организации смысла (содержательный аспект).
Содержательные (семантико-прагматические) категории текста являются предметом оживленной дискуссии в лингвистической литературе [И.Р.Гальперин 1981; Н.Н.Трошина 1982; Л.А.Черняховская 1983; З.Я.Тураева 1986; М.Л.Макаров, 1990; О.П.Воробьева 1993 и др.]. Основные две линии в понимании категорий текста (и дискурса) состоят в том, что отправным пунктом в моделировании этих категорий может выступать текст как таковой, либо текст в ситуации общения. В первом случае базовой категорией закономерно признается информативность текста в ее трех ипостасях, по И.Р.Гальперину: содержательно-фактуальная, содержательно -концептуальная и содержательно-подтекстовая информация [Гальперин 1981]. В рамках этого же подхода в качестве основной категории текста может рассматриваться его смысловая целостность (цельность, интегративность).
Во втором случае с учетом диалогичности общения важнейшей текстовой категорией признается адресованность, фактор адресата. Эта позиция четко выражена М.Л.Макаровым [1990], который противопоставляет в тексте основную пропозицию (тему текста) и основную иллокуцию (идею, смысл текста). Существенным является выделение общих и частных категорий текста. Особенность первых состоит в том, что они свойственны всем типам текстов, а специфика вторых - в том, что они могут быть обнаружены лишь в определенных типах текста [Воробьева 1993].
Одной из наиболее известных теорий, посвященных описанию общих свойств текста, является концепция о теории текстуальности [Beaugrande, Dressler 1981]. Под текстуальностью в данном случае понимается совокупность тех свойств, которые присущи тексту. К ним относятся: 1) когезия, 2) когерентность, 3) интенциональность, 4) воспринимаемость, 5) информативность, 6) ситуативность, 7) интертекстуальность. Именно эти свойства Р.А. де Богранд и В. Дресслер кладут в основу своего определения текста. По их мнению, текст - это коммуникативное событие, удовлетворяющее семи критериям текстуальности [Beaugrande, Dressler 1981, 3].
Когезия связана со способом образования поверхностной структуры текста. В ее основе лежат грамматические зависимости.
Когерентность охватывает чисто содержательные (когнитивные) взаимосвязи в тексте. Когезия и когерентность являются критериями, в центре внимания которых располагается текст, его поверхностная и глубинная структура [Филлипов 2003, 123].
Термины «интенциональность» и «воспринимаемость» пришли из теории речевых актов. Интенциональность понимается как намерение производителя текста построить связный и содержательный текст, который служит определенной цели.
Под воспринимаемостью понимают ожидание рецепиента получить связный и содержательный текст, который является для него нужным и значимым [Beaugrande, Dressler 1981 9]. Эти ожидания рецепиента основываются на знакомстве с типами текста, социальным и культурным контекстом, избирательностью целей. В данном случае подчеркивается активная роль рецепиента, поскольку он сам управляет процессом восприятия материала и при необходимость устраняет возникающие помехи.
Информативность в понимании Р.А. де Богранда  и В Дресслера представляет собой степень новизны или неожиданности для рецепиента представленных текстовых элементов. Кроме того, информативность текста можно трактовать как способность текста иметь тему.
Ситуативность связана с факторами, которые делают текст релевантным для актуальной или реконструируемой коммуникативной ситуации [Beaugrande R. A. de, Dressler W.U. 1981 169]. Текст всегда несет в себе отпечаток в той ситуации, в которой он возникает и используется. Особенности ситуации диктуют определенные нормы коммуникативного поведения партнеров.
Интертекстуальность трактуется двояко: во-первых, как соотнесенность конкретного текста с определенным типом текста и, во-вторых, как его соотнесенность с другим текстом.
Таким образом, в сложной информационной структуре текста  пересекаются системные, когнитивные, коммуникативные и ситуативно-прагматические компоненты, отображающие многосторонние и многозначные связи: текст - действительность, текст-автор, текст-реципиент, текст-гипертекст [Шахнарович, Габ 1991, 68-79]. «Текст - это событие и семиотическое, и лингвистическое, и коммуникативное, и культурологическое, и когнитивное и т.д.» [Кубрякова, 1994 23].
Текст одновременно представляет собой явление объективной реальности и способ ее отражения, он также является способом реализации системы языка, он представляет собой главную коммуникативную единицу, это - специфический жанр, это - форма сохранения и передачи информации, форма существования культуры, продукт исторической эпохи, отражение психической жизни индивида. Все эти аспекты текста, как объекта объективной реальности, обусловливают многообразие моделей описания текста.
В настоящее время изучение текста активно развивается в различных направлениях в соответствии с основными научными парадигмами современного языкознания. Разрабатываются различные подходы к осмыслению текста. Изучены многие аспекты, связанные с  разработкой теории текста, рассматриваемые с точки зрения различных подходов. Современное состояние разносторонней изученности текста отражает ряд положений в интерпретации текста.
В современной науке текст в большинстве случаев рассматривается как частный аспект более широкого явления - дискурса и исследуется дисциплиной, именуемой дискурсивным анализом.

1.3.Текст в системе дискурса
Интерес к изучению дискурса в целом и к его специфике отражен во множестве отечественных и зарубежных публикаций [Александрова 1999; Баранов 1993; Бахтин 1997; Богданов 1993, 1999; Борботько 1998; Гришаева 2003; Дейк 1978, 1989; Демьянков 2001; Дридзе 1984; Залевская 2001; Карасик 2002; Кибрик 1994; Кубрякова 1996; Макаров 1998, 2003; Михайлова 2001; Москальская 1981; Попова 2003; Слышкин 2000;  Стернин 2000; Сусов 2000; Цурикова 2002; Чернявская 2006, 2009; Шаховский 1988; Шейгал 2000; Brown 1986; Burton 1980; Coulthard 1985; Dijk 1987;1996; Dijk, Kintsch 1983; Edmondson 1981; Gumperz 1982; Link; Sager 1989; Schiffrin 1994, .Wodak 1998 и др.].
 По мнению Ю.С. Степанова, на основе того, что в обществе существует наука как феномен культуры, в отечественной лингвистике рассматривается научный текст и научный дискурс [Степанов, 1995, 36]. Термин "дискурс" начал широко употребляться в начале 70-х годов в значении близком к тому, в каком в русской лингвистике бытовал термин "функциональный стиль".
Причина того, что при наличии термина "функциональный стиль" потребовался другой термин "дискурс", заключалась в особенностях национальных лингвистических школ, а не в предмете [Степанов 1995, 36]. В то время как в русской традиции, особенно  укоренившейся в этом отношении с трудами В.В. Виноградова  и Г.О. Винокура, функциональный стиль означал, прежде всего, особый тип текстов  (разговорных, официальных, газетных, научных и др.), а также и соответствующую каждому типу лексическую систему  и свою грамматику, в англо-саксонской и романской традициях не было ничего подобного, прежде всего потому, что не было стилистики, как особой отрасли языкознания. Как отмечает  Ю.С.Степанов, западные лингвисты пришли к тому же предмету, вне традиции - как к особенностям  текстов. Дискурс в их понимании первоначально означал именно тексты в их текстовой данности и в их особенностях [Степанов 1996, 36].
 По выражению Ю.С Степанова , «дискурс – это новая черта в облике Языка, каким он предстал перед нами к концу ХХ века». В образе дискурса язык повернулся к лингвисту своей необычайно сложной динамической стороны, что требует поиска новых  подходов и методов, отличных от традиционных [ Степанов, 1996 71]. 
 Первоначальное значение слова дискурс «разумное размышление» от латинского discursus после  определенного переосмысления трансформировалось в значение «диалог». Под влиянием американской и британской лингвистики в этот период активно   развивается теория  разговорной речи, направленной, прежде всего, «живой речи», при этом дискурс  отождествляется с диалогом [Стилистический энциклопедический словарь русского языка, 2003, 53].
 Э.Бенвенист  одним  из  первых придал слову «дискурс», которое во французской лингвистической традиции обозначало речь вообще, текст, определив «речь, передаваемую говорящим».  Впоследствии понятие «дискурс» было распространено на все виды прагматически обусловленной и различающейся по своим установкам речи [БЭС,137].
 Первоначальная многозначность термина «дискурс» предопределила и  дальнейшее расширение его семантики. В русле современной лингвистики категория дискурса допускает множество интерпретаций.  Следует отметить, что  термины «дискурс»» и «текст» до 70-х годов XX века были практически синонимами.
 Многозначность определения дискурса привело к тому, что это понятие стало употребляться в ряду таких терминов, как «речь» («дискурс» - «речь, погружённая в жизнь»), «текст», «функциональный стиль», то есть по существу, как второй член  пары  Соссюра «язык-речь».
Термин "анализ дискурса'''' был впервые употреблен 3.Харрисом, который пытался распространить дистрибутивный метод с предложения на связный текст и привлечь к его описанию социокультурную ситуацию. Позднее этот термин стал ассоциироваться с немецким термином "textlinguistik", получившим распространение в 50-х гг. XX века. Таким образом, анализ дискурса и лингвистика текста в то время образуют близкие, а иногда и отождествляемые области лингвистики.
Однако, в конце 70-х - начале 80-х годов наметилась тенденция к их размежеванию из-за постепенной дифференциации понятий «текст» и «дискурс». Под текстом теперь понимается абстрактная, формальная конструкция, под дискурсом - различные виды ее актуализации, рассматриваемые с точки зрения ментальных процессов и в связи с экстралингвистическими факторами.
Многие исследователи   указывают на многозначность термина «дискурс» [Серио, 2001, 549-562]. Основные  направления  зарубежных исследований дискурса в различных школах (французская, англоамериканская, немецкая) показаны в исследованиях  В.Е. Чернявской [М., 2009]  А.А. Гардиевского [Тюмень 2006].
Как отмечается П. Серио,  этот термин означает, в частности:  1) эквивалент понятия «речь» (по Ф.Соссюру), т.е. любое конкретное высказывание, 2) единица, по размерам превосходящая фразу, 3) воздействие высказывания на его получателя с учетом ситуации высказывания, 4) беседа как основной тип высказывания, 5) речь с позиций говорящего в противоположность повествованию, которое не учитывает такую позицию (по Э.Бенвенисту), 6) употребление единиц языка, их речевая актуализация, 7) социально или идеологически ограниченный тип высказываний, например, феминистский дискурс, 8) теоретический конструкт, предназначенный для исследований условий производства текста (Серио, 1999 26-27).
 Понятие дискурса  можно рассматривать  в некоторых   контекстах, указываемых в работах известного   исследователя Т. ван Дейка [Дейк, 1994 169]:
 Дискурс в широком смысле (как комплексное коммуникативное событие). Дискурс есть коммуникативное событие, происходящее между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определенном временном, пространственном и проч. контексте. Это коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. Типичные примеры – обыденный разговор  с другом, диалог между врачом  и  пациентом,  чтение  газеты.
 Дискурс в узком смысле (как текст или разговор). Как правило, выделяют только вербальную составляющую коммуникативного действия и говорят о ней далее как о "тексте" или "разговоре". То  есть  «дискурс» в  самом   общем  понимании  -  это письменный или речевой вербальный продукт коммуникативного действия.
 Разница между дискурсом и текстом. Дискурс - актуально произнесенный текст, а "текст" - это абстрактная  грамматическая  структура произнесенного  (речь  /язык)  «Дискурс» - это понятие, касающееся речи, актуального речевого действия, тогда как "текст" - это  понятие, касающееся   системы   языка   или   формальных   лингвистических   знаний.
 Дискурс как конкретный разговор. И   широкое и   узкое  понимание дискурса   включает   в   себя   то,   что употребление понятия «дискурс» всегда касается  каких-то конкретных объектов в конкретной обстановке и в конкретном контексте: "этот дискурс", "его дискурс", "эти дискурсы".
 Дискурс как тип разговора. Понятие «дискурс»   употребляется и в этом смысле, и может касаться не конкретных коммуникативных действий, но типов вербальной продукции.
 Дискурс как жанр. Понятие «дискурс»   используется для обозначения того или иного жанра, например:    "новостной    дискурс",    "политический    дискурс",    "научный дискурс".
 Дискурс как социальная формация. Наиболее абстрактный смысл понятия «дискурс» - когда оно относится к специфическому историческому периоду, социальной общности или к целой культуре. Тогда говорят, например, "коммунистический дискурс", "буржуазный дискурс" или "организационный дискурс". В этих же случаях -по аналогии с социологическими понятиями "социальная формация" или "социальный порядок" - говорят "дискурсивная формация" или "дискурсивный порядок" [Дейк, 1994, 169].
 Многозначный термин-понятие дискурс, широко используемый в гуманитарных науках, занимает одно из центральных мест в системе наиболее значимых понятий современной лингвистики. Будучи понятием многозначным, дискурс неоднократно становился предметом полемики и вызывал противоречивые толкования.
 Обращение к основным направлениям в развитии теории дискурса позволит выявить точки соприкосновения и в то же время несхожести этих двух понятий текста. Эти направления сводятся к трем тенденциям:  отождествление текста и дискурса; дискурс как текст, актуализированный в определенных условиях;  дискурс как дискурсивная практика  [Миронова, 1997 12].
 Наиболее распространенным в современной лингвистики являются определения дискурса, предложенные  Н.Д. Арутюновой: Дискурс - это текст, взятый в событийном аспекте, речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмов их создания, то есть, это связный текст в совокупности с экстралингвистическими -   прагматическими, социокультурными, психологическими и другими факторами [Арутюнова , 1990 137]. «Дискурс — это связный текст в совокупности с экстралигвистическими — прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами, текст, взятый в событийном аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах). Дискурс — это речь, «погруженная в жизнь». «Дискурс  (от франц.  discours –  речь) – это речь, «погруженная в жизнь» [ЛЭС, 1990, 136-137].
 Многоплановость дискурса ведет к различиям исследователей во взглядах на сущность дискурса и его характеристики. Множество работ посвящено трактовке самого понятия "дискурс".  Рассматриваются соотношения "дискурса" и "текста", "дискурса" и "речи".
 На рубеже XX-XXI столетий наметился отчетливый сдвиг с исследования текста на изучение дискурса, который Н. Д. Арутюнова определяет как «речь, погруженную в жизнь» [ЛЭС, 1990, 137]. Получено убедительное подтверждение того, что социальные, культурные и психологические факторы оказывают существенное влияние на построение речи, обладающей национальным своебразием, формой выражения мысли. Акцент все больше смещается с изучения текста как готовой данности на выявление закономерностей осуществления дискурса в его динамическом аспекте. Перенос акцента со слова и предложения на текст, точнее на дискурс, которые, по мнению М.М. Бахтина, и «есть первичная данность (реальность) всякой гуманитарной дисциплины» [Бахтин, 1979, 294].
 М.Л.Макаров справедливо отмечает, что теория дискурса, несмотря на зыбкость и многозначность основного понятия, является одним из наиболее активно развивающихся направлений современного языкознания. «Это направление стремится к синтезу научных результатов, полученных в различных областях, и прежде всего – в языкознании, психологии,  социологии и этнографии [Макаров 2003,  280].
 Дискурс как сложное и многоаспектное явление выступает объектом междисциплинарного изучения. Определение понятия "дискурс" представляет значительные сложности в силу того, что оно оказалось на стыке целого ряда научных дисциплин. Наряду с лингвистикой, его исследованием занимаются семиотика, литературоведение, психология, философия, социология, история, политология и др. Интерес к данной проблематике объясняется значимостью коммуникации для социума. Несмотря на множество лингвистических исследований в этой области, общепризнанного определения дискурса в языкознании нет. При этом  в общих чертах дискурс  рассматривается как коммуникативное единство текста и экстралингвистических условий его реализации/понимания,  как «вербально опосредованную деятельность в специальной сфере» [Алексеева, 2002, 23].
 Исследуется соотношение дискурса и видов институционального общения.  По мнению В.И Карасика, с позиций прагмалингвистики дискурс представляет собой интерактивную деятельность участников общения, установление и поддержание контакта, эмоциональный и информационный обмен, оказание воздействия друг на друга, переплетение моментально меняющихся коммуникативных стратегий и их вербальных и невербальных воплощений в практике общения, определение коммуникативных ходов в единстве их эксплицитного и имплицитного содержания.
 С позиций психолингвистики дискурс интересен как развертывание переключений от внутреннего кода к внешней вербализации в процессах порождения речи и ее интерпретации с учетом социально-психологических типов языковых личностей, ролевых установок и предписаний. Психолингвистов интересуют также типы речевых ошибок и нарушений коммуникативной компетенции.
 Лингвостилистический анализ дискурса сориентирован на выделение регистров общения, разграничение устной и письменной речи в их жанровых разновидностях, определение функциональных параметров общения на основе его единиц (характеристика функциональных стилей).
 Структурно-лингвистическое описание дискурса предполагает его сегментацию и направлено на освещение собственно текстовых особенностей общения - содержательная и формальная связность дискурса, способы переключения темы, модальные ограничители, большие и малые текстовые блоки, дискурсивная полифония как общение одновременно на нескольких уровнях глубины текста.
 Лингвокультурное изучение дискурса имеет целью установить специфику общения в рамках определенного этноса, определить формульные модели этикета и речевого поведения в целом, охарактеризовать культурные доминанты соответствующего сообщества в виде концептов как единиц ментальной сферы, выявить способы обращения к прецедентным текстам для данной лингвокультуры.
 Дискурс как когнитивно-семантическое явление изучается в виде фреймов, сценариев, ментальных схем, когниотипов, т.е. различных моделей репрезентации общения в сознании.
 Социолингвистический подход к исследованию дискурса предполагает анализ участников общения как представителей той или иной социальной группы и анализ обстоятельств общения в широком социокультурном контексте. Эти подходы не являются взаимоисключающими.
 Следую концепции В.И.Карасика, можно определить, что дискурс - это многоплановое явление, которое может рассматриваться в коммуникативном аспекте как вербальное общение, в структурно-семантическом- как фрагмент текста выше уровня предложения, в структурно-стилистическом- как нетекстовая организация разговорной речи, в социально-прагматическом- как текст, погруженный в ситуацию общения.
 Теоретическая разработка проблем дискурса с позиций социолингвистики представлена в исследованиях  В. И. Карасика  [1992, 1999, 2000], в рамках которых  разработаны основные понятия  научного дискурса.
 В основе современного  четкого разделения понятий текст и дискурс лежит концепция  Е.В. Чернявской, в рамках которой  текст рассматривается в  системе дискурса [Чернявская, 2006]. Автор исходит из того, что текст является элементом в системе коммуникативных действий. «Текст – это результат коммуникативной речевой деятельности, та структура, которая возникает в ходе этой деятельности – структура, имеющая свои внутренние – внутритекстовые – закономерности, связывающая последовательность высказываний в единую текстовую  систему соответственно критериям текстуальности» [Чернявская, 2009,  134].
 Текст является одним  из элементов, безусловно, основополагающим, но не единственным в сложной системе коммуникативного процесса. Текстовое целое возникает  под воздействием определенной совокупности экстралингвистических, т.е. вне- и надъязыковых, стиле- и текстообразующих факторов. Акцентирование признания этого фактора в современной теории текста привело к решительному перемещению исследовательских интересов от вопросов внутритекстовой организации к процессам тексто и  смыслопостроения.
 Дискурс обозначает текст в непрерывной связи с ситуативным  контекстом, определяющим все то, что существенно для порождения данного текста, в связи с системой коммуникативно-прагматических  целеустановок  автора, взаимодействующего с адресатом. В связи с этим становится очевидным  разделения понятий «текст» и «дискурс» и задач  традиционного анализа и анализа дискурса. Если анализ текста направлен на внутретекстовые отношения высказываний между собой, то анализ дискурса характеризует внешние по отношению к тексту особенности коммуникативного процесса.
 В связи с этим,  Е.В. Чернявская подчеркивает, что  под дискурсом следует понимать тексты в неразрывной связи с ситуативным контекстом: в совокупности с социальными, культурно - историческими, идеологическими, психологическими и другими факторами, с системой коммуникативно-прагматических и когнитивных целеустановок автора, взаимодействующего с адресатом, обусловливающим особую – ту, а не иную – упорядоченность  языковых единиц разного уровня при воплощении в тексте.  Дискурс характеризует коммуникативный процесс, приводящий к образованию определенной формальной структуры – текста  [Чернявская, 2009,с. 147].
 Некоторые исследователи отмечают, что дискурс образует рамочное пространство вокруг «своего»  - неких  однородных идей, теорий, смыслов, овеществленных в текстах, когнитивных стратегий автора, взаимодействующего со своим же адресатом [Миловидов, 2000, с.56].
 В.Е. Чернявская выделяет 5 основных уровней языкового анализа, [Чернявская, 2009, 168 - 170].
 1.Уровень отдельного  коммуникативного акта. Здесь определяется коммуникативная  функция  (интенция, коммуникативное намерение) конкретного высказывания.
 2.Уровень отдельного текста. Выявляется доминирующая и сопутствующие функции теста,  тема сообщения. Анализ ведется на текстовой плоскости, в системе  внутритекстовых взаимосвязей между слагаемыми  текстового целого; выявляются, как слова, словосочетания, предложения, соединяясь между собой, создают текстовые смыслы. Выявляются особенности актуализации в тексте его коммуникативных антропоцентров: автор и адресат сообщения.
 3.Уровень глубинного макросемантического анализа текста, его смысловой структуры. При этом главный акцент  лежит на выявлении того, какие языковые и композиционные единицы оказываются прагматически сфокусированными, играют центральные роль в раскрытия смыслового замысла, каковы стратегии и факторы текстопорождения, идентифицирующие это  текстовое целое как таковое.
 4.Уровень экстралингвистического – над-  и вокругтекстового – анализа. Позволяет связать те или иные слова, высказывания, порождаемые ими смыслы с «духом времени».т.е. историческими, психологическими, идеологическими, социальными, межличностными факторами.
 5. Уровень межтекстового анализа. Выявляются содержательно однородные типы текстов, обеспечивающие в совокупности приращение смысла внутри одной дискурсивной формации.  Механизм анализа диктуется теорией интертекстуальности.
 Представленная концепция дискурса  вносит в его определение как  текста в совокупности с широким экстралингвистическим контекстом. Под контекстом понимается непосредственно общественный контекст, историческая, социокультурная, политическая и идеологическая практика.
 Таким образом, текст сегодня должен анализироваться вместе со следующей за ним единицей коммуникативной иерархии – дискурсом.  Текст не противостоит дискурсу, но сосуществует с ним. Для лингвиста это означает укрепления объекта анализа, выведение его в метаперспективу и в новую систему координат. Именно с укрупнением и расширением лингвистического объекта следует связывать меняющиеся взгляды на сущность текстуальности и ее признаков.

 1.4.Структура знаний  в испанском научно-техническом тексте
 Научно-технический текст представляет собой сложноорганизованное взаимодействие компонентов знания - старого (известного науке) и нового (пока неизвестного). Эти компоненты репрезентируют в текстовой ткани динамику обоснования новой научной идеи (концепции) и пронизывают всю смысловую структуру текста, являясь ее основой. Они служат сквозным материалом речевого строительства, поскольку каждое высказывание-суждение предстает в контексте целого произведения как носитель известного или неизвестного знания, чередование старого и нового знания как механизма развертывания научного текста [Данилевская, 2006]. Понятие «старое» и «новое» знание определяются в качестве когнитивных единиц научного текста.
 В ходе разработки проблемы структуры знания научного текста выяснилось, что структура научного текста  соотносится со структурой научного знания как продукта познания объекта субъектом [Попова, 2003]. Это позволяет  обосновать  понятие эпистемической ситуации в качестве универсальной экстралингвистической метамодели [Баженова, 2001] научного текста, отображающей комплекс  взаимосвязанных экстралингвистических факторов, оказывающих систематическое влияние на текстообразование в научной среде и  формирующих лингвостилистическую специфику текста.
 Известно, что динамика развертывания научного текста в определенной мере отражает динамику познавательного процесса. При этом движение представляемого в тексте знания от гипотетического ко все более обоснованному осуществляется по принципу его содержательно-тематической открытости широкому континууму специальной научной информации. Собственно новое  знание исследователя становится научным только при условии его знания «вписанности» в систему наличного (т. е. чужого) знания  [Данилевская, 2006].
Специфика научного познания, заключающаяся в непрерывной поступательности и преемственности развития, позволяет рассматривать науку как органичную сферу реализации интертекстуального взаимодействия. Каждый научный текст знаменует собой переход от уже известного ("старого") знания к новому. Он с необходимостью соотнесен со многими предшествующими текстами как теоретическим фундаментом для вновь создаваемого научного трактата и проспективно ориентирован на будущие тексты.
Новизна в науке предстаёт как интегративное единство "своего" и "чужого" [Варава, Рахманин, Глухова и др., 2007].  Поэтому именно интертекстуальность как особый способ построения нового текстового смысла через взаимодействие с "чужой" смысловой позицией отражает сущность механизмов текстообразования в науке, а так же отражает процесс смыслового диалогического взаимодействия текстов в плане содержания и выражения, особую стратегию соотнесения одного текста с другими текстами.
 Переплетение известного и нового пронизывает весь процесс развертывания научного текста и выступает в нем в качестве одного из текстообразующих механизмов, а также является инструментом смыслообразования, поскольку отражает в речевой ткани особенности организации научного мышления. Анализ глубинного уровня текста говорит о  взаимодействии, диалектическим единстве, в рамках которого и старое, и новое знание одинаково ценны. Содержание онтологического аспекта эпистемической ситуации включает два  важных составляющих континуума науки – нового и старого знания в их  диалектической взаимосвязи.
В реальном познавательном процессе новое знание всегда погружено  в богатый эпистемический контекст: когнитивный, связанный с преемственностью научной деятельности и отношением нового знания к старому, аксиологический, обусловленный ценностной ориентацией ученого в общем фонде имеющегося знания, рефлексивный, связанный с личностным аспектом познавательной деятельности, коммуникативно - прагматический, детерминированный адресованностью знания читателю и нормативностью способов представления научной информации [Баженова, 2001]. Каждый из них выполняет свою функцию в формировании эпистемического контекста.
Важнейшими функциями нового знания являются отражение в тексте денотата – научной картины мира автора на фоне картины мира данной науки; экспликация содержания нового знания; функция текстопостроения, связанная с формированием общетекстового пространства и  интеграцией во всех видах знания.
Новое знание,  вербализированное на плоскости  текста,  представляет собой развернутую, композиционную речевую структуру, репрезентирующую предметное содержание полученного знания. Вербализированное новое знание является смысловым стержнем всего текста в его основных фазах – проблемы,  идеи, гипотезы, доказательства, вывода.
Верхней границей текста нового знания можно считать формулировку проблемы и цели исследования, которая обычно эксплицируется  прямой номинацией: «El principal objetivo de este trabajo es lograr la fotobiodegradaciуn de las mezclas preparadas con almidуn» (Ingenierнa.Ciencias ambientales, № 37, 1998, 14). «El propуsito  de este trabajo es evaluar  algunas de las caracterнsticas principales del acuнfero asociado a los yacimientos» (Ingenierнa.Ciencias ambientales, № 37, 1998, 4).
 В качестве дискурсивных маркеров  нового знания  представлены:
el propуsito del presente trabajo, el trabajo pretende, el trabajo proporciona aportes, el objetivo de la investigaciуn, como una contribuciуn al estudio, programar el estudio con el propуsito,  el presente trabajo trata de determinar las causas,  el propуsito es mostrar, etc.
Нижней границей текста нового знания является первичное формулирование вывода, логически вытекающее из предыдущих рассуждений. Например: «Los resultados permiten  proponer nuevas leyes de atenuaciуn... (Interciencia, vol.26, №10, 2005). “Los resultados del modelo permitieron analizar el funcionamiento...” [Interciencia. vol. 26, №10, 2001].
 В качестве дискурсивных маркеров результатов и выводов  нового знания представлены:
es conveniente puntualizar las  siguientes conclusiones, se concluye que, en conclusiуn, para concluir, las principales conclusiones se resumen, se determinу que, con la base de los resultados obtenidos se encontrу, los hallazgos obtenidos comprueban,  los resultados  reportados indican,  con base en los resultados se puede concluir,  los resultados obtenidos nos conducen a, etc.
Развертывание нового знания детерминируется основными этапами научно-познавательной деятельности, включающими экспликацию проблемной ситуации, формулирование идеи и гипотезы, аргументацию, констатацию вывода. Данное содержание этапов познавательной деятельности выявляет своеобразный сюжет научно-технического текста.
Старое знания  возникает на пересечении двух контекстов – “своего” и “чужого”.  Старое знание демонстрирует историю вопроса, способы решения научной проблемы, выражает связь с предшествующими концепциями, эксплицирует принадлежность автора к той или иной научной школе, воспроизводит чужое высказывание, выделяет авторитетность чужих высказываний  и др.
Типы текстовой репрезентации старого знания определяются когнитивными и коммуникативными функциями. К этим функциям относятся:
- ссылки на авторитетное мнение предшественников с целью аргументации собственной позиции автора и подтверждение обоснованности нового знания;
- экспликация принадлежности старого знания и представление читателю научно-библиографической информации об авторах  прототекстов;
 -  представление  содержания предпосылочного знания, актуального для формирования авторской концепции, с преемственной связью  нового знания с предшествующим.
-  анализ использованных ранее принципов, способов и приемов научной деятельности, направленный на выбор наиболее оптимальных методов решения проблемы и соотнесение собственных познавательных процедур автора с эталонными параметрами научного исследования;
- демонстрация  интеллектуального фона концепций, соотнесение полученных результатов с результатами предшественников с четким  разграничением «своего и чужого»;
- демонстрация принадлежности субъекта к определенному научному направлению, научной школе,  отражение научного кругозора автора. Например:
«Los datos disponibles de estratigrafнa  [De Cserna Zoltan, et al, 1988, Delgado Granados,et al, 1994], paleomagnetismo [Centeno Elena, et al, 1986], arqueologнa y vegetaciуn [Rzedovski, 1954], composiciуn litolуgica [Badilla Cruz, 1977] y edades radiomйtricas [Urritia Fucugauchi, 1996] …» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa.  2002, 178).
Авторитетность в научном дискурсе определяется как одна из прагматических категорий, проявляющая себя в использовании цитат, ссылок на мнение известных личностей или результаты исследований. Авторы опираются на уже признанные авторитеты. Чаще всего чужое мнение привлекается для подтверждения правильности положений научной работы самого автора, в результате чего данные, полученные конкретным субъектом познания, приобретают определенный "вес" в восприятии читателя, а ссылка на работы других ученых служит косвенным доказательством компетентности этого исследователя.
Цитаты и ссылки играют ведущую роль для выражения категории авторитетности. Авторитет заключается в определенном способе влияния на адресата посредством выбора и реализации определенных дискурсивных стратегий.
Успешность коммуникации зависит во многом от того, насколько участники коммуникативного процесса доверяют получаемой информации. Ссылка на авторитет является одним из важнейших факторов для коммуникационного процесса в научном дискурсе.
Проведенный анализ цитат, используемых в испанском научном дискурсе, позволил выявить следующие ссылки на авторитет:
цитирование знаменитых ученых, авторитетных специалистов;
 цитирование авторов, работы которых послужили базой для проведенного исследования;
 цитирование  документов;
 цитирование противоположных точек зрения, результатов, не совпадающих с исследованиями автора, и их критика или уточнение;
 цитирование словарей и специальной литературы.
 Работая с архивными документами, исследователь выявляет информацию о прошлом, зафиксированную в источнике и включает ее в каналы научной коммуникации, то есть в публикацию научной статьи, монографию, диссертацию, материалы научной конференции. Цитаты из архивных документов способствуют повышению информативности научного текста, аутентичности излагаемого материала, установлению связей между прошлым и настоящим.
 Известно,  что  одним из основных способов языковой репрезентации субтекста старого знания является воспроизведение чужого высказывания в форме цитации, пересказа, прямой и косвенной речи. Вербальными маркерами ввода старого знания  служат глаголы речи и мысли, предполагающие в своем окружении обязательную позицию для чужого высказывания:  decir, explicar, estimar, afirmar, informar, definir, caracterizar, etc. Содержание чужой речи вводится в научный текст вводными маркерами (de acuerdo con, segъn  tal o cual persona, segъn la definiciуn, a juicio de, en autores como, etc). В качестве иллюстрации приведем несколько примеров:
 «En la clasificaciуn por Rickert de las ciencias entre las ciencias nomotйticas y ciencias idiogrбficas, la descripciуn desempeсa un papel bбsico  en las ъltimas». «A juicio de los autores, todo lo arriba expresado se puede condensar en dоs pensamientos»( Ciencia y desarrollo, № 154, septiembre-octubre, 2000, 26).
В заключение  отметим, что старое знание отражает преемственность  научно-познавательной деятельности, диалектику старого и нового знания, а также репрезентирует механизм интертекстуальности. Старое знание репрезентирует когнитивный фон полученного знания, то есть эксплицирует предпосылки авторской концепции, передает содержание накопленного наукой опыта, обеспечивая непрерывность и преемственность познавательного процесса.
Прецедентное знание можно рассматривать как один из механизмов формирования и сохранения научной традиции. Эти не просто знаки целых текстов, которым они эквивалентны по смыслу, а значимые личностные знаки, на что указывают содержащиеся в них антропонимы. Появление прецедентных контекстов в научных публикациях свидетельствует об антропоморфизации и персонификации науки, т.е. имя ученого – субъекта прецедента – в какой-то момент начинает отождествляться с его концепцией, входит в “золотой фонд” науки и становится знаком самого научного знания. Прецеденты, будучи личностными знаками, способствуют упорядочению фактов науки, являются точками отсчета в изменении научной парадигмы, дают читателю и автору возможность систематизировать научное знание и ориентироваться в его фонде [Караулов, 1987]. Содержание  предшествующего знания, актуального для авторской концепции,  может и не получить в научном тексте эксплицитного выражения, оставаясь в то же  время понятным подготовленному читателю. Это происходит в  тех случаях, когда кванты старого знания – законы, гипотезы, теоремы – входят в дисциплинарный фонд той или  иной науки под именами их авторов,  превращаясь в  терминированные понятия, владение которыми является условием профессиональной компетенции каждого ученого.  Содержание дисциплинарного знания остается в подтексте и составляет имплицитную информацию, опирающуюся на общую профессиональную пресуппозицию автора и читателя.
 Прецедентное  знание, вербализированное на плоскости текста, – это субструктура научного текста, представляющая собой совокупность объединенных авторским замыслом прецедентов, выраженных речевыми знаками имплицитной информации, которые указывают на релевантные для   познавательной деятельности кванты старого знания: ley de Faraday, ley de Lenz,  ley de Pascal, ley de Nerst, teorema de Cauchy, bases de Schiff, cadena de Marcov, coeficiente Abbe, constante de Curie,  cilindro de Wehnelt, crisol de Gooch, contador G-M (Geiger-Muller), caracol de Pascal, etc. и с соответствующими прилагательными: de Euclides – euclidiano, de Euler  - de euleriano, de Tauber – tauberiano, de Newton -  newtoniano, образованными от имени в различных сферах науки. Например: «La concepciуn saussureana y hjelmsleviana del signo es por eso irrenunciable...» [Lara,2001,  63]«El problema planteado por el relativismo whorfiano y  estructuralista parecнa superado» [Lara, 2001, 73].
В гносеологическом плане  прецедент является типичным приемом сжатия старого знания с целью его сохранения, уплотнения и дальнейшего научного накопления. В связи с этим прецедентное знание является средством выражения научных констант, помогающих ориентироваться среди множества научных идей. Будучи свернутой речевой структурой, прецедентное знание вербализируется  в виде дискретно-точечных включений, инкрустирующих ткань всего произведение. В качестве примера рассмотрим прецедентные термины - эпонимы из  испанско-русского словаря [Попова, Мартынова 2008]: оnda de Lamb; onda  de Love; frontera de Conrad; frontera de  Mohorovicic; zona de  Benioff; dispositivo de Schlumberger. Прецедентное знание, как правило, не имеет специальных метатекстовых или графических демаркаторов, обязательных  для старого знания. Он апеллирует к знаниям и памяти читателя, отражает общность апперцепционной базы отправителя и получателя научного сообщения.
Интеграция нового знания, старого знания и прецедентного знания  в политекстуальную структуру является универсальным построением научного текста. В содержательном плане этот принцип детерминируется непрерывностью познавательного процесса и творческим переосмыслением прошлого научного опыта. В структурном плане этот принцип детерминируется  чередованием старого и нового знания как важнейшего интертекстуального механизма развертывания научного текста.
Смысловую структуру научного текста можно определить как особую организацию смыслов, обусловленных экстралингвистическими факторами, имеющих выраженность в поверхностной структуре текста во взаимосвязях текстовых единиц и типовых текстовых структур, специфических для данной речи.
Данный подход в современной трактовке предполагает исследование целых текстов в единстве  поверхностно-речевой и содержательно-коммуникативной сторон (т.е. во взаимодействии линейного и глубинного планов текста) с учетом детерминированности смысловой структуры произведения экстралингвистическими факторами.
На настоящий  момент накоплен обширный материал, касающийся теории лингвистики текста, текста в функциональной стилистики, также теории дискурса и теории жанрологии и ряде других отраслей науки. Выработываются специфические ракурсы исследования текста.
Изучены многие аспекты, связанные с разработкой теории текста, рассматриваемые с точки зрения различных подходов. Текст как объект лингвистического исследования рассматривается в современной науке о языке с различных позиций. Рассмотрим  некоторые из них.

Глава 2. Речевые модусы организации научно-технического текста

Поскольку системная организация текста пронизывает всю текстовую ткань и стилистически значимыми оказываются все языковые средства, для лингвистики оказывается существенным также и способ формально-языкового выражения смысловых единиц. Таким образом, собственно текстовые единицы являются двусторонними (формально-смысловыми), они выражают стилистико-речевую системность текста, обеспечивают композиционную и смысловую целостность текста и должны рассматриваться в аспекте его коммуникативной, когнитивной и социокультурной детерминированности.
  Как известно, при отборе единиц коммуникации  определяются различные подходы. С точки зрения того, что язык является средством коммуникации, выделяются такие коммуникативные единицы,  как текст или фрагмент текста, которые характеризуются связностью, композиционной целостностью, тематическим единством.  Научно-технический текст рассматривается как совокупность субтекстов, детерминированных  эпистемической ситуацией. Обратимся теперь к  другим текстовым единицам, которые представляют  собой определенные фрагменты текста. Эти фрагменты  могут быть рассмотрены как речевые модусы организации текста, традиционно связанные с  повествованием, описанием, рассуждением. Основой их различия являются критерии статики, динамики, констатации или каузального объяснения и т.д. Данные текстовые единицы характерны для любого текста, но они, несомненно, обладают  своими специфическими чертами в зависимости от соответствующего функционального стиля.
 В отечественной лингвистике под речевым (текстовым)  модусом понимается типизированный способ  изложения (передачи информации), который в конечном счете реализует  определенную коммуникативную установку говорящего. Категория речевого модуса рассматривалась многими исследователями, которые предлагали различные термины: функционально-смысловые типы речи [О.А.Нечаева], речевые типы [В.В.Одинцов], типы речевых произведений [В.И.Свинцов], композиционно-речевые формы [М.П.Брандес,  В.И.Провоторов], контексты [И.Р.Гальперин], речевые модусы [Ванников],   прототипические последовательности [J.M.Adam]  и другие.
Так, например, испанские  исследователи  дискурса [Calsamiglia Blancafort,  Tusуn Valls 1999, 269]  выделяют вслед за французскими исследователями [Charaudeau 1992, 641]  модусы организации  текста, которые связываются   именно с такими текстовыми функциями, как повествование, описание, объяснение. М.П. Брандес и В.И. Провоторов  определяют композиционно-речевые формы как схемы, которые организуют грамматические структуры в соответствии с типом дискурса  [Брандес,   Провоторов  1999, 19] . В интерпретации  Ж.М. Адама это  схематизация модусов организации текста [Adam, 1992] , в соответствии с которой тексты делятся на  повествовательные, описательные, экспликативные, аргументативные и др.
  Ю.В. Ванников  подчеркивает, что для научно-технического стиля характерны такие речевые модусы, как описание, объяснение, полемика [Ванников 1984, 52].  Описание основано на зрительном восприятии предмета или явления, объяснение отражает причинно-следственные связи между  явлениями и фактами, а полемика включает противопоставление различных точек знания, выдвижение гипотезы, их аргументацию. Выбор автором текста  одного из текстовых модусов зависит от этапа научного познания, и в этом смысле данная категория отражает фундаментальные характеристики текста. Описание характерно для начального этапа исследования, так как оно отражает эмпирическое знание, непосредственное наблюдение. Объяснение соответствует более высокой степени научного познания – выявлению основных закономерностей анализируемых понятий. Полемика отражает не только проникновение в суть явления (доказательство своей точки зрения) , но и критическое использование имеющегося знания по данной проблеме. Речевые модусы имеют узуальные средства для выражения определенных интенциональных смыслов. Следует учитывать, что в тексте обычно существуют различные модусы организации текста  [Calsamiglia Blancafort,  Tusуn Valls 1999, 269].
 Проблемы текстовых функций связаны с теорией аргументации в языке  [Anscombre,  Ducrot  1994]  и теорией речевых операторов, разрабатываемой  испанскими исследователями Сорракино Мартин,  Касадо Веларде, Хосе Портолес [Zorraquino Martнn 1988] . Точкой соприкосновения лингвистики текста и теории речевых операторов является  мысль о том, что языки  имеют в своем распоряжении специальные ресурсы (на уровне выше предложения) , чтобы выразить то, что называют текстуальными функциями организации дискурса. В соответствии с таким подходом  рассматриваются узуальные языковые средства в конкретном языке, для того чтобы выразить определенную текстовую функцию, которая известна нам в соответствии с нашей текстовой компетенцией [Zorraquino Martнn 1988, 61] . Так, например, для объяснения используются такие формы переформулирования, как es decir, o sea, esto es, для выражения противопоставления такие средства, как sin embargo, no obstante, en cambio, для приведения примера – como, por ejemplo, asн; для перечисления – en primer lugar, en segundo lugar, luego, despuйs, etc. В состав этих операторов входят союзы, грамматикализированные предлоги, наречия, наречные словосочетания, которые могут связывать не только предложение, но  и различные   высказывания. К ним же примыкают операторы, близкие к  междометиям [Zorraquino Martнn 1988, 52- 53] . Функциональная грамматика текста занимается исследованием семантического содержания этих лингвистических единиц, то есть – поиском семантического  инварианта, который получает различное выражение  на плоскости текста при их многократном использовании. Далее на  материале испанского научно-технического текста рассмотрим  способы вербализации текстовых функций  в рамках таких  речевых модусов  как, определение, описание, объяснение.

2.1.Речевой модус определения: структурно-семантическая характеристика
Дефиниция как логический прием есть способ установления связи обозначаемого, то есть некоторого фрагмента действительности, и обозначающего, то есть языковой формы. В общих словах, можно определить «определение» как установление смысла незнакомого термина с помощью знакомого термина  или слова. Существуют различные виды дефиниций, прототипным определением которых является установление родовидовых отношений по формуле: определяемое + дефинитивная связка + определяющее (родовидовой комплекс). Прототипное определение принадлежит прежде всего научному дискурсу, в то время как определения в целом функционируют и в других типах дискурса, в том числе, в обыденном, педагогическом и т.д., и поэтому в процессе реального общения дефиниция применяется гораздо шире, поскольку включает не только логические (классификационные), но и неклассификационные (трансформационные и интерпретационные) признаки.
 Речевые модусы организации научно-технического текста (объяснение, определение, описание) представляют собой типизированный способ изложения, основывающийся на переключении различных форм передачи информации, реализующий определенную целеустановку, комбинаторную модель построения данного фрагмента, которая включает  как типовые узуальные схемы, так и набор разноуровневых единиц, практикой общения приспособленных к выражению соответствующих типовых смыслов.


 2.1.1.Дефиниция в научно-техническом тексте

Известно, что научно-технический текст характеризуется определенными способами организации, выбора и использования языковых единиц различных уровней, что позволяет получить специфическое качество речи для оптимальной передачи научно-технической  интеллектуальной информации. Одним из таких способов организации является определение. Проблема определения не нова, она имеет обширную литературу [Ferrater Mora 1994, 796]. Геометрия  Эвклида начинается с 23 дефиниций, некоторые из которых не имеют математического значения, а направлены на то, чтобы дать читателю интуитивное представление о сущностях, которыми  ему придется оперировать.
Определения научного типа находятся в лексикографических и терминографических источниках (словари), в научно-технических книгах, в диссертациях,  научно-технических статьях, где  они функционируют с различной степенью частотности.
Мы исходим из того, что определение также относится к композиционно-речевым единицам, как и описание, повествование, рассуждение. Изучение композиционных и речевых единиц представляет особый интерес, поскольку именно в них интегрируются как композиционные, так и речевые характеристики текста в процессе их функционирования,  где они своеобразным образом сочетаются и интегрируются друг с другом.
Анализ дефиниции как единицы текста  ставит вопрос о ее  формальной структуре и ее соответствующих компонентах,  концептуальной структуре и  семантических составляющих, а также  об особенностях функционирования дефиниции в рамках  научно-технического текста.
Методами структурно-семиотического анализа выявляются элементы структуры определения и устанавливаются основные типы существующих между ними отношений. Прагматика определений, представляя  высший уровень семиоза, поддается выведению их из синтаксического (формального) и семантического (смыслового) уровня. При рассмотрении композиционных единиц текста с коммуникативных позиций следует различать два вида прагматики: адресную (перцептивную, относящуюся к процессам восприятия текста) и адресантную (генеративную, относящуюся к процессам порождения текста). Это значит, что прагматика определяет модели адресата и адресанта, заложенные в глубинной структуре текста. В научном тексте определение ориентировано на денотат или объект, который должен быть определен  и который является типичным представителем класса объектов с присущими им  определяемыми признаками. Иными словами, можно определить, что основной семантический признак дефиниции- « представителю определенного класса объектов присущи некоторые наиболее существенные определяемые признаки».
Анализ лексики, которая  является основой  определения, показал вполне очевидный факт:  это –  термины, хотя эти термины не всегда можно найти в  терминологических словарях. Автор считает необходимым дать определение для того, чтобы избежать  непонимания со стороны адресата.  Известно, что  одним из основных  свойств термина является его определимость [Головин, Кобрин 1987, 61].
 После того, как термин получает  определение в тексте, он функционирует  самостоятельно в номинативных цепочках текста, развивая его тему. Потребность отправителя текста определить с помощью дефиниций  содержание  основных терминов в тексте обусловлена тем, что, несмотря на традиционные заявления об однозначности терминов, термин в принципе многозначен в пространстве и времени и несет с собой ряд ассоциаций, что заставляет автора уточнять содержание своих  терминов.
 В тексте после того, как термин получает дефиницию, он функционирует независимо от дефиниции в номинативных цепочках текста, развивая его тему. Например:
«Arcillas. Los suelos llamados “arcillas” contienen, en realidad, sуlo una parte de arcilla propiamente dicha, tal como la hemos definido como fracciуn granulomйtrica. Esta parte llega a ver inferior al 25 por 100» (Carrazana Gуmez  1996, 125).
Далее термин  “arcilla”, являясь тематической основой фрагмента текста, функционирует в  рамках этого фрагмента: Hay una gran variedad de arcillas...
Podemos dividirlas en arcillas modernas y antiguas.
Las arcillas modernas  suelen proceder de ...
Las arcillas son muy heterogйneas...
Estas arcillas suelen estar hъmedas...
Dentro de las arcillas antiguas  hay tambiйn una gran variedad...
Las arcillas azules del final del terciario...
La mayor parte de las arcillas antiguas estбn ....
Estas arcillas son duras y firmes...
Todas ellas  (arcillas) son sensibles a la humedad...
La estructura de una arcilla antigua no es homogйnea...
Las arcillas de este tipo...
Ha estudiado la arcilla de Londres...Tienen propiedades coloidales... , etc. [125-126].
 Как видим, термин «la arcilla» в данном фрагменте является ключевым.
Следует отметить, что дефинируются не все термины научно-технического текста, а только те из них, которые важны для  продуцирования и понимания текста. В научно-технических статьях обычно дефинируется  одно из ключевых слов текста, которое входит в состав тематической сетки, присутствует в  заголовке, в  реферате, в подзаголовках, а также в  корпусе статьи. Например:
Заголовок: «Estado del arte y tendencias futuras en ingenierнa inversa.» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa, vol. 2. №5, 2002, 51-58).
Реферат, начало:
«En tiempos recientes la ingenierнa inversa se ha convertido en un tema relevante para industriales y acadйmicos”»(51).
Конец:  «Con base de la informaciуn presentada, los autores expresan su opiniуn respecto al futuro de la investigaciуn y aplicaciones de la ingenierнa inversa» (51).
Введение: «El tйrmino ingenierнa inversa  es utilizado en diversas бreas de la ingenierнa para denotar una variedad de mйtodos, tйcnicas y resultados. Las interpretaciones del tйrmino empleados en ingenierнa en computaciуn son maduras e incluso se encuentran estandartizadas. En ingenierнa mecбnica, el enfoque primordial de las investigaciones en ingenierнa inversa consiste en el desarrollo de modelos CAD de productos  (representaciones geomйtricas en dos o tres dimensiones realizadas en sistemas CAD)» (51) .
Подзаголовки внутри текста: «Investigaciуn en ingenierнa inversa basada en modelos CAD» (52).
«Tecnologнa de soporte para la ingenierнa inversa basada en modelos CAD» (52)
«Sistemas de ingenierнa inversa  que emplean tecnologнa de contacto» (53). «Sistemas de ingenierнa inversa que emplean tecnologнa sin contacto» (53).
«Sistemas de ingenierнa inversa basados en modelos de productos» (54).
«Otros puntos de vista sobre la ingenierнa inversa» (54).
«Ingenierнa inversa usando la secuencia de diseсo» (55).
«Ingenierнa inversa en el contexto de la ingenierнa concurrente» (55).
Заключение: «Se han presentado diferentes enfoques sobre la ingenierнa inversa en el contexto de la ingenierнa mecбnica» (56).
Термин “ingenierнa inversa” используется в тексте статьи 48 раз, и  при такой частотности он, несомненно, выполняет связующую функцию текста. Поскольку явление, обозначенное этим термином, многогранно и сложно,  в тексте  он представлен целый ряд определений:
«Comъnmente, ingenierнa inversa denota el proceso por el cual una parte (componente) existente, es recreada o reproducida sin contar con sus dibujos detallados» (52).
«La ingenierнa inversa consiste en la elaboraciуn de dibujos de partes existentes cuando la informaciуn de diseсo original no esta disponible” (52) .
“La ingenierнa inversa es una herramienta para actualizar  la base de datos CAD de productos, cuando su diseсo original ha sido modificado en producciуn» (52).
В общих чертах можно сказать, что  текст этой статьи представляет определение явления “Ingenierнa Inversa” в широком смысле слова.
 В связи с плотной связанностью тематического компонента и  заголовка  текста можно говорить о прагматизации заголовков, которая выражается в проспекции, то есть, связана со стремлением автора представить объект исследования до начала коммуникативного акта.
Грамматический анализ  дефинируемых терминов показывает, что в основном, это – существительные, субстантивированные причастия или словосочетания.
 Существительные в единственном и множественном числе: cargador, margas, calizas, muestrador, areniscos, etc. Например:
 «Zanjadoras. Como su nombre lo indica estas mбquinas  tienen como finalidad fundamental excavar zanjas. Constan de un tractor al que se acopla una rueda con cajillos dentales y un sistema de canjilones en rosario» (Carrazana, 1996, 83).
 «Rellenos. Consisten en elevar la cota del perfil  natural de un terreno» (Carrazana, 1996, 68).
Субстантивированные причастия: compensado, cebado, atacado. Например:
«Compensado. Este  movimiento consiste en excavar a media ladera y aprovechar este material para rellenar junto al corte»  (Carrazana, 1996, 64].
«Atacado. Se denomina atacado a la distancia que existe desde la parte superior del cartucho mas alto dentro del barreno hasta la superficie del terreno» (Carrazana, 1996, 159).
Существительное + прилагательное: peso unitario, lнmite plбstico, suelos turbosos. Например:
«Peso unitario. Es la determinaciуn del peso del suelo seco contenido en un volumen dado» (Carrazana, 1996, 47). 
«Limite lнquido. Es la mayor cantidad de agua que puede contener un suelo sin perder sus propiedades plбsticas» (Carrazana, 1996, 48).
«Arenas vivas. Llбmanse  asн arenas que presentan, en las circunstancias en que se encuentran, una resistencia muy baja al esfuerzo cortante, comportбndose casi como si fuera un fluido» (Carrazana, 1996, 122).
 Существительное + предлог + существительное:  el movimiento de tierra, excavaciуn con transporte, la cimentaciуn en balsa, etc. Например:
 «La cimentaciуn en balsa o placa corrida, tal como su nombre lo indica, consiste en una placa o losa de hormigуn armado»  (Carrazana, 1996, 210).  «Las calas de prueba son resultado de una operaciуn combinada que consiste en perforar el suelo hasta donde nos interesa y allн proceder a hincar un  muestrador con el que podemos lograr una muestra inalterada o semialterada» (Carrazana, 1996, 36).
 Существительное + предлог + прилагательное + существительное: lнnea de menor resistencia, muestreador  de pared delgada, etc. Например:
«Se llama lнnea de mayor resistencia a la distancia que existe  desde el fondo del barreno hasta la superficie del terreno» (Carrazana, 1996, 159).
 Введение дефиниции в научно-технический текст может быть эксплицитным и имплицитным. В первом случае выделяется  лексика, специализирующаяся на введении дефиниции. Например:
«Telefonнa mуvil: Se denomina al servicio de voz  suministrado  por la red telefуnica nacional, especialmente la red telefуnica mуvil» (Servicio de Telecomunicaciones, 2001, 12).
«Turbulencia en aire claro. Nombre que se le da a la turbulencia que puede ocurrir en un cielo perfectamente claro sin presentarse aviso visual alguno»  (Glosario de tiempo, 2001, 5).
«Resistencia al agua. En forma general se define como la capacidad del explosivo para soportar la penetraciуn del agua» (Lozano, 1990, 10).
Во втором случае введение дефиниции в текст не связано со специальной лексикой, а связано с прототипной моделью определения: определяемое + дефинитивная связка (ser) + определяющее. Можно назвать ее формальной дефиницией. Например:
«Multimedial: es un servicio fijo inalбmbrico, punto a multipunto, de banda ancha, que permite, simultбneamente, una gran variedad de prestaciones uni o bidimensional para transmisiуn de voz, datos e imagen, tales como telefonнa, televisiуn, Internet, servicios interactivos» (Servicio de Telecomunicaciones, 2001,13). «Motoniveladoras. Es una mбquina autopropulsada sobre neumбticos con dos ejes  en tandem en la parte posterior» ( Carrazana, 1996, 94).
 «Areniscos. Son suelos  arenosos  cementados con carbonatos de calcio de magnesia que por tener  gran consistencia presentan caracterнsticas de roca blanda» (Carrazana, 1996, 20).

2.1.2. Лексика, вводящая дефиницию
Лексику, выполняющую функцию введения дефиниции  в научно-техническом тексте, которая, в основном, имеет глагольный или  глагольно-именной характер (nombrarse – dar nombre, definir-   hacer definiciуn, etc.), можно разделить на следующие классы: 
Деноминативная лексика, в состав которой входят: llamamos, se llama, llamado, se denomina,  recibe el nombre,  como su nombre lo indica, se conoce con el nombre, nombre que se le da, el tйrmino se aplica a, etc.  Например:
 «Este fenуmeno de fijaciуn de determinadas sustancias a la superficie de los sуlidos recibe  el nombre de adsorciуn» (Carazana, 1996, 10). 
 «El tйrmino roca se aplica a los lechos naturales o  a los  grandes  fragmentos duros de procedencia нgnea, sedimentaria o metamуrfica” (Carrazana, 1996, 6).
 «Este estrato llamado mesosfera, que va desde los 50 a los 80 Km., se caracteriza por el marcado descenso de la temperatura al ir aumentando la altura» (Glosario de tiempo, 2001,21).
 «Se denomina atmуsfera a la capa de gases que rodea la tierra» (Carrazana, 1996, 68).
В этом случае вводный глагол может быть:
a) личный, который указывает на авторский источник информации, субтекст нового знания:
 «Llamamos movimientos de tierra a todos los trabajos realizados tendientes a lograr un  cambio en la topografнa  de una determinada zona o бrea» (Carrazana, 1996, 52).
б) безличный, но содержит пресуппозицию  "segъn el autor":
«Esta superficie superior se denomina nivel del manto freбtico» (Carrazana, 1996, 21). «La inflamabilidad se define como la facilidad con la cual un explosivo o agente de voladura puede iniciarse por medio de llama o calor» (Lozano,1990, 118).
Конструктивная лексика, включающая такие формы как: consiste en, consta de, estб constituido de,  estб compuesto de, etc. Например:«Granulometrнa. Consiste en la determinaciуn de los tipos de  granos o partнculas del suelo y los porcentajes en que se encuentran presentes»(Carrazana, 1996, 47).
«Suelos turbosos.  Estos suelos estбn constituidos en su mayor parte por materias orgбnicas y restos de las plantas que se mantienen sin descomposiciуn» (Carrazana, 1996, 18).
«їDe quй se compone un extintor? Un extintor estб compuesto  por un recipiente o cuerpo que contiene el agente extintor» (Extintor) .
  Лексика, выражающая цель, функцию: tiene como finalidad, tiene  como  principal funciуn, tiene como objeto, etc. Например:
«Excavaciуn con transporte horizontal. Tiene como objetivo fundamental realizar una excavaciуn y transportar el material excavado hacia el lugar destinado de antemano» (Carrazana, 1996, 64).
Лексика, указывающая на происхождение: el resultado, resultar, en  consecuencia, es producto de . Например: «La consolidaciуn inicial es el producto de la expulsiуn de gases contenidos entre las partнculas de un suelo de arcillas al ser sometido a una carga» (Carrazana, 1996, 13).
«La consolidaciуn primaria ocurre al ser expulsada el agua que se encuentra libre o en exceso entre las partнculas de arcilla» (Carrazana, 1996, 14).
 Сравнительный анализ дискурсивных дефиниций и обычных лексикографических дефиниций позволяет выделить три типа отношений.
Во-первых, некоторые термины, которые дефинируются в  научно-техническом тексте, отсутствуют в соответствующем специализированном словаре и в научно– техническом словаре: compensado, atacado, peso unitario, lнmite lнquido, consolidaciуn primaria, lнnea de mayor resistencia, etc.
Во-вторых, некоторые из этих единиц не имеют устойчивого терминологического характера, а представляют собой свободные синтагмы. Однако в результате  дефинирования они  терминологизируются. Поскольку автор не уверен в адекватном восприятии этих  терминов со стороны реципиента, он определяет их, для того чтобы изложенный текст был воспринят адекватно. Таким образом, стратегия автора заключается в том, чтобы посредством дефиниции сформировать текстуальные термины, которые с помощью дефиниции обозначат  ясно и точно понятие.
 В-третьих, другие термины, получившие определение в тексте, имеют дефиниции в специализированных словарях, но их текстуальное содержание не соответствует лексикографическому  определению:
«Rellenos. Consisten en elevar la cota del perfil  natural de un terreno» (Carrazana, 1996, 68) .
«Relleno. Acciуn de verter un material para  llenar. Contenido  interior o el propio material» (Diccionario de la Construcciуn) .
Таким образом, специализированный контекст обуславливает специализированное значение дефинированного термина, которое не соотносится с лексикографическим описанием термина в словаре, хотя  оба термина используются в сфере строительства.
Иногда в тексте родовой термин модифицируется частным модификатором, который препятствует однозначному соотнесению дефиниций:
«La cimentaciуn en balsa o placa corrida, tal como su nombre lo indica, consiste en una placa o losa de hormigуn armado»  (Carrazana, 1996, 210).
Определение = введение +  состав +  материал. «Cimentaciуn. Obra de fбbrica que constituye el cimiento o anclaje al terreno de un edificio o construcciуn» (Diccionario de la Construcciуn). Определение =продукт + тип + место.
Наконец третий тип соотношения  текстовых и лексикографических дефиниций представляет различный объем дефиниций: 
«Granulometrнa. Consiste en la determinaciуn de los tipos de  granos o partнculas del suelo y los porcentajes en que se encuentran presentes» (Carrazana, 1996, 47). Определение =  введение [consiste en] +  определимость + материал.
«Granulometrнa. Medida de las dimensiones y de los porcentajes de las partнculas o granos de una sustancia granulosa cualquiera» (Diccionario Cientнfico Tйcnico) . Определение = мера  + материал.
«Zanjadoras. Como su nombre lo indica estas mбquinas  tienen como finalidad fundamental excavar zanjas. Constan de un tractor al que se acopla una rueda con cajillos dentales y un sistema de canjilones en rosario» (Carrazana, 1996, 83).
Определение = введение + род +цель + конструкция.
«Zanjadora. Trinchadora, mбquina para la apertura rбpida de zanjas continuas en el campo abierto que especialmente es una variante  de la pala mecбnica»(Diccionario de la Construcciуn) . Описание= род + функция  + сравнение (pala mecбnica).
 В данном случае автор строит дефиницию под своим углом зрения. Определяемый объект многогранен и может быть определен с различных точек знания. Конечно, данная вариативность ограничена, но определенная свобода выбора есть.
 Надо отметить, что текстовые дефиниции имеют более конкретный, ситуативный характер, они встраиваются в специализированные контексты, которые обуславливают их определенные характеристики, в то время как лексикографические описания  контекстуально не обусловлены и имеют более абстрактный характер (cualquier elemento, sustancia cualquiera, fundamentalmente, principalmente, etc.).

2.1.3. Структура текстового определения
 Анализ структуры  текстового  определения показал, что она представляет собой линейную последовательность из  одного или нескольких предложений. В ее структуре присутствует главный компонент, так называемая «микродефиниция», которой подчиняются другие  компоненты. Элементы определения обладают своими характерными признаками и закономерностями, которые в совокупности составляют специфику данной единицы текста.
 Главный компонент определения – микродефиниция – выступает как определение. Она характеризуется устойчивой, жесткой синтактико-семантической организацией, ядром которой служит актуальный детерминирующий предикат, соответствующий указанию на ближайший к определяемому понятию род.
 Другие компоненты, входящие в состав определения, являются переменными. Они  связаны  прямо или косвенно с  ядром (микродефиницией), и могут быть определены как спецификаторы.  В  свою очередь, спецификаторы  служат для  спецификации дифференциальных  признаков определяемого объекта.
 Спецификаторы выделяются на основании функционально-смысловых критериев, они могут выражаться в виде слова, словосочетания, предикативной единицы, представляя собой компоненты структуры микродефиниции, производящие смысловое развитие, уточнения определенного понятия за счет сообщения какого-либо его дифференциального признака. Рассмотрим пример:
 «Escarificadores [Rooter]. Esto es un equipo que consta de uno, dos o tres dientes que se adapta generalmente a un buldozer con la finalidad de romper suelos  duros y rocosos». (Carrazana, 1996, 70).
 Микродефиниция определяет видовую принадлежность " es un equipo",
1 спецификатор – que consta de uno, dos o tres dientes (различительный признак указывает на  структуру ).
2 спецификатор  –se adapta  a un bulldozer (различительный признак указывает на способ использования).
3 спецификатор– con la finalidad de romper suelos  (различительный признак указывает на цель).
Таким образом, определение имеет постоянный компонент (микродефиниция) и переменные компоненты (спецификаторы), которые в совокупности составляют структуру данной единицы.

 
Микродефиниция   
спецификатор 1     спецификатор 2     спецификатор 3 
Фигура 1.   Структура дефиниции
Семантический анализ дефиниций позволил выделить различные семантические типы спецификаторов. К ним относятся следующие:
характерологический спецификатор.   Он сообщает  адресату о наиболее характерных свойствах определяемого предмета. Например:
«Llamamos drenaje al sistema utilizado  para conducir las aguas hasta lugares apropiados al fin de evacuarlas» (Carrazana, 1966, 261)
 «Llamamos rechincho al tipo de relleno que se realiza en areas pequenas o de poco ancho» (Carrazana, 1966,  280);
генетический спецификатор.  Он сообщает адресату о способе образования  определяемого предмета. Например: 
«Las calas de prueba son el resultado de una operaciуn  combinada que consiste en perforar el suelo hasta donde nos interesa y alli proceder a hincar un  muestreador» ( Carrazana, 1966, 36). «El resultado de este sistema asн creado da lugar al llamado cimiento en voladizo» ( Carrazana, 1966, 210),
конструктивный спецификатор. Он сообщает адресату о строении или структуре определяемого объекта. Например: «Muestreador o saca-nucleos es un pedazo de acero endurecido de 2 o 10 pies de largo con un palo unido al extremo final» (Carrazana, 1966, 41).
«Suelos turbosos. Estos suelos estan constituidos… por materias orgбnicas y restos de plantas que se mantienen sin descomposicion» (Carrazana, 1996,  18).
«Componentes de Microsoft. El servicio se compone de elementos reactivos  de respuesta a problemas de soporte y un componente proactivo de informaciуn tйcnica de soporte».  (Cosme, 1994, 36);
функциональный спецификатор. Сообщает о функции определяемого объекта,  его способности производить те или иные действия, операции. Например:
«La grua con retroexcavadora. Esta mбquina,  como su nombre lo indica realiza el funcionamiento moviendo la pala en sentido inverso» (Carrazana, 1996, 82);
«Zanjadoras. Como su nombre lo indica estas mбquinas tienen finalidad fundamental de excavar zanjas» (Carrazana, 1996, 83);
экземплярный спецификатор:перечисляет примеры, в том числе указание на основные подклассы, составляющие данный класс: halуgenos – flъor, cloro, bromo, yodo.
 Основные синтактико-смысловые параметры микродефиниции, в частности, ее устойчивая структурная организация, представляют собой результат длительного отбора, в результате которого сложилась оптимальная форма, используемая для раскрытия научных понятий.
Следует также отметить, что определение как текстовая единица, имеет и другие переменные компоненты, с помощью которых можно еще более расширить понятие определяемого объекта.  К ним относятся экстенсификаторы, дескрипторы и др. Они служат для расширения понятия  об определяемом предмете  путем сообщения его отличительных признаков. Экстенсификатор представляет собой спецификатор, оформленный в отдельное предложение. Семантические разновидности экстенсификаторов соответствуют описанным выше типам содержания спецификаторов. Например: «Cuchara de Terzaghi. Es una cuchara muestreadora que consiste en un tubo cortado longitudinalmente con un diбmetro  interior que puede ser desde 1,5 pulgada hasta 4 pulgadas.  En el extremo inferior se le adiciona  un "zapato" con filo para cortar el suelo. Y en el superior, un adaptador para unirlo  a las varillas de transmisiуn… En la parte superior lleva una vбlvula de cheque a fin de retener las muestras que sean blandas» (Carrazana, 1996, 56).
Выделим структурные компоненты данного определения.
1. Микродефиниция: Cuchara de Terzaghi. Es una cuchara muestreadora... (род).
 2. Спецификатор: consiste en un tubo cortado longitudinalmente (конструктивный).
 3.Спецификатор:  con un diбmetro  interior que puede ser desde 1,5 pulgada hasta 4 pulgadas (количественная характеристика).
  4. Экстенсификатор: En el extremo inferior se le adiciona  un "zapato" con filo para cortar el suelo (конструктивный).
  5. Экстенсификатор. Y en el superior, un adaptador para unirlo  a las varillas de transmisiуn…(конструктивный). 
 6. Экстенсификатор. En la parte superior lleva una vбlvula de cheque a fin de retener las muestras que sean blandas (конструктивный, функциональный).
Экстенсификаторы позволяют уточнить и конкретизировать информацию о предмете определения и дают адресату дополнительную информацию, описывая более расширено  определяемый объект.
Синтактика и семантика рассматриваемого фрагмента таковы, что в совокупности они способствуют осуществлению прагматической задачи- сделать определение детализированным, обеспечив при этом высокую надежность, адекватность восприятия читателем сообщаемой информации.  Членение содержания на семантические компоненты, каждый из которых несет свою часть сообщения, ведет к последовательному фокусированию внимания читателя на ряде дифференциальных признаков предмета, программируя его восприятие.
В процессе  функционирования в тексте определения в большинстве случаев занимают начальную позицию вслед за  определяемым термином. Они вводятся в текст, где сочетаются с другими  композиционно-речевыми единицами, развивая тему параграфа,  главы и д.т.  Например,  комбинирование определения с оценкой:
«Margas. Estos son suelos cementados , constituidos por arcilla…, presentan una variedad  en su composicion… Son buenos suelos para cimentar» (Carrazana, 1996, 118). Оценка: buenos suelos.
Возможен и другой вариант, когда сначала дается объяснение явления, а затем формулируется определение:
 «Todo sistema fнsico estб compuesto de бtomos; cada бtomo posee una cierta cantidad de energнa interna y tiende a ocupar un estado en el que esta energнa sea mнnima. A este estado se le llama  estado base» (Boullosa, 1983, 5).
 «Cuando la luz viaja de un medio con un нndice de refracciуn dado a otro con un нndice menor, existe un бngulo de incidencia para el cual la luz se refleja totalmente y que se conoce como el бngulo crнtico del medio» (Boullosa, 1983, 21).
 Как видно из примеров, сначала дается объяснение, а потом на основе объяснения строится определение.
Определение  может сочетаться с рассуждением:
«Las calizas son rocas sedimentarias de alta resistencia a la comprensiуn y por  tanto   los estratos en que se presentan resultan muy seguras para cimentar» (Carrazana, 1996, 185).
Микродефиниция:  “rocas sedimentarias”.
Спецификатор:   “alta resistencia”.
Объяснение:    “y por tanto… resultan muy seguras” .
Определение комбинируется с  уточнением: 
 «Resistencia al agua. En forma general se define como la capacidad del explosivo para soportar la penetraciуn del agua. Mбs, precisamente, la resistencia al agua es el nъmero de horas que el explosivo puede hallarse cargado en agua y aъn ser detonado» (Carrazana, 1996,10).
 В научных текстах  распространены смешанные и слитные формы. По способу смешения и слияния здесь могут быть самые разнообразные варианты: либо перебивка одной композиционной формы другой,  либо перемешивание форм (определение – описание), либо вторжение.
 На коммуникативно-функциональном уровне определение имеет свои особенности. Прежде всего, оно функционирует в акте коммуникации как единица референтная, поскольку сообщение о свойствах и связях реального мира представляет основную задачу подлинно научного изложения. В основе определения лежит пресуппозиция о достоверности излагаемой информации.
Фактор адресата играет основную роль при определении различных видов дефиниции. Важнейшей характеристикой учебной дефиниции является учет уровня знаний и жизненного опыта учащегося, и в этом плане учебная дефиниция в отличие от научной  имеет тройную ориентацию:
а) научную, то есть раскрывающую объективные качества и свойства определяемого предмета;
б) адресатную, то есть адаптирующую знания к уровню учащегося;
в) процессуальную, то есть распределяющую способы подачи информации применительно к различным этапам обучения.
Учебная дефиниция является необходимым прецедентным текстом для человека, стремящегося к усвоению теоретических знаний, она не фигурирует как необходимый компонент на сокращенной дистанции общения (в быту), но является существенно важной для развернутого кода общения, когда коммуникант должен высказаться по поводу абстрактных понятий [Коротеева 1999, 7- 8].
В заключение отметим, что анализ  научно-технических определений, которые рассматривались как текстовые единицы, позволил описать как   их формальную структуру, которая состоит из постоянных (микродефиниция) и переменных компонентов (спецификаторы, экстенсификаторы), так и семантическую структуру, включающую семантические группы спецификаторов,  и условия их функционирования в тексте.

2.2. Речевой модус описания в  научно-техническом тексте
По определению словаря испанского языка (DRAE) описать – значит определить что-то, не выделяя основные черты,  а выражая общую идею частей или свойств описываемого предмета.  Описание является функцией научного исследования, состоящей в фиксировании результатов опыта (эксперимента или наблюдения) с помощью определенных систем обозначения, принятых в науке. Следует отметить, что   раньше некоторые авторы рассматривали описание как форму определения, которая называлась «описательное определение» [Farreter 1994, 828].
В грамматике Пор Рояль утверждалось, что  описание – это менее точное определение, которое дает определенное знание о качествах и свойствах определяемого объекта, в соответствии с которыми можно определить, чем оно отличается от других объектов. Для некоторых целей достаточно описания, но оно никогда не является полным. Но и описание, и определение тесно связаны друг с другом, поскольку речь идет об одной и той же операции, только в первом случае рассматриваются главные черты, а во втором описывается материя, форма, цели и т.д.
 Начиная с XIX века, стали противопоставлять описание и определение, обратившись к тем функциям, которые могут выполнять первое и не может выполнять второе. С этого времени начинается противопоставление объяснения и описания, в частности, каузального объяснения и описания.
 Научное описание объекта представляет собой деятельность, которая  в соответствии с  теоретическим подходом  фиксирует (если возможно в количественной форме)  основные свойства исследуемого объекта. Описание играет важную роль в научно-технических дисциплинах, которые направлены на детальное  и организованное описание внешнего мира. В конечном счете, любая наука имеет как описательный, так и экспликативный и доказательный аспекты.
 В лингвистике описание как речевой модус противостоит повествованию, в том плане, что повествование отражает динамику развития событий, фактов и движений, а  описание выражает статическую картину реальных фактов в определенный момент времени. Это две различные модели  представления фактуальной информации, дифференциальным признаком которых является отношение к лингвистическому времени. Динамическая информация связана с   повествовательным типом, статическая –  с дескриптивным,  а информация, не связанная с  временными признаками,  является информацией аргументативного типа. Таким образом, эти речевые модусы (композиционно-речевые формы в другой терминологии), однородные типы внутритекстовой грамматической композиции– это схемы, которые  диктуют вид упорядоченности материальных грамматических структур. Так, повествование – это структура (связь) последовательных событий, описание – это связь соположения предметов, явлений и характеристик, рассуждение – это связь выводимости одного положения из другого, разъяснение положений. Именно эти структуры определяют характер  языково-синтаксического оформления фрагментов текста.
 Таким образом, описание предназначено для изображения факта сосуществования предметов и их признаков в одно и то же время, а именно –  для подробной передачи состояния действительности. Описание как структурная связь характеризуется соположением перечисленных выше фактов. Эта внутритекстовая связь проявляется в языковой грамматической форме в виде соединительной, коррелятивной связи, однотипности временных форм сказуемого и параллельном строении предложений. Описание соотносится с категорией пространства, отсюда в ее языковом оформлении много наречий места. Основную смысловую нагрузку в описании несут существительные и прилагательные. Глаголы, как правило, стерты в своем значении, ослаблены и сведены на положение связок.
 Описание денотативно ориентировано на объект, изображаемый в качестве типичного представителя определенного класса предметов либо типовой ситуации,  что дает основание интерпретировать его содержание как типизирующее. Эта типичность часто выражается с помощью индикаторов повторяемости. Например: «La mica suele tambiйn conservarse sin transformar» (Carrazana, 1996, 132).
Типовая целеустановка описательного модуса– представить данные о характерных свойствах изучаемого объекта, его главнейших отличительных признаках, месте в системе известных объектов. Налицо сложная цель, реализуемая тремя соответствующими коммуникативно-познавательными действиями, причем в процессе научного поиска каждое предшествующее действие – условие последующего. Эта цель, как видим, предполагает, прежде всего, формирование базисного опытного знания о новом объекте, но, кроме того, и предварительную таксономическую квалификацию последнего.
Размер описательных фрагментов может сильно варьироваться в зависимости от характера рассматриваемого явления, полноты охвата возможных аспектов его изучения.
Общая схема реализации типовой целеустановки может по-разному воплощаться в  композиции текста. Иногда эта информация содержится уже в заголовке: «El gйnero Torreonis: descripciуn de una nueva especie en Cayo Coco, Cuba», «Nuevo parбsito de Pachnaeus litus en Cuba» (Centro agrнcola, 1981, 57-61, 87-113). Затем следует  систематизированное описание свойств нового вида, составляющее, как правило, большую часть объема речевого произведения.  Приведем пример, где описывается внешний вид насекомого.
«Descripciуn de los adultos:
Longitud total del cuerpo 5,70mm. Color general, amarillo dorado. Ojos caramelita oscuro. Abdomen con estrecho borde negro, discontinuo en el extremo posterior de cada segmento. Alas hialinas con tres bandas  negruscas, transversales, el borde costal teсido de amarillo tйnue.» (Centro agrнcola, 1981, 58).
 В качестве примера описания вещества приведем описание  лития: «Litio lithium Elemento quнmico, sнmbolo lн, nъmero atуmico 3 y peso atуmico 6.939. El litio encabeza la familia de los melates alcalinos en la tabla periуdica. En la naturaleza se encuentra como una mezcla de los isуtopos Li 6 Li 7. Es el mental sуlido mбs ligero, es blando de bajo punto de fusiуn y reactivo. Muchas propiedades fнsicas y quнmicas son tal, o mбs parecidas a las de los metales alcalinotйrreos que a las de su grupo.
El principal uso industrial  del litio es en forma de estearato de litio como espesante para grasas lubricantes. Otras aplicaciones importantes  de compuestos de litio son en cerбmica, de modo especнfico en la formulaciуn de esmaltes para porcelana; como aditivo para alargar la vida y el rendimiento en acumulaciones alcalinos y en soldadura autуgena y soldadura para latуn, etc.» [Calsamiglia Blancafort].
Как видим, научное описание  характеризуется объективностью, полнотой и упорядоченностью. Например, описание определенного вещества предполагает информацию о его форме, свойствах, структуре, реакциях, использовании и т.д. При описании процессов учитываются различные фазы процессов, изменения, которые возникают в результате этого, завершение процесса и каждой фазы и т.д. В самом деле, в каждом конкретном случае исследователь рассматривает тот или иной план объекта– качественный, количественный, функциональный, генетический структурно-морфологический и др.
Важно отметить, что все многообразие вырабатываемых наукой исследовательских программ соотносится с ограниченным составом предельно широких понятий (категорий), таких, как пространство, время, качество, количество, содержание, форма и др., и конкретизирующих их менее общих концептов.
Ж. М. Адам [Adam 1992] предлагает следующую прототипную схематическую организацию дескриптивной модели:    тема
аспекты      отношения
свойства части  ситуации  ассоциации
место  время   сравнение  метафора
 Выделяется три процесса в дескриптивной модели: первый связан с определением  объекта в его целостности (тема). Тема может быть определена сразу или же после того, как будут перечислены все характеристики. Второй связан с аспектуализацией, то есть различаются качества, свойства и части описываемого объекта, третий определяет связи с объективным миром, то есть с пространством, временем, а также с различными ассоциациями. 
Таким образом,  объект описания  может быть глобальным (нерасчлененным), может члениться на составные части (аспекты, параметры). После ввода описываемого объекта развертывание его содержания идет по линии  акцентуации его характерных и  индивидуальных черт.
Наиболее типичным способом организации информации в описательных фрагментах является перечисление признаков, свойств, качеств объектов и процессов реальной действительности:
«Accesorios Estбndar: Cada detector PhD Plus es enviado completo con estuche de cuero, correa de transportar, equipo de sacar muestra con aspirador de mano y 10 pies de tubo plбstico, guнa de operador, manual de referencia, tarjeta de referencia rбpida y un video de entrenamiento».
 В описании перечислено 9 объектов. Далее  описывается один из этих объектов (el equipo de sacar muestras), его  отдельные части. Синтаксическая структура описания параллельная, что позволяет обратить  внимание как раз на детали:
«El equipo de sacar muestra incluye un adaptador de calibraciуn para sacar muestra, burbuja de substraer, tuberнa plбstica, sonda de muestra y filtros de repuestos para las sondas de muestras».
«Los detectores alcalinos "PhD Plus" incluyen un paquete de pilas alcalinas y un conjunto de tres pilas AA desechables ».
«Los detectores "NiCad" PhD Plus incluyen un paquete de pilas "NiCad" y un cargador rбpido e instantбneo ademбs de un paquete de pilas alcalinas de repuestos y un conjunto de tres pilas AA desechables».
Таким образом, данная синтаксическая структура позволяет оптимально организовать более 20 деталей рассматриваемого инструмента. Такое изобилие деталей, с одной стороны, обусловлено потребностью перечислить все компоненты набора, в котором важна каждая деталь, а  с прагматической точки зрения оно обусловлено  необходимостью убедить потенциального пользователя этого технического приспособления в том, что оно совершенно, что предусмотрены все мельчайшие детали, которые обеспечивают его хорошее функционирование. Это описание принадлежит к  техническим описаниям типа коммерческого предложения, где описательная стратегия направлена на убеждение. Функция этого описания информативная и  персуасивная одновременно.
Перечисление может быть осложнено использованием родо-видовых отношений, тогда оно принимает вид операции разложения. Если используется некий суммирующий оператор (por ejemplo, todo esto), то получается обратная разложению операция сложения. Другим примером осложнения перечисления может служить операция ранжирования, то есть  упорядочение объектов по степени проявления в них того или иного признака. Это может быть упорядочение по размеру, предпочтению, возрастанию и др. При ранжировании, в том числе и для упорядочения мыслей, могут применяться специальные операторы, формально указывающие на приоритет соответствующего содержания (en primer lugar, en segundo lugar, a continuaciуn, etc.). Союзные операторы придают порядку компонентов дополнительную смысловую ориентированность. В наиболее сжатой форме перечислительное описание дается в виде списков:
El Detector de Gas Combustible
 Fбcil de utilizar: Todos los procedimientos necesarios para la operaciуn diaria, incluyendo ajustes de calibraciуn automбtica, son controlados a travйs de un simple botуn Modo On /Off.
 Tamaсo compacto: Suficientemente pequeсo para llevarlo en el bolsillo de su camisa, el detector Ex Plus pesa menos de 6 onzas.
 Diseсo robusto: El detector Ex Plus estб completamente sellado, para resistir las agresiones del ambiente. Su estuche robusto, laminado de metal, estб diseсado para minimizar interferencias de frecuencias radiales.
 La conveniencia de baterнas desechables: El detector ExPlus puede ser ordenado para utilizarse con baterнas desechables o baterнas recargables. Cada conjunto de baterнas alcalinas "AAA" desechables, proveen hasta 8 horas de operaciуn continua, mientras el paquete de baterнas recargables, provee hasta 6 horas de operaciуn continua.
 Alarma vibrador opcional: Una alarma vibrador interna opcional, permite que el detector pueda ser utilizado en ambientes de alto ruido.
 Ajustes de Calibraciуn Automбtica: La "Auto Calibraciуn de un Botуn" estб disponible en todo momento, mientras el detector ExPlus estб en operaciуn normal. Todo lo que tiene que hacer es oprimir el botуn "Modo", conectar el adaptador y aplicar el gas al sensor. Todos los ajustes son efectuados automбticamente (Acta mexicana de ciencia y tecnologнa. Vol.8-12, 2002,48).
 
2.2.1. Семантика глагола в описании
 Описательные фрагменты характеризуются номинативной лексикой (существительные, прилагательные, субстантивированные причастия) терминологического  характера. Важным синтаксическим признаком описательного фрагмента является единство временных форм (presente, imperfecto), смена  глагольной формы свидетельствует о появлении другого типа контекста:
 «La cбmara es catadiуptrica y tiene una longitud focal medida de 188 mm con una f[1.37. Posee un corrector afocal compuesto de dos elementos, un espejo plano que produce el quiebre del eje уptico, un espejo esfйrico cуncavo y una lente aplanadora de campo (описание). Esta ъltima fue construida en el Laboratorio de Уptica del Observatorio Astronуmico de La Plata en BK7 y a los efectos de producir una imagen plana del espectro sobre el plano del detector CCD » (объяснение), где появление  прошедшего времени меняет план описания на  объяснение.
Общеизвестно, что глаголы в описательном контексте стерты в своем значении и сведены до положения связок. Рассмотрим семантику глаголов, функционирующих в описательном контексте, на основе следующих семантических оппозиций:
  Статика / динамика, то есть  состояние и действие.
 Перфективное действие (в терминологии А. Бельо desinente), направленное на свой предел, имперфективное действие  (permanente в терминологии А. Бельо) не направленное на свой предел.
 Перфективное действие, которое достигает предела / перфективное действие, которое не достигает предела.
 Исходя из того, что типологической чертой описания является статический характер действия, глагольная лексика должна быть представлена в нем:
- глаголами и конструкциями состояния.
имперфективными глаголами [не направленными на предел].
перфективными глаголами [не достигшими своего предела].
Статический характер выражается глаголами состояния, отношения, экзистенциональными глаголами, вспомогательными глаголами в сочетании с прилагательными и причастиями, которые являются реальными носителями предикативного признака в  описании:
«A continuaciуn se describe cada parte del espectrуgrafo comenzando por la que es atravesada primero por el haz de luz para luego seguir con las restantes»([Calseo Espectrуgrafo REOSC). «La ranura se encuentra inclinada respecto del haz »
 «La cбmara es catadiуptrica» «El detector ExPlus estб completamente sellado, para resistir las agresiones del ambiente. Su estuche robusto, laminado de metal, estб diseсado para minimizar interferencias de frecuencias radiales».
«Las mбscaras de Hartmann se encuentran ubicadas delante del espejo plano» (Casleo Espectrуgrafo REOSC).
В данном случае содержательное значение глагола переходит на объект, при этом формируется качественное значение, а не значение действия. В связи с низкой информативностью глагольной лексики  (действие – качество) появляются перечислительные, описательные конструкции, в которых глагол в предикативной функции не употребляется:
El Detector de Gas Combustible
«Fбcil de utilizar: Todos los procedimientos necesarios para la operaciуn diaria, incluyendo ajustes de calibraciуn automбtica, son controlados a travйs de un simple botуn Modo On/Off .
Tamaсo compacto: Suficientemente pequeсo para llevarlo en el bolsillo de su camisa, el detector ExPlus pesa menos de 6 onzas».
Динамический характер глагола (перфективное действие, достигшее предела) нейтрализуется в описательных контекстах специальными текстовыми модификаторами, под воздействием которых он теряет свою динамичность. В роли модификаторов выступают  локализаторы, которые  связаны с категорией пространства. Динамический характер глагола под воздействием модификатора не достигает своего предела и теряет динамичность (presentar – presentar caracterнsticas = caracterizar).
«Es decir que los espectros superpuestos producidos por la red echelle caerбn paralelos o casi paralelos a los surcos de dimensiуn 102 mm, o sea 50% menores que en las redes originales. Esto produce un recorte en los extremos de los уrdenes» (Acta mexicana de ciencia y tecnologнa. Vol.8-12, 2002).
Локализатор может выполнять функцию подлежащего, именного сказуемого,  обстоятельства образа действия. Он может быть выражен эксплицитно и имплицитно, в последнем случае его можно восстановить из  контекста.
 Анализ описательных фрагментов показывает, что имперфективные глаголы могут иметь имплицитный локализатор, но для модификации динамического глагола нужен эксплицитный модификатор. Именно  он нейтрализует динамический характер глагола, который под его воздействием  приобретает статический характер.

2.2.2. Структура  текстового описания
 Структурная организация описания, как и любого речевого модуса, предполагает наличие и упорядоченную последовательность некоторого числа элементов, в сумме передающих сведения о внеязыковой действительности. В структуре большинства описаний выделяются два основных компонента, неравноценных по характеру передаваемой ими информации: тезис и детали. Тезис определяется как элемент структуры, передающий наиболее общую информацию о некотором объекте изображения. Детали представляют собой информативно равнозначные компоненты, сообщающие об отдельных сторонах, признаках предмета или явления, отдельных фактах или объектах, составляющих единую ситуацию. Объект описания может быть введен  несколькими типами информативного тезиса: классифицирующий, квалификативный, репрезентативный.
 Приведем пример описания с классифицирующим тезисом:
  Классифицирующий тезис
«Las rocas sedimentarias suelen dividirse en silнceas, arcillosas calizas, incluyendo en este grupo las dolomнas y rocas salinas (тезис).
Las primeras se corresponden con las arenas y se encuentran representadas espacialmente por las areniscas.
Como rocas arcillosas... podemos citar las pizarras, cuya estructura hojosa se debe a grandes esfuerzos de compresiуn de origen geolуgico.
Las rocas calizas se componen fundamentalmente de carbonato cбlcico y las dolomнas (детали) » (Carrazana, 1996,134).
Схема описания с классифицирующим  тезисом может быть представлена следующим образом:
 
Классифицирующий тезис
Divisiуn de rocas sedimentarias 
    детали
 
Состав                     Состав                           Состав
 Rocas silнceas         de rocas arcillosas      de rocas calizas   
Место Структура Состав 
Приведем пример описания с квалификативным тезисом:
Квалификативный тезис
«Dentro de las arcillas antiguas hay tambiйn una gran variedad (тезис). Las arcillas azules del final del terciario, como son las de la cuenca de Guadalquivir y las de Mбlaga,  presentan caracterнsticas parecidas a las modernas, pero son mбs consistentes  y mбs homogйneas por haberse depositado en golfos en los que a cimentaciуn se efectъa con mayor regularidad » (Juбrez Badillo, 1997,176).
«La mayor parte de las arcillas estбn fuertemente preconsolidadas por estratos subyacentes. Estas arcillas son duras y firmes... »
«La estructura de una arcilla antigua no es con frecuencia homogйnea, sino se traduce en terrones separados por una tupida red de fisuras capilares » (Juбrez Badillo, 1997, 126).
Схема описания с  квалификативным тезисом может быть представлена следующим образом:
 
Квалификативный тезис
variedad de arcillas 
  детали
 
Сравнение                  Характеристики                 Структура
Las arcillas azules           las arcillas azules                las arcillas azules 
 
Приведем пример репрезентативного тезиса:
Репрезентативный тезис
«Un suelo  cementado que tiene gran importancia en muchos lugares del Globo es el loes [тезис]. Es un suelo arenoso o limoso, cuyos granos se encuentran cementados por carbonato cбlcico, el cual no llega a rellanar todos los poros...» (Juбrez Badillo, 1997,130).
Схема описания с репрезентативным тезисом может быть представлена следующим образом:
 
Репрезентативный тезис Un suelo cementado loes 
  детали
 
Характеристика      Состав                                  
Детали в описании играют большую роль, так как каждая деталь вносит новый квант информации, помогая снять неопределенность знаний читателя об отдельных сторонах характеризуемого объекта.
Так как описание связано с категорией пространства,  в нем широко представлен локативный компонент, в частности сложные локативные предлоги, определяющие местоположение,  в другой терминологии «locuciones adverbiales preposicionales». Основной интегральный признак локативной предложной системы «место». В соответствии с дифференциальными признаками выделяются следующие  подгруппы локативных сложных предлогов:
 прелокативные  : delante de, enfrente, enfrente a , etc.;
 постлокативные: detrбs de, tras de, en pos de, etc;
 супралокативные: por encima de, encima de, arriba de,
 сублокативные: debajo de, bajo de , por bajo de, abajo de
 интрологативные: dentro de , adentro de,
экстролокативные: fuera de afuera de,
адлокативные: cerca de, junto a, al lado de , al pie de,
ультролокативные : lejos de, mбs allб de,
латеральные: a la derecha, a la izquierda,
пролокативные: a lo largo de, a lo ancho de;
сиркулокативные: alrededor de, en torno a, a travйs de.
 Их использование  в описательном контексте обусловлено тем, что при описании характеристик предмета возникает потребность уточнить детали с точки зрения их местоположения. Например:
«La cбmara no posee integraciуn y tiene un tubo intensificador delante»
«Actualmente las mбscaras de Hartmann se encuentran ubicadas delante del espejo plano».
«El filtro es instalado inmediatamente detrбs de la ranura».
«El obturador es montado inmediatamente despuйs de la ranura y el filtro como lo muestran las Figuras 1 y 2. Este obturador opera electrуnicamente a travйs del soft PMIS».
«El espejo del colimador es parabуlico fuera de eje y se encuentra en una posiciуn fija».
«El manejo de los recursos naturales requiere precisiуn para prevenir cualquier impacto causado por decisiones de planeamiento o catбstrofes, mediante el uso de imбgenes dentro de diferentes бreas».
«La Tabla 2 indica tambiйn el rango espectral libre [F], la cobertura espectral en cada orden [C] y la longitud de onda real en el centro de cada orden lambda».
«El dispersor cruzado define entonces la separaciуn entre los уrdenes».
«Esto produce un recorte en los extremos de los уrdenes»
(Calseo Espectrуgrafo, 10-15).
Следует отметить, что в научно-технических текстах встречается и динамическое описание, связанное с инструкциями пользования определенными механизмами, где описание осуществляется по этапам:
«Para construir el interferуmetro se colocan los espejos y el vidrio sobre la plastilina en unos soportes...  Primero se coloca el espejo B perpendicularmente al haz,... luego se pone una pantalla en E para que incida su reflejo. Finalmente se pone el espejo A haciendo coincidir exactamente su reflejo con algunos de los puntos en la pantalla» (Boudilla, 1983, 35).
 Объем описательных фрагментов может быть от одного предложения до главы или книги, особенно в описательных науках. В описательных фрагментах часто инкрустируются другие типы информации. Например, в описательной статье Casleo-Espectrуgrafo REOSC: Descripciуn   мы  находим вставки экспликативной информации:
«No es conveniente utilizar la ranura totalmente descubierta para espectroscopнa de ranura larga. Para ello el alto de la ranura debe limitarse con el decker».
«La Tabla 1 contiene los parбmetros para la configuraciуn del espectrуgrafo REOSC en modo DC»
«Recordemos que F es la longitud de onda entre dos puntos de уrdenes consecutivos que tengan el mismo бngulo de difracciуn mientras que C es el rango espectral en un orden dado. Si Flambda es mayor que C se pierde parte del espectro” etc. »
Такого рода инкрустации позволяют избежать монотонности описания, но никак не меняют описательный характер высказывания:
«La ranura tiene una altura de 30 mm y su apertura mбxima es de 2.5 mm en el plano focal del telescopio. Se abre a razуn de 50 µm por vuelta del cilindro mуvil del micrуmetro. La ranura se encuentra inclinada respecto del haz incidente para permitir que el reflejo en ella sea recogido por la cбmara de TV (описание) El "decker" ha sido aluminizado para facilitar la adquisiciуn del campo. La apertura de la ranura aъn no puede hacerse desde la Sala de Control (объяснение)».
Описательные модусы в процессе функционирования в научно– техническом тексте сочетаются практически со всеми видами речевых модусов: определением, объяснением, оценкой, размышлением.
Приведем пример «описания – размышления»:
 «La vбlvula guiada estб compuesta de una semiesfera penetrada por un vбstago el cual se proyecta verticalmente arriba y abajo, que se llama pistуn de vбlvula. La guнa de ambos extremos del pistуn de vбlvula es construida por un pasaje para el vбstago. Esto crea un sistema guiado de manera precisa que controla estrictamente el alineamiento de la vбlvula. Las guнas superior e inferior son idйnticas y reversibles. La vбlvula guiada elimina el contacto violento  y descontrolado que caracteriza la bola... (описание).
El diseсo de la vбlvula guiada  aumenta la vida ъtil de las vбlvulas, incrementa la eficiencia de bombeo e incorpora mayor бrea de flujo que las medidas en la vбlvula tradicional bola y asiento» ( размышление) (Casas, 2001, 9).
«Определение – описание- размышление»
«La mecha de seguridad es  el medio a travйs del cual es transmitida la flama a una velocidad continua y uniforme, para hacer estallar al fulminante o a una carga explosiva” (определение).
Estб formada por un nъcleo de pуlvora negra, cubierta por varias capas de materiales textiles, asfбlticos, plбsticos e impermeabilizantes, los cuales le proporcionan protecciуn contra la abrasiуn, el maltrato y la contaminaciуn por humedad (описание).
Es obvio que cualquier manejo que destruya o daсe el recubrimiento de protecciуn ocasionarб que la mecha no cumpla con su objetivo y tenga un funcionamiento defectuoso» (размышление) (Lozano, 1990, 14).
«Описание – оценка»
«Estos conectores a presiуn estбn formados por una pieza metбlica hueca, en cuyos extremos se introducen las dos puntas de cable que se va a empalmar. Estas conexiones soportan temperaturas mбximas de 350 grados (описание). Estos conectores son mбs econуmicos que los atornillados (оценка)». (Ingenierнa. Investigaciуn y Tecnologнa. vol. 2. №5,  2002, 69).
В качестве примера взаимодействия в тексте  описания, определения, объяснения и оценки приведем схему  фрагмента статьи Diseсo de redes de tierra en subestaciones elйctricas. Ingenierнa. Investigaciуn y Tecnologнa. 2000, 67-81.
Diseсo de redes de tierra en subestaciones elйctricas
 
Введение   
Определение (sistema de tierra)   
Объяснение (elementos de una red de tierra)   
Conductores   conectores   electrodos   
Описание   Определение  Определение   
Объяснение  Описание   Объяснение   
Перечисление  Описание   
Conectores  Conectores Conectores Перечисление   
Описание  Описание Описание Определение Объяснение   
Оценка Оценка Объяснение Описание   
Объяснение Объяснение   
Оценка  
Таким образом, комбинации определения, объяснения, описания, оценки  дают возможность  автору детально представить информацию, фокусируя ее под различным углом зрения. 
Итак, описание  объекта предполагает отбор и активное использование определенного круга разноуровневых языковых средств, участвующих в создании особой стилистико-речевой системности, отличающей эту текстовую единицу от других. Характеризуя речевую системность, нужно учитывать, что ее макроокраска определяется не только подбором, частотой употребления,  размещением средств языка, но и коммуникативной целенаправленностью высказываний. Действительно, отправитель речи стремится к тому, чтобы его намерение было узнано адресатом, и в нормальном случае достигает этой цели. Например, адресат, воспринимая указанную текстовую единицу, осознает реализованную автором установку – зафиксировать результаты систематизированного наблюдения нового объекта. Если же эта установка не осознана, то не понят и смысл сообщения. Можно поэтому утверждать, что коммуникативное намерение автора входит в само модусное содержание высказывания [Шмелева, 1988] или последовательности высказываний и что учет этого намерения важен для лингвостилистической характеристики речи (текста).

 2.3.Экспликативный речевой модус научно-технического текста
 Объяснение в широком смысле этого слова, которое включает в себя как закрепление процесса познания и изложение результатов познания, так и фиксацию способов применения этих результатов, можно определить как общее содержание научно-технического текста [Брандес, Провоторов  1999, 59].
По определению Словаря испанского языка Королевской Академии  объяснение – это изложение  какого – либо материала, доктрины или текста ясными словами или примерами, для того чтобы содержание стало более доступным [DRAE, 2001]. Иными словами, объяснение – это функция научного исследования, состоящая в раскрытии сущности изучаемого объекта через постижение определенного закона, которому подчиняется данный объект. В общих чертах объяснение может быть рассмотрено как сведение незнакомого знания к знакомому. А. А. Ивин рассматривает объяснение как фундаментальную операцию мышления [Ивин 2000, 283].
В философии проблема объяснения имеет длительную историю. Первоначально объяснение рассматривалось в  связи с категориями понимания и описания [Ferrater Mora 1970, 160-162]. Данная проблема в современной философии выразилась в  четком разграничении  двух понятий: объяснения и понимания.
 В философии предлагается  теория объяснения, основанная на концепции науки как способа организации нашего опыта. При этом уточняется понятие объяснения и отмечается, что некоторые законы, которые объединяют между собой  общие понятия, могут рассматриваться как экспликативные.
 Выделяются четыре различных типа научного объяснения:
научные объяснения  по дедуктивной модели (как в логике и математике);
вероятностное объяснение, где логических предпосылок недостаточно, чтобы обеспечить достоверность  объясняемого, но можно получить возможные высказывания;
функциональное или теологическое объяснение, в которых используются высказывания типа “ con el fin de” и др., в которых зачастую делается ссылка на состояние или будущее знание, в зависимости от которого произойдет какое-то действие;
объяснения рода, в которых устанавливается последовательность событий, посредством которых происходит трансформация  одной  данной системы в другую.
 Все четыре типа научного объяснения имеют нечто общее, то есть все они пытаются ответить на вопрос «почему». При этом в науке признается необходимость подлинного объяснения, а не описания.
В теории аргументации отмечается, что объяснение и понимание – универсальные операции мышления, взаимно дополняющие друг друга. Долгое время они противопоставлялись друг другу. Но в настоящее время общепризнано, что операции объяснения и понимания имеют место в любых научных дисциплинах  и входят в ядро используемых ими способов обоснования и систематизации знаний [Ивин  2000]. Вместе с тем, объяснение и понимание не являются прерогативой научного знания. Современная наука начала формироваться около  трехсот лет назад, но объяснение, судя по всему, имеет такой же возраст, как и мышление [Ивин 2000, 279]. Объяснение и понимание присутствуют в каждой сфере человеческой деятельности и коммуникации. Редкий процесс аргументации обходится без объяснения как сведения незнакомого к знакомому.
 Выделяются два типа объяснений. Объяснение первого типа представляет собой подведение объясняемого явления под известное общее поведение и носит дедуктивный характер. Поскольку используемое при объяснении общее утверждение нередко является законом природы, такое объяснение называют номологическим. Объяснение второго типа опирается не на общее утверждение, а на утверждение о казуальной связи. Казуальное объяснение может быть в одних случаях дедуктивным, в других – индуктивным.
Четкую формулировку модели научного объяснения в современной методологии связывают обычно с именами К. Поппера и К. Гемпеля [Поппер 1983, 83; Hempel 1962, 98 –169]. По определению К. Поппера, дать причинное объяснение  некоторого события – значит дедуцировать описывающее его высказывание, используя в качестве посылок один или несколько универсальных законов вместе с определенными единичными высказываниями – начальными условиями.
 Пример дедуктивного, номологического объяснения:
[1] «Todos los metales  conducen la corriente elйctrica. El aluminio es metal. Por consiguiente  el aluminio conduce la corriente elйctrica».
Это дедуктивное умозаключение, одной из посылок которого является общее утверждение (в данном случае закон природы), другой – утверждение о начальных условиях. В заключение общее значение распространяется на частный случай, и тем самым факт, что алюминий проводит ток, находит свое номологическое объяснение.
 Пример дедуктивного каузального объяснения:
[2] «Si el tren va mбs de prisa llegarб a tiempo. El tren fue mбs de prisa. Por lo tanto llegarб a tiempo».
Это –  дедуктивное рассуждение, одной из посылок которого является утверждение о каузальной зависимости своевременного прибытия поезда от ускорения его хода, другой – утверждение о реализации причины. В заключение говорится, что следствие также будет иметь место.
Объяснение должно удовлетворять четырем требованиям:
заключение, описывающее объясняемое явление, должно логически вытекать из посылок;
в числе посылок должно содержаться хотя бы одно общее положение, необходимое для выведения заключения;
посылки должны иметь определенное эмпирическое содержание, они должны в принципе поддерживаться экспериментом или опытом;
посылки должны быть истинными [Ивин 2000,  281].
 Следует отметить, что далеко не все объяснения, которые предлагает наука, основываются на уже известном научном законе. На первых порах изучения речь  идет не столько об открытии универсальных законов природы или общества, сколько об обнаружении причинно-следственных связей, в которых они находятся с другими объектами. Вряд ли есть основания утверждать, что каждая научная дисциплина независимо от уровня ее развития дает исключительно объяснения, опирающиеся на законы [Ивин 2000,  284].
 При рассмотрении аргументативных  дискурсов Х. Хименес [Jimйnez  1989,10-39] отмечает, что объяснение является частью аргументации, и выделяет три вида дискурсов, связанных с аргументацией: логический дискурс, дискурс с логикоидальной структурой, риторический дискурс.
 Логический дискурс– это дискурс, который содержит логические рассуждения, связанные с логико-математическими операциями дедукции, доказательства, исходя из аксиом и теорем.
 Дискурс с логикоидальной структурой, который связан  не только с рассуждением, но и с убеждением. «Сила» убеждения зависит от социокультурных предпосылок, которые разделяют реципиенты, а  не от истинности, как в формальной логике. Речь идет об аргументативном дискурсе, так как в нем присутствует рассуждение, то есть аргументация, и объясняются причины.
Риторический дискурс, в котором отсутствует рассуждение, но присутствует убеждение, которое  полностью зависит от конвенциональных, социокультурных предпосылок. В нем нет тезиса и нет   явного объяснения предпосылок, хотя в принципе они могут быть восстановлены.  Эти три типа дискурса могут пересекаться друг с другом и во многих случаях невозможно  их разграничить.
 Аргументация в различных отраслях знания, например, в области права, науки, искусства, административной деятельности  анализируется и выражается различными способами. Каждая из этих отраслей представляет свои специфические требования  к формализации, стилизации, точности, а также  к способам решения и целям [Jimйnez 1989, 18]. Автор выделяет два полярных типа аргументации:  объяснение и обоснование.
Объяснение всегда относится к сфере фактов или знаний, которые считаются объективными, то есть рассматриваются с точки зрения наблюдателя. Обоснования связаны только с действиями в прошлом (оценки) или в будущем (рекомендации) и рассматриваются с точки зрения оценочной или нормативной.
 Объяснения всегда имеют теоретический или почти теоретический характер, обоснования–  практический характер. В объяснении тезис обычно представляет собой констатирующее суждение наблюдателя, в то время как в обосновании тезис обычно имеет  оценочный или предписывающий характер (la vбlvula debe tener adaptador de rompedor  de candado de gas).
 Таким образом, объяснение имеет тезис, представленный констатирующим суждением. Предметом этого суждения являются факты, события или действия, основа аргументации – причины или мотивы, критерием основы является закон. Схема аргументации для объяснения представляется:
  Тезис– констатирующее суждение
«En una lбmpara de filamento de tungsteno, ejemplo de fuente convencional de la luz, los бtomos que constituyen el filamento, se elevan continuamente por calentamiento a estados excitados.
   Объяснение
Posteriormente los бtomos decaen espontбneamente al estado base perdiendo energнa  y emitiendo luz, esto sucede a cada бtomo independientemente de los demбs, es decir, el desorden asociado a la materia a altas temperaturas se refleja en la emisiуn totalmente aleatoria de fotones. En consecuencia, la radiaciуn emitida es isotrуpica y posee un espectro continuo de frecuencias»(Baullosa, 1983, 5).
 Определение - констатирующее суждение
«La luz de cualquier fuente convencional se llama luz incoherente (объяснение) porque surge como un conjunto de ondas que se refuerzan o cancelan unas a otras al azar. Esta luz es incoherente tanto espacial como temporalmente» (Baullosa, 1983, 5).  Экспликатор:  porque surge como un conjunto de  ondas....
Таким образом,  объяснение какого-либо явления является рассуждением, предпосылки которого по своей природе содержат эмпирическую информацию, достаточную для того, чтобы извлечь из нее описание анализируемого явления. Наиболее развитой формой объяснения является теоретическое объяснение, то есть объяснение на основе научного закона, которое функционирует как описание. Однако далеко не все объяснения основываются уже на известном научном законе. Наука постоянно расширяет область исследуемых объектов и их связей. На первых порах изучения новых объектов речь идет не столько об открытии универсальных законов природы или общества, действие которых распространяется на эти объекты, сколько об обнаружении причинно– следственных связей, в которых они находятся с другими объектами. Объяснение может быть как глубоким, так и поверхностным, последнее при этом опирается на причинное обобщение.
Коммуникативный подход к объяснению исходит из того, что объяснение имеет предварительную предпосылку: наличие информации.  Она понимается как совокупность данных о теме, полученных путем наблюдения или рассуждения. По мнению Б. Калсамиглии и  Э. Тусона [Calsamiglia y Tusуn 1999, 307], тот факт, что дискурс ориентирован, главным образом, на предоставление информации, означает, что язык используется в референциальной функции, которая преобладает над остальными функциями. Когда нам требуется определенная информация, мы хотим, чтобы она основывалась на объективном знании и была достоверной. Информация, собранная человеком, может быть названа энциклопедией, она представлена в письменном виде в трактатах, учебниках, документах, хранится в библиотеке и может быть востребована. Организованная и систематизированная информация представляет собой совокупность знаний, произведенных культурой. У каждого человека  знания  хранятся  в памяти, он владеет энциклопедическими знаниями, которые  использует для того, чтобы общаться с другими людьми.
При  попытке классифицировать тексты, связанные со знаниями и информацией, использовались различные номенклатуры. Рассматривались информативные тексты  [Combett y Tomassone 1988], которые ориентировались на содержание, они изучались с точки зрения организации, распределения и развития информации. Рассматривались экспозитивные тексты  [Werlich 1975], которые связывались со способностями человека приобретать знания, исходя из концептов и  операций анализа и синтеза. В свою очередь,  Ж.М.Адам предложил ввести понятие «secuencia explicativa» – экспликативной модели, где объяснение понимается  как основное ядро дискурса, связанное с передачей и  построением знаний  [Adam 1989].
Объяснение состоит в том, чтобы дать знание, достигнуть понимания,  что предполагает знание, которое в принципе не обсуждается, а является точкой отсчета. Контекст объяснения предполагает наличие эксперта, владеющего знанием, и   собеседника, который способен интерпретировать определенную информацию на основе собственного знания, но нуждается в объяснении [Calsamiglia, Tusуn 1999, 308]. Формируется разрыв в знаниях эксперта, имеющего доступ к  информации через различные источники, и человека, не имеющего опыта и доступа к информации. В связи с этим существуют социальные группы людей (учителя, преподаватели, специалисты, эксперты и т.д.),  за которыми признается право объяснять соответствующие темы и давать адекватное и достоверное объяснение фактам.
Для каждого уровня знаний (научное, специализированное, техническое, общее) пользователям предлагаются различные условия («экспликативный контракт», термин  Б. Калсамиглии), как в передаче информации, так и по типам социальных групп, нуждающихся в ней [Calsamiglia, Tusуn 1999, 308].  Например, передача научно-технической информации, коммуникантами которой являются специалисты, владеющие специализированными знаниями, предполагает  один уровень объяснения, адекватный этой ситуации. В то время как   в ситуации общения специалиста и не специалиста в связи с различным уровнем знаний  зачастую необходима популяризация для того, чтобы дать объяснения в соответствии с адекватной стратегией  для данного случая.  Ясно, что  способы объяснения действий, фактов или событий в научно-техническом тексте значительно отличаются от объяснений в научно-популярном тексте.
Цель объяснения в научном тексте заключается не в том, чтобы убедить собеседника или повлиять на него,  а в том, чтобы поменять его эпистемическое состояние, то есть добиться  того, чтобы информация, в которой у адресата возникают трудности, или  которая недоступна для адресата, или  которую не смог ясно сформулировать автор, стала понятной [Calsamiglia, Tusуn 1999, 308].

2.3.1. Схема экспликативной модели
 Прототипная схема  экспликативной модели  Ж.М. Адама включает следующие элементы и  действия: сложный объект проблемный объект  экспликативный ответ:
Начальная схема (НС).
Сложный объект, который представляется как что – то неизвестное  (CО).
Объяснительный ход связан с вопросом.
Конструкция проблемной схемы (ПС), в которой проблемный объект (ПО) представляет собой когнитивную  задачу, которую необходимо решить.
Фаза решения, в ходе которой дается ответ на поставленную задачу и разрабатывается экспликативная схема (ЭС).
Результат: экспликативная схема дает ясный и понятный ответ [Adam 1989].
Каждый из названных моментов модели представлен экспликативной макропропозицией. Последовательность синтагм связана с механизмом операторов вопрос / ответ. В этой экспликативной модели некоторые фазы или  последовательные движения могут быть  имплицитными. В начальной позиции мы имеем высказывание или совокупность высказываний. Эти высказывания ставят вопрос. Вопрос может быть ориентирован на один или несколько  аспектов концепта. После постановки  проблемного вопроса активизируется экспликативный процесс, который осуществляется с помощью дискурсивных стратегий, которым соответствуют  определенные процедуры, специфические для данной модели. В качестве иллюстрации приведем примеры:
«Los experimentos de comparaciуn de Bp con datos de gravedad han permitido argumentar una explicaciуn al fenуmeno de la biolocalizaciуn, ya que Bp se correlaciona directamente con la curva de gravedad. Este hecho permite hacer la siguiente inferencia: las variaciones de Bp son proporcionales a la variaciуn de densidad del medio geolуgico [suponiendo que el resto de las variables que influyen en Bp son constantes]; entonces debemos aceptar que existe un portador de informaciуn que nos da la variabilidad de densidad del medio» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. №5, 2002, 48).
«El funcionamiento del lбser puede ser por pulsos o continuo, cuando es por pulsos, la inversiуn de poblaciуn se establece abruptamente y despuйs el conjunto total de бtomos en Ej se descarga, vaciбndose  bruscamente  [en aproximadamente 1 m seg 9]. El funcionamiento continuo se logra si se aporta la energнa necesaria continuamente y se impide el calentamiento excesivo del medio» (Baullosa, 1983, 15).
«La profundidad del agua y el estado del reposo o movimiento de la misma afectan el tiempo de  resistencia al agua del explosivo. Por consiguiente  deben de considerarse estos factores»  (Lozano, 1990, 10).
Объяснение  как  мыслительная модель, закрепленная речевыми связанными формами, соотносится с повествованием и описанием в зависимости от фактора времени. Повествование, как известно, представляет диахронический срез и выражает динамический характер, то есть развитие событий и явлений во времени. Описание представляется как синхронный срез, оно имеет статический характер соположения и  отражает  реальность в определенный данный момент времени. Объяснение часто не связано с реальным временем, в нем отражается способность человека думать в абстрактной форме, делать выводы, абстрагируясь от конкретных реальных факторов, что  проявляется в атемпоральных вербальных формах:
«Sensibilidad. Es la medida de la facilidad de iniciaciуn de los explosivos, es decir,  el mнnimo de energнa, presiуn y potencia que es necesaria para que ocurra la iniciaciуn. Lo ideal es que sea sensible a la iniciaciуn mediante cebos para asegurar la detonaciуn de toda la columna de explosivos, e insensible a la iniciaciуn accidental durante su transporte, manejo y uso» (Lozano, 1990, 116).
 Объяснение, как и описание, имеет различные степени однородности. Это выражается в текстуальных экспликативных фрагментах, которые  И.Р.Гальперин называет контекстами. Контекст в данном случае понимается как тематический фрагмент текста, характеризующийся определенным модусом организации различных типов фактуальной информации в соответствии со специфической организацией речи. Контекст является частью текста и представляет один из возможных способов реализации речевых форм. Информативное деление контекстов, например описательного, от другого контекста, например, повествовательного, является основой контекстуально-вариативного членения текста [Гальперин 1981, 52]. Прагматическая задача объединения информации в этих контекстах (схемах) связана с намерением автора направить внимание читателя на определенные аспекты. Концентрация информации определенного типа позволяет направить внимание читателя в определенное русло. По степени однородности можно выделить  четыре информативных контекста:
 Абсолютно однородным контекстом является такой контекст, в котором однотипная информация (описательная, объяснительная, повествовательная), не содержит вкраплений другого типа контекста.
Относительно однородным контекстом является такой, в котором вкрапления фрагментов другого типа контекста не препятствуют его восприятию как однородного контекста.
Неоднородный контекст содержит вставки информации другого типа, которые концептуально и семантически не зависимы от типа контекста.  В объяснении  могут быть вставлены описательные,  дефиниционные и оценочные фрагменты.
В смешанных типах контекста трудно определить  преобладающий тип информации. Все эти контексты (фрагменты текста) подчиняются логической организации научно-технического текста с ее параграфами, подзаголовками, где деление текста  внутренними демаркаторами зависит от конвенциональных структур и намерения автора показать зависимость и подчинение отрезков высказывания. Одновременно в таком членении косвенно вырисовывается сама концепция автора относительно взаимообусловленности выделенных частей.  Для сохранения последовательности изложения как одной из ведущих категорий научного текста в нем приходится делать сноски, которые в научном тексте есть не что иное, как узаконенное отступление от последовательного изложения, не нарушающего этой последовательности.
 Основным фактором, определяющим структурное содержание объяснения, является категория причинности. Жанровая целеустановка (представить читателю выявленную причинно-следственную закономерность) предполагает:
1) фиксацию данных опыта в разных исследуемых условиях (при описании результатов эксперимента), а также их сопоставление и предварительную группировку;
2) ранжирование этих данных – обычно  по возрастанию или убыванию признака, направленное на демонстрацию обнаруженной причинно-следственной зависимости;
3) утверждение о наличии эмпирической закономерности.
 Эмпирическая закономерность может быть представлена читателю не только в форме вывода, но и проспективно, (иногда как гипотеза), а затем подтверждена фактами.
На грамматическом уровне категория причинности  проявляется в придаточных предложениях причины, следствия, уступки, условия и др. Например:
  Тезис– дефиниция
«Emanaciones.  En este medio se le denomina   emanaciones los gases tуxicos.
Объяснение
En trabajos a cielo abiertos se pueden dispersarse rбpidamente por los aires
(1 explicador), en trabajos subterrбneos deben considerarse detenidamente
 (2 explicador), ya que (causa) las emanaciones no se disipan fбcilmente  (3 explicador) y en este caso la ventilaciуn es de  fundamental importancia
(4 explicador).  Tambiйn hay que considerar que las emanaciones provocan, mientras se disipan,  tiempos de espera para poder reanudar los trabajos (4 explicador) (Lozano 1990, 11).
В экспликативной части выделяем 4 экспликатора:
экспликатор: En trabajos a cielo abiertos se pueden dispersarse rбpidamente por los aires,
экспликатор: en trabajos subterrбneos deben considerarse detenidamente,
экспликатор: ya que [causa] las emanaciones no se disipan fбcilmente,
экспликатор: Tambiйn hay que considerar que las emanaciones provocan, mientras se disipan,  tiempos de espera para poder reanudar los trabajos.
Таким образом, в структуре объяснения  имеется ядерный компонент, который может представлять собой как микродефиницию (в данном примере), так и тезис (исходную мысль, высказывание, содержащее  указание  на отображаемый предмет, в котором не производится его соотнесения с ближайшим родом). Расширение объема информации о предмете объяснения осуществляется экспликаторами, которые могут эксплицировать любые дифференциальные признаки, в отличие от определения, где выделяются только наиболее существенные признаки. Число экспликаторов может варьироваться, во-первых, в зависимости от сложности и многообразия свойств отображаемого объекта, во-вторых, в зависимости от того, какие стороны объекта считает нужным охарактеризовать автор объяснения.
Наиболее типичным является дедуктивное объяснение, в котором ядерный компонент (тезис) располагается в начальной позиции, а последующие экспликаторы осуществляют развитие мысли от общего к частному: «Un lбser es una fuente de radiaciуn en la parte visible, infrarroja o ultravioleta, del espectro electromagnйtico (определение) , y su nombre es una abreviatura formada con las siglas de: “light amplification by stimulated emisiуn of radiation”. Para entender mejor quй quiere decir “ ampliaciуn de la luz por medio de la  emisiуn estimulada de radiaciуn” es conveniente recordar algunos conceptos y comparar el lбser con otras fuentes de luz convencionales» (Baullosa, 1983, 9).
 Вторая разновидность объяснения – индуктивная, начинается с указания на отдельные частные предметы, с последующим обобщением, генерализацией. Например:
«Todo sistema fнsico estб compuesto de бtomos; cada бtomo posee una cierta cantidad de energнa interna y tiende a ocupar un estado en el que esta energнa sea mнnima. A este estado se le llama  estado base» (Baullosa,1983,  23).
 Главной особенностью объяснения, связанной с необходимостью учета факторов различных адресатов (специалист, популяризатор), является доступность в сочетании с научностью. Доступность объяснения достигается с помощью  целого ряда средств различного уровня, образующих систему, которую называют «беллетризацией».  Беллетризация заключается в приемах композиционного усложнения, выразительных синтаксических средств, лексических  изобразительно-выразительных приемах, а также в параязыковых средствах повышения выразительности изложения. В число выразительных синтаксических средств входят анафора, инверсия, вопросительные и побудительные предложения, лексические средства представлены сравнением, метафорами. Целям повышения выразительности изложения в объяснениях служат также параязыковые средства: курсив, капитализация, пунктуация, а также особое расположение строк.
В принципе все средства беллетритизации объяснения обеспечивают повышение доступности излагаемого материала, его лучшее понимание, привлечение  читателя к изложению, занимательность, то есть они способствуют обеспечению открытости объяснения для мало подготовленного читателя. Обусловленные необходимостью учета такого важного прагматического фактора, как адресат, эти средства образуют  целую систему, обеспечивающую максимальную доступность научной по своему характеру информации для неподготовленного читателя. При этом стратегии и тактики объяснения будут различными в зависимости от фактора адресата.
Рассмотрев различные подходы в интерпретации понятия «объяснение» и структуру экспликативного модуса научно-технического текста, перейдем к  анализу дискурсивных стратегий экспликативного характера, которые включают: классификацию, переформулирование, примеры, уточнение и цитацию.

2.3.2. Классификационная стратегия
 Классификация (классифицирование) — процесс группировки объектов исследования или наблюдения в соответствии с их общими признаками. В результате разработанной классификации создаётся классифицированная система (часто называемая так же, как и процесс — классификацией). Таксономия (от др.-греч. τάξις — расположение, строй, порядок и νόμος — закон) — теория классификации и систематизации сложноорганизованных областей действительности, имеющих обычно иерархическое строение (органический мир, объекты географии, геологии, языкознания, этнографии и т. п.).
Классификация является исходной точкой всех наук, поскольку она позволяет перейти от «наблюдений» к «закону». Слово классификация происходит от латинского слова classificare, а оно в свою очередь– от слова  clasis "clase" y facere "hacer". Познавательное значение классификации столь велико, что в философской и науковедческой литературе она исследуется  не только в русле проблематики этих дисциплин – с логико-методических позиций, но и в иных пограничных аспектах, объектом изучения становится,  в частности, выражение классификации в тексте.
Классификация – это логическая операция, которая заключается в том, чтобы распределить объекты, формируя классы, в соответствии  с их сходствами и различиями [Ezcurdia Hнjar, Chбvez Calderуn  1994]. Речь идет о самом простом способе анализа и синтеза, поскольку операции, связанные с упорядочением объектов, предполагают анализ, сравнение и абстрагирование индивидуальных различий.
С.С. Розова выделяет характерную структуру членения текста, излагающего на естественном языке классификацию объектов исследования:
1) формулировка принципов построения данной классификации, куда входит указание на цели и задачи, где фиксируется и оценивается предшествующий опыт и формулируется основание объектов;
2) перечисление классообразующих значений основания классификации и соответствующих им классов;
3)  описание выделенных классов [Розова 1986, 36].
Иногда разработка классификации является  очень сложным занятием и может сама по себе представлять целое исследование. Каждая наука классифицирует свой материал, свои методы, структуры и т.д.  Поэтому можно найти много классификаций в  научно-технических энциклопедиях, в научно-технических книгах и статьях. Также  классификации часто встречаются в методических учебных материалах, где они предназначены для того, чтобы обучаемые могли представить  себе общее видение проблемы, ее элементов и отношений.
Целеустановка  классификационной модели –   представление результатов классификации данных опыта, что предполагает: экспликацию понятия об исходном множестве объектов,  формулировку основания деления или ряда делений, то есть изложение принципов построения классификации, перечисление выделенных классов,  фиксацию их дифференциальных признаков. Это единство познавательно-речевых действий образует  виртуальную схему речевого жанра, или жанровую форму, которая может реализоваться в полном или частном, развернутом или свернутом виде. В связи с этим размеры классификации могут иметь статус целого текста, могут быть самыми различными  [Розова 1986, 32]. Степень развернутости или компрессированности классификационного текста определяется состоянием научного знания о рассматриваемом объекте и индивидуальными  познавательно-речевыми установками автора. От них зависит и «информационный вес» тех или иных блоков текста.
В большинстве случаев  концепт «классификация»  вербально  представлен следующими классифицирующими формулами:
se clasifican en,  se clasifican segъn, la clasificaciуn mбs prбctica es, pueden dividirse en, pueden clasificarse, se pueden agrupar en, se puede dar otra subdivisiуn, etc.
Лексическая группа “clasificaciуn” включает такие слова, как:
grupo,  sistema, divisiуn, perнodo, serie, ciclo, tipo, detalles,  gйnero, miembro,  clase, secuencia, orden,  expresar, significar, componer,  consistir, organizar, disponer,  aсadir, agregar, basar, clasificar, ordenamiento, prioridad, principio.
В качестве примера приведем следующий фрагмент:
«Como es sabido el sistema de clasificaciуn mбs usado en Espaсa es la de CDU. La CDU  es a la vez un producto del sistema de clasificaciуn creado por Melvin Dewey. Dewey parte de divisiуn de las ciencias en las nueve clases principales» (Miguel Benito, 1996, 26).
 Самой простой научной классификацией является  упорядоченное  номерное перечисление, которое включает различные типы элементов ( 1):
«Mбquinas hidrбulicas operadoras.  Las mбquinas hidrбulicas operadoras tambiйn  se denominan bombas hidrбulicas, ya que se utilizan para elevar agua. (Классификация) Pueden ser de varios tipos:
 bombas de engranajes y capsulismos, 
 bombas de pistуn, 
 bombas centrнfugas,  bombas axiales»( Ciencia y desarrollo, № 158,  2001, 49).
Можно сравнить их  с перечислением неклассифицирующего типа (2):
«Las vбlvulas pueden poseer diversas formas (planas, cуnicas, esfйricas, etc.» 
  В отличие от (2) классификация (1)   позволяет на основе этой классификации анализировать каждый классифицируемый элемент посредством объяснения, сравнения, дифференциации и т. д. гидравлических машин. Например:
 1) описание: «Las bombas de engranajes estбn formadas por rotores lobulados que engranan entre sн encerrados en una carcasa adecuada»;
 2) объяснение: «Se trata, por lo general, de bombas especiales, utilizadas solamente para determinar lнquidos», «Las bombas de йmbolo se deben emplear sуlo en agua limpia»;
 3) дифференциация: «En las bombas de йmbolo de doble efecto, por el contrario, el volumen.» (Ciencia y desarrollo, № 158, 2001, 56).
 Таким образом, классификация структурирует текст, не только организуя его элементы, но  и соотнося их с  экспликативными, описательными, сравнительными и другими  моделями. Такая композиционная схема облегчает адресату восприятие  авторской информации, поскольку информация упорядочена посредством классификаторов, дескрипторов, экспликаторов.
 Классификация может носить собственно дескриптивный характер, но так как она охватывает все элементы  в совокупности, она приобретает  классификационно-дескриптивный характер:
«Todas las mбquinas –herramientas estбn compuestas por los  siguientes mecanismos:
mecanismo principal, destinado a transmitir el movimiento del motor de accionamiento al conjunto de la mбquina,
 бrbol de motor, que constituye el conjunto receptor del movimiento.
c)  mecanismo de transmisiуn:  del motor a la pieza.
d) mecanismos auxiliares, necesarios para realizar las adaptaciones; regulaciones, etc.» (Ciencia y desarrollo, № 158, 2001, 68).
Обычно понятие о множестве классифицируемых объектов определяется через ближайший род и видовое отличие. При этом дефиниция, как краткая и сжатая характеристика сущности предмета часто оказывается недостаточной, в связи с чем автор дополняет ее рядом высказываний, раскрывающих существенные признаки предмета. В других случаях дефиниция завершает ряд таких высказываний. Подобные узуальные схемы стандартны, воспроизводимы, они входят в арсенал средств развертывания текста.
Каждая совокупность научных элементов, технических объектов, функций применения и т.д. может классифицироваться на основе различных принципов. Например:
Las mбquinas– herramientas se clasifican:
segъn el trabajo a realizar
por sus movimientos
por sus mecanismos
por las operaciones que realizan
por sus aplicaciones (Ciencia y desarrollo, № 158, 2001, 62).
Классификации подобного рода с определенной структурой позволяют описать детально все станки, а также  экономят усилия  адресата, потому что структурированная информация материала с различными эксплификаторами облегчает его восприятие.
 Классификации могут использоваться как  классификаторы материала большого объема. Например, глава книги называется  “Tipos de suelos”, подзаголовок–  “Clasificaciуn de los suelos”.  Автор заявляет о своем намерении во введении:  
«Vamos a limitarnos casi exclusivamente a una ligera descripciуn de los suelos que cubren la Penнnsula Ibйrica, clasificados empнricamente desde el punto de vista del ingeniero constructor» (Juбrez Badillo 1997,124).
Далее следуют описание, объяснения и  оценка материала, классифицируемого автором: suelos turbosos, suelos orgбnicos arcillas, limos, fangos, arenas, gravas, acarreos, rocas sueltas, suelos cementados, suelos salinos, yesos, rocas sedimentarias[124-136].
Классификация может быть представлена в форме научно-технической статьи. Например:
«Clasificaciуn e hipуtesis biogeogrбficas para la Guayana venezolana» (Interciencia, № 9, 2001, 373- 385)
Figuras 3. Clasificaciуn de regiones fitogeogrбficas.
Figura 4. Clasificaciуn de regiones zoogeogrбficas.
Максимальное структурирование классифицируемого материала представлено в таблицах. Описание данных опыта в разных исследуемых условиях обычно бывает наиболее экономным и  вместе с тем  репрезентативным при использовании таблиц и графиков.  Приведем пример таблицы, в котором автор  рекомендует следующую классификацию биофизических методов:
METODOS BIOFISICOS
 
denominaciуn portador de informacion p.fisica estudiada o efecto detectado siglas   
Radiestesia Energнa de interacciуn de los rayos cуsmicos con la materia Densidad M.B.I.R.C   
Mйtodo de biorrecepciуn de campos electromagnйticos Campos electromagnйticos Flujos de agua, corrientes telъricas, otros. M.B.C.E.   
Localizadores Radio-ondas Objetos que reflejan las radio-ondas M.B.O.R 

Для специалиста таблица имеет также иллюстративный характер, так как позволяет ему  наглядно провести сравнение, выявить различия и  самостоятельно  сделать выводы. При  вербальном описании не только фиксируются опытные данные, но и объясняются принципы их группировки путем сравнения, сопоставления, указания  сходства и различия.
 Другим видом классификации, свойственным научно-техническому тексту, является классификация терминов, в которой дается определение, объяснение и уточнение содержания термина:
«Teniendo en cuenta que en la bibliografнa actual existen muchos tйrminos para tratar de explicar, de alguna manera, los fenуmenos que intervienen en el proceso de recepciуn de informaciуn por los sensores biolуgicos, es necesario definir los conceptos que utiliza el autor segъn la experiencia acumulada».
  Класифицируются  термины и их сокращения: Campo biolуgico (Cb) : Halo de energнa que posee todo ser vivo a su alrededor; entiйndase como una manifestaciуn energйtica de la materia orgбnica.
Biorrecepciуn (Br): Propiedad fнsica del campo biolуgico que le permite captar electromagnйticos, radiaciones o partнculas.
Sensor biolуgico (Sb): Cualquier ser orgбnico animal o vegetal.
Biopotencial (Bp): Valor de la diferencia de potencial elйctrico entre ambas manos de los seres humanos. En las plantas el Bp, se toma entre dos puntos cualesquiera del tallo.
Mйtodos biofнsicos (Mb): Mйtodos que utilizan la propiedad de biorrecepciуn del campo biolуgico con objetivos diversos.
Radiestesia : Tйrmino introducido por la Escuela Fнsica de Radiestesia, que significa percepciуn de radiaciуn. Coincide con M.B.I.R.C. y con el tйrmino biolocalizaciуn utilizado por los rusos.
Radiestesia con indicadores electromecбnicos: Es la prбctica clбsica de la radiestesia que utiliza varillas, pйndulos etc.
Radiestesia con registradores elйctricos: Es la prбctica de radiestesia que utiliza registro con multнmetros u otros tipos de registradores». (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa; v.2, №5, 2002, 53).
Определение терминов в ткани научно-технического текста явление обычное. Существуют различные стратегии введения дефиниций в ткань текста, где  они комбинируются с описанием, оценкой, но в этом случае автор намеренно выносит термины и их определения из текста в примечания,  чтобы не  прерывать логику изложения текста,  но в то же время дать возможность  объяснить содержание терминов для тех, у кого они вызывают непонимание или сомнение. Внедрение  дефиниций этих терминов  сильно перегрузило бы текст и затруднило его понимание.
 Большое количество методов    и их лингвистическая манифестация  в длинных синтагматических единицах делает необходимым использование аббревиатур, которые  внедряются в текст сначала в полном объеме  вместе с зашифрованной аббревиатурой, а затем аббревиатуры функционируют самостоятельно. Однако по мере  развития текста и их удаления от  полного варианта соотношение полной формы и аббревиатуры может утрачиваться , и возникает необходимость уточнения содержания аббревиатур, для нормального понимания текста. В таком случае автор   дает перечисление сокращений вне текста, где  их легко найти, не разыскивая расшифровку по всему тексту. Например:
M.B.I.R.C. : Mйtodo de biorrecepciуn de la interacciуn de los rayos cуsmicos con la materia.
M.B.O.R. : Mйtodo de biorrecepciуn de ondas de radio.
M.B.C.E. : Mйtodo de biorrecepciуn de campos electromagnйticos.
Instituto de Geologнa y Paleontologнa
M.B.N.D. : Mйtodo de biorrecepciуn de naturaleza desconocida. (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa, v.2, №5, 43).
В заключение данного раздела отметим, что классификация, как дискурсивная стратегия  объяснения и организации материала, позволяет упорядочить и структурировать информацию в соответствии со специфическим подходом (намерением автора), что облегчает понимание научно-технического текста. Жанровая форма классификационного текста представляет собой достаточно гибкую комбинаторную модель, легко модифицируемую в зависимости от  особенностей коммуникативно-познавательной ситуации и индивидуальных авторских интенций.
 Субъект речи, приступая  к продуцированию классификационного текста, имеет в своем распоряжении жанрообразующие средства как общую комбинаторную модель построения текста, включающую как типовые тематические макроструктуры и узуальные схемы  их организации, так и набор разноуровневых языковых единиц и клише, практикой общения приспособленных к выражению соответствующих типовых смыслов.

2.3.3. Дискурсивная стратегия экспликативного  переформулирования
Еще одной  дискурсивной стратегией  экспликативного характера в научно-техническом тексте является переформулирование, которое свойственно всем типам текстов, однако в каждом их них имеет свою специфику.
 М. Молинер определяет конструкции “es decir”, “a saber”, “o sea” как выражения, которые вводят  предложение, являющееся пояснением предыдущего предложения, то есть дают разъяснение только что сказанного.
 Касадо Веларде анализирует эти выражения как  дискурсивные операторы с точки зрения их текстовых функций [Casado Velarde 1991, 87-116]. Опираясь  на идеи  Э.Коссериу, он определяет текстовые функции как речевые функции, употребляющиеся в определенной ситуации, например: вопрос, ответ, констатация, просьба и т.д. [Casado Velarde 1991, 94]. Автор отмечает, что в настоящее время  применительно к испанскому языку нет даже приблизительной номенклатуры возможных текстуальных функций.
 Отношения между высказыванием и его переформулированием рассматриваются различными авторами с  различных точек зрения: пояснительные [M.Moliner], эквивалентные [C.Fuentes Rodrнguez], дополнительная связь [H.Medero].
По мнению Б.Калсамиглии и  Э.Тусона,  переформулировка – это процедура, которая служит для того, чтобы понятно объяснить сформулированное в абстрактных специфических  или формальных терминах,  или недоступное для понимания адресата [Calsamiglia, Tusуn 1999, 310]. Данная процедура  предполагает повторение. Она связана с типичной избыточностью педагогического дискурса, а также с такими ситуациями, когда адресант уточняет, переформулируя информацию, чтобы быть хорошо понятым, делая ссылку на предшествующую информацию.
Фуентес Родригес полагает, что с помощью этой операции осуществляется контроль со стороны автора. Первое выказывание не совсем адекватно коммуникативному намерению говорящего. Поэтому он использует второе высказывание, чтобы переформулировать содержание, которое он хочет донести до адресата [Fuentes Rodrнguez 1993,173]. Операции переформулирования, по мысли К.Фуентеса Родригеса, представлены тремя типами:
1) парафразы  (explicaciуn, correcciуn);
2) конденсация или обобщение в заключениях (recapitulaciуn, conclusiуn);
3) расширение (definiciуn, ejemplificaciуn).
Типичное  парафразовое переформулирование в испанском языке используется словами: “o sea”, “es decir”, “en otras palabras”, “mejor dicho”, etc. Эти   операторы раскрывают намерение автора объяснить предыдущую фразу. Эти дискурсивные операторы экспликативного характера часто встречаются в научно-техническом тексте. Они выражают семантическое отношение «объяснение». С точки знания синтаксиса они могут быть представлены внутри предложения:
«La palabra gnosis la encontramos en la terminologнa cientнfica dia-gnуstico, o sea, conocimiento claro, exhaustivo,  profundo de algo que se estudia o investiga » [Ciencia y cultura del hombre hacia la bъsqueda del ser, 2000, 37],
где в переформулированном виде представлено определение термина.
«El tiempo que tarda en dar una vuelta alrededor de su eje [es decir un "dнa" marciano] dura un poco mas de 24 horas y media”, donde se precisa que una vuelta es un dнa marciano» (Ciencia y cultura del hombre hacia la bъsqueda del ser, 2000,56), где уточняется понятие «una vuelta», равнозначное словосочетанию un "dнa" marciano.
Также они могут быть представлены между двумя предложениями:
«En el caso de las redes del espectrуgrafo B&C, sus dimensiones son de 102 mm Ч 128 mm y los surcos son paralelos a la menor dimensiуn. Es decir que los espectros superpuestos producidos por la red echelle caerбn paralelos o casi paralelos a los surcos de dimensiуn 102 mm, o sea 50% menores que en las redes originales» (Calseo Espectrуgrafo REOS).
Предполагаемое равенство данных  двух компонентов не определено заранее, а зависит от адресата и от конкретной ситуации. Эти компоненты внедряются в текст в определенных коммуникативных условиях и не могут быть оторваны от текста.
Переформулировку можно представить по  идее Ж. Адама  и Ж. Реваса [1989] следующим образом:

 
N 1 +   оператор переформулировки + N 2   
Основное высказывание Переформулированное высказывание 
Например: « ... la densidad de microgrietas, es decir, el nъmero de grietas dentro de un volumen dado... » (Lozano, 1990, 59) , где объяснение термина «плотность» дается  дефиницией.

Основное высказывание – определение  
 
La densidad de microgrietas el nъmero de grietas dentro de un volumen dado... 

Это основное высказывание можно переформулировать с помощью выражений “dicho de otro modo”, “mejor dicho”  , “o lo que es lo mismo”.  В процессе коммуникации автор предполагает, что коммуникативный акт был неуспешным, поэтому он переформулирует высказывание в соответствии с  контекстуальными координатами.
 Можно выделить следующие варианты переформулирования в научно-техническом испанском тексте:
 1) переформулирование путем экспликативного уточнения:
Например: «La antena 1 es omnidireccional, es decir, que recibe la seсal por igual de todas las direcciones, y suele tener una ganancia de tan solo 1 DB».
«Hace cien aсos- es decir, dos  siglos despuйs de que Newton publicase su Mathematical Principles of Natural Philosophy, pero antes de que Einstein hiciese sus aportaciones- nadie podrнa imaginarse que los cientнficos llegarнamos a admirar la estructura del Universo a una fracciуn de segundo de su creaciуn»  (Hombre, ciencia y tecnologнa 1986, 29)
«La luz de lбser es casi monocromбtica, o sea que tiene un solo color o longitud de onda» (Boullosa, 1983, 17), где объясняется прилагательное “monocromбrica”:  “monocromбrica” (уточнение) =  “un solo color o longitud de onda”.
 Основное высказывание – экспликативное уточнение
 
Luz monocromбtica Un solo color o longitud de onda 
2) переформулирование с помощью определения:
«Sensibilidad. Es la medida de la facilidad de iniciaciуn de los explosivos, es decir, el mнnimo de energнa, presiуn y potencia que es necesaria para que ocurra la iniciaciуn» (Lozano,1990, 9).
 Основное высказывание   –  определение
 
La medida... el mнnimo de energнa, presiуn y potencia necesario 
переформулирование с помощью описания:
«Al analizar el espectro de esta emisiуn se encuentra que es discreto, es decir, formando por una serie de rayas producidas por la emisiуn espontбnea de los бtomos en niveles excitados – y caracterнstico del gas empleado» (Baullosa, 1983, 11).
«...un haz muy colimado, es decir, un haz cuyos bordes son casi paralelos» (Baullosa, 1983, 42).
Основное высказывание     –    описание
 
Un haz colimado un haz cuyos bordes son casi paralelos 
 4) переформулирование путем исправления:
«NVIDIA presenta el procesador grбfico, o mejor dicho, familia de procesadores grбficas» (Bores Rosario 1980, 360).
основное высказывание –  исправление
 
Procesador grбfico familia de procesadores grбficos 
В данном случае речь  не идет об эквивалентности, а происходит корректировка  понятия.
 5) переформулирование с помощью спецификации:
Un fototransistor (MRD14B o equivalente) (Baullosa,1983,  45).
Основа  -         спецификация
 
Un fototransistor MRD14B o equivalente 
 6) объяснение на основе текстуальной пресуппозиции:
«Para esto es necesario determinar, utilizando los datos satelitarios en el contexto geohidrolуgico arriba discutido, la recarga de agua del campo en cuestiуn, pues una sobrexplotaciуn traerнa como consecuencia el abatimiento en la energнa generada, con la consecuente reducciуn de su vida ъtil. Es decir que la predicciуn es equivalente a establecer las condiciones de operaciуn уptimas de rendimiento del campo, bajo un control que puede estar apoyado por los datos satelitarios en el infrarrojo tйrmico» (Ciencia y desarrollo, № 158, 2001, 23).
 Пресуппозиция, сформулированная в первой части, исходит из того, что необходимо определить нагрузку и предусмотреть последствия. В объяснительной части данная мысль сформулирована как идея предсказания. По мысли Касадо Веларде, функция объяснения во всех ее вариантах переформулирования представляет собой специфический иллокутивный акт, в соответствии с чем является прагматическим [Casado Velarde 1991, 113].
Переформулирующие операторы являются своеобразными  механизмами  контроля со стороны автора,  интерпретации дискурса со стороны адресата и механизмами облегчения понимания  текста адресатом. Высказывание переформулируется, поскольку ретро активно считается недостаточным, мало понятным или потому, что автор не уверен в  перцептивных возможностях адресата. Необходимо отметить, что рассмотренная операция переформулирования  включается в композиционную структуру текста.

2.3.4. Дискурсивная стратегия использования примера
Привести пример по данным словаря  DRAE означает доказать, проиллюстрировать или дать авторитетный пример.
Эмпирические данные могут использоваться в ходе аргументов  в качестве примеров,  когда факт или частный случай делает возможным обобщения  иллюстрации (когда он подкрепляет уже установленное общее положение) и образцов (когда побуждает к подражанию).
Те факты, которые используются в качестве примеров и иллюстраций, имеют ряд  особенностей, которые отличают их от других фактов. Примеры и иллюстрации более доказательны или более вески, чем остальные факты. Факт или частный случай, избираемый в качестве примера, должен достаточно отчетливо выражать тенденцию к обобщению. Если говорить строго, то факт- пример никогда не является чистым описанием какого-то реального состояния дела. Он говорит не только о том, что есть, но и отчасти о том, что должно быть. Он соединяет функцию описания с функцией предписания (оценки), хотя доминирует в нем, несомненно, первая из них. Пример является частным случаем, используемым в качестве отправного пункта для последующего обобщения или подкрепления сделанного обобщения. Примеры могут использоваться для поддержки описательных утверждений и в качестве отправного пункта для описательных обобщений. Цель примера – подвести к формулировке общего утверждения и в какой-то степени быть доводом в поддержку обобщения [Ивин 2000, 74-75].
 Пример широко используется в экспликативных моделях [Fernбndez  Bernбrdez 1994– 1995, 105-107]  К. Фернанрес Бернардес, рассматривая концепт «ejemplificaciуn», выделяет лексикализированные средства его выражения,  нелексикализированные формы, а также фонические и графические маркеры.
К лексикализированным средствам его выражения относятся: por ejemplo, ejemplo, a saber, esto и другие неизменяемые формы: asн, como, verbigracia.
«Asн, por ejemplo, se puede determinar cuantitativamente la magnitud y zonas de crecimiento de la mancha urbana de la ciudad de Mйxico, por ejemplo, estableciendo claramente las regiones absorbidas por la ciudad, con la consecuente pйrdida de бreas agrнcolas o forestales» (Ciencia y desarrollo, № 156, 2001, 39).
К нелексикализированным формам относятся: ejemplo, ejemplo de, vйase como ejemplo, como ejemplo de, como ejemplo, un ejemplo es, otro ejemplo, tomemos  el ejemplo de, en calidad de ejemplo, he aquн algunos,  tales como, tales son, tomemos por caso, casos son,  tal es caso de:
«Como ejemplo se puede considerar el caso de una viga de hormigуn apoyada por sus extremos» (Manual de construcciуn de acero, 1987, 76).
«...donde c es la velocidad de la luz, si v es pequeсa (en este caso las velocidades involucradas son del orden de Z1cm 7seg), la fуrmula es vбlida con mucha precisiуn»  (Baullosa, 1983, 45). Что касается фонических и графических маркеров, речь идет о графических знаках, которые  появляются в письменном языке, чтобы отразить интонацию и паузы. В этом случае  текстуальная функция экземплификации выражается двумя точками, скобками или  двумя черточками. Например:
«Las ъltimas investigaciones tienden a rebaja cuantitativamente  el nъmero de publicaciones– prensa, folletos, etc.– de carбcter ilustrativo» (Los grandes avances del conocimiento, 1988, 23).
«Los volcanes y terremotos se producen en las zonas donde estбn las montaсas recientes: Alpes, Cбucaso, Himalaya, Andes»(Los grandes avances del conocimiento, 1988, 23).
«Se necesita una tela de tejido fino (seda o una tela sintйtica parecida)» (Baullosa, 1983, 42).
Некоторые маркеры имеют графические варианты, то есть появляются в тексте в сокращенном виде. Так, например:
por ejemplo сокращается : p.ej.,por ej., p.e.;
ejemplo используется как  ej.;
3)verbigracia представляет два варианта сокращений: v.g.  или v.gr.;
4)esto es может появиться как  i. e. (сокращение от латинского выражения id est).
Тип синтаксических отношений этих маркеров, устанавливаемых между двумя сегментами, называется конкатенацией (сцепление), то есть, они используются для того, чтобы прикрепить вставку к определенному сегменту речи  [Cosseriu  1981, 176-177].
Текстуальные маркеры, вводящие пример, имеют двойную связь, то есть, с одной стороны, они связаны с предшествующим высказыванием, а с другой стороны, зависят от того, что будет сказано после маркера. Эта двойная связь понимается  как связь в широком смысле. Некоторые маркеры могут находиться в конечной позиции высказывания,  но при этом они все равно связаны с двумя сегментами:
«Islas continentales: Son las formadas por fragmentos  de un continente. Madagascar, Gran Bretaсa, Nueva Guinea, etc., por ejemplo».
Маркеры, вводящие пример,  могут занимать различную позицию внутри предложения, хотя некоторые из них более подвижны, другие –   менее. Наиболее часто в  научно-техническом тексте встречаются asн por ejemplo и  como. Форма verbigracia –  книжного происхождения и в настоящее время уже почти не используется.
 Маркеры, вводящие пример, функционируют на уровне высказывания, где они пересекаются с маркерами экспликативного переформулирования (a saber, esto es), которые могут вводить пример, поскольку «объяснить»– значит «показать на примере».
 Отношение общего и частного является общей функцией данной структуры. Например:
«Las nuevas tйcnicas, por ejemplo, en radio, infrarrojos, ultravioletas y rayos X, han proporcionado unos instrumentos que nos han abierto los ojos a un nuevo universo» ( Ciencia y  desarrollo, № 155, 2000, 13).

 
Общее: nuevas tйcnicas Частное: radio 
Частное может быть представлено в виде перечисления, которое придает примеру иллюстративный характер:
«Suelos orgбnicos. Contienen tambiйn materia orgбnica, pero  en proporciуn menor que los suelos turbosos, y, sobre todo, transformada por la acciуn de tiempo, el clima y los organismos vivos del suelo  (insectos, bacterias, etc.)» (Manual de mecбnica de suelos, 1970, 124).
В другом варианте частное может специфицировать общее:
 «Se elige el segundo mнnimo (franja negra)» (Baullosa, 1983,  43).
«Basta usar una fuente de luz casi monocromбtica (como una lбmina de mercurio)» (Baullosa, 1983, 33).
«En el aire, por ejemplo, ademбs de haber molйculas de diferentes gases hay partнculas de polvo»( Baullosa, 1983 ,31).
Следует отметить, что высказывание с примером не исчерпывает все элементы, которые могут быть включены  в пример. Так, невозможны высказывания типа “Los puntos cardinales, por ejemplo, norte, sur, este, oeste, etc.”.

2.3.5. Дискурсивная стратегия точности объяснения
Точность объяснения является одной из приоритетных потребностей научно-технического текста,  обусловленной экстралингвистически, которая выражается на речевом уровне рядом речевых стратегий. К ним относятся точные математические выкладки, цифровые данные, даты открытий, таблицы, фигуры, цитация с точными библиографическими данными, точность композиционных конвенциональных схем и т.д. Практически  каждый научно-технический текст ориентирован на  точную информацию. Например, Descripciуn del Espectrуgrafo:
«La cбmara es catadiуptrica y tiene una longitud focal medida de 188 mm con una f[1.37]. Posee un corrector afocal compuesto de dos elementos, un espejo plano que produce el quiebre del eje уptico, un espejo esfйrico cуncavo y una lente aplanadora de campo. Esta ъltima fue construнda en el Laboratorio de Уptica del Observatorio Astronуmico de La Plata en BK7 y a los efectos de producir una imagen plana del espectro sobre el plano del detector CCD»  (Calseo Espectrуgrafo REOSC).
«A continuaciуn se describe cada parte del espectrуgrafo comenzando por la que es atravesada primero por el haz de luz para luego seguir con las restantes. La Figura 1 y la Figura 2 muestran los diagramas para ambas configuraciones [DC y DS] respectivamente mientras que la Figura 3 muestra un diagrama уptico mбs detallado» (Calseo Espectrуgrafo REOSC).
В научно-техническом тексте объясняются таблицы, графики,  фигуры, рисунки, которые обобщают и классифицируют технические показатели и представляют их в иллюстративной форме. Укажем некоторые речевые формы, вводящие их в текст:
“exponemos los resultados”, “se ilustran los valores”, “se muestra  en el grбfico”, “los resultados se muestran”, “en la figura se ilustra”, “la grбfica muestra”, “ la figura muestra”,“en la tabla se presentan los requisitos” “como se observa en la figura”, etc.
Например:
«De los grбficos obtenidos segъn las cuatro direcciones azimutales y su extrapolaciуn hasta cortar el eje de las abcisas, para independizar el litoradio de la masa, sуlo exponemos 4 de ellos en las Figuras 1, 2, 3, 4 en calidad de ejemplo»(Ciencia y desarrollo, № 154, 2000, 24).
«En la figura 5 se exponen tambiйn los resultados obtenidos de las mediciones de campo, pero teniendo en consideraciуn la masa de los minerales»(Geotermia, v.15, № 3, 1999, 53).
«Por ъltimo en la tabla IV se ilustran los valores de los litradios obtenidos por extrapolaciуn grбfica, y se muestra en el grбfico 6, la curva de tendencia de los mismos»  »(Ciencia y desarrollo, № 154, 2000, 59).
«Una serie de resultados experimentales han indicado que las imбgenes satelitarias tienen suficiente valor como para establecer indicadores de prevenciуn y evaluaciуn de cierto tipo de desastres (Tabla 6) que ocurren [Figura 29, vйase pliego a color] en nuestro planeta»» (Ciencia y desarrollo, №154, 2000, 47). «Los resultados de todas las mediciones de campo, por su importancia, se ofrecen нntegramente en la tabla I» »(Geotermia, v.15, № 3, 1999, 53). Для уточнения в тексте количественных данных  часто используются вставки в скобках:
«El haz del lбser tiene una divergencia muy pequeсa , del orden de 1 miliradiуn (aproximadamente 3 min. de arco)» (Boullosa, 1983, 17), где уточняется порядок дивергенции. «El  tubo de aproximadamente 2 mm de diбmetro contiene una mezcla  de He-Ne a baja presiуn (aproximadamente 85% de He y 15 % de Ne a 0.0033 atmуsferas) donde se explicita el rango de baja presiуn» (Boullosa,1983, 17), где уточняется количественный состав смеси.
«Es excitada por una corriente moderada de descarga (menos de 10mA) de  corriente directa» (Boullosa, 1983, 19), где уточнаяется количественная характеристика разряда.
«De tal forma que atraviese la soluciуn casi al ras (aproximadamente a1/2 cm de la interfase)»  (Boullosa, 1983, 33).
 В скобках уточняются теоретические понятия, связанные с прецедентным  знанием:
«Hay que mencionar que este principio (efecto Doppler en el lбser) se utiliza» (Boullosa, 1983, 36).
«El grado de dispersiуn sуlo depende de la longitud de onda de esta ъltima (dispersiуn de Rayleigh)» (Boullosa, 1983, 31).
 Для того, чтобы не нарушать логику рассуждения, используются вводные предложения, которые передают дополнительную информацию, связанную со старым знанием:
«Esto es lo que sucede en el lбser – cuyas bases teуricas y proposiciуnde construcciуn fueron establecidas por Schawlow y Towner en 1959- gracias a la emisiуn inducida con la que ,como ya se vio, un fotуn se multiplica conservando todas sus caracterнsticas de fase» (Boullosa, 1983, 13).
«Desde su apariciуn en 1960 (Maiman creу el lбser de rubн y Javan el de He-Ne en este aсo), se han producido diversos tipos de lбseres» (Boullosa, 1983, 14).
«Debido a los beneficios de diseсo de estas vбlvulas - por el mejor llenado, reducciуn de sobrecarga, reducciуn de la interferencia de gas o por la mayor eficiencia debido al cierre de la vбlvula – se ha podido disminuir las emboladas por minuto junto con los niveles existentes de producciуn»(Casas,  2001, 8)  «Para esto se necesita un audнfono pequeсo –de los usados en radios de transistores –  al cual se le quita la tapa» (Boullosa, 1983, 41).
 По мнению М. Мутта [Mutt 2002, 26], таблицы идеально подходят для  точных и повторяющихся данных. Некоторые графические данные выносятся в приложение. В  данных материалах указывается номер, заголовок, заглавие колонок и рядов, собственно  корпус и приложение. В таблицах имеются заголовки, которые объясняют содержание таблицы. Заголовки колонки  и ряда указывают соответственно  на содержание колонки и ряда.
 Под фигурами  также дается объяснение или  расшифровка, что позволяет адресату  в некоторых случаях  не обращаться к тексту. Например, в данном примере фигуры носят иллюстративный характер и не содержат объяснения внутри текста:
 “Figura 1. A) Diagrama de equipo utilizado para las pruebas con agitaciуn reciprocante.  B) Diagrama del equipo utilizado para las  pruebas con agitaciуn rotacional.” (Ingenierнa. Ciencias ambientales. № 42, 1999, 23).
“Figura 2. Isotermas de adsorciуn de cadmio en suelo sin tamizar: A) agitaciуn reciprocante, B) agitaciуn rotacional (Ingenierнa. Ciencias ambientales. № 42, 1999, 24).”
 Таблица 3  снабжена предварительным объяснением  и примечанием под таблицей:
«La Tabla 3 indica las especificaciones de las ocho redes. En el futuro se implementarб un espejo plano que reemplace al dispersor cruzado y, de este modo, se podrб aislar sуlo un orden con filtros interferenciales».
 
Tabla 3. Datos sobre los Dispersores Cruzados   
Red  L[mm  Blaze  Disp.  Resoluciуn  Rango espectral    
  [Е[  [Е[mm[  [Е[pix[  [Е[   
340  1200 6000  44  1.0  1000    
580  400  4000  124  2.9  2900  
 К чертежу  спектрографа прилагается расшифровка  буквенных сокращений под чертежом, а также текстовое объяснение данной фигуры. Рисунки позволяют более образно представить  изучаемый предмет, описание которого дается под рисунками.

 2.3.6. Дискурсивная стратегия цитации
 Цитация  в научно-техническом тексте связана с субтекстом старого знания и, соответственно, с интертекстуальностью самого текста. Цитация  представляет собой функциональный элемент системы принимающего текста, предназначенный для реализации определенной коммуникативной интенции и характеризующийся рядом инвариантных конвенционально установленных формально -содержательных характеристик. Главными дифференцирующими признаками цитации являются эксплицитная маркированность, структурно-семантическое тождество с текстом-источником, указание авторства и выходных данных. Цитация выступает важнейшим эксплицитным сигналом интертекстуальной связи между текстами. Структурный аспект цитации подвержен различным модификациям. Структурная организация цитируемых высказываний испытывает влияние целого комплекса экстра- и интралингвистических факторов, определяющих также их семантические и прагматические характеристики в новом тексте. На основании критериев формы и объема можно выделить три структурных типа цитации– полную, редуцированную и сегментированную цитацию.
Полная цитация представляет собой взятый дословно, без сокращений отрезок текста-источника, законченный в смысловом отношении:
 “En este momento queremos hacer moldes polimйricos, que  implica usar ceras lнquidas, pero tenemos problemas por la contracciуn de cera”- explica Kohl (Interciencia 2003. VII, №6).
 Представленные цитированные  слова находятся  внутри цитаты: “El problema –seсala Kohl- es que casi todos los materiales, excepto el agua, se contraen al solidificarse” (Interciencia 2003. VII, №6).
Редуцированная цитация – это сокращенный в соответствии с целями цитирования отрезок текста-источника, получающий логическое завершение в окружающем контексте. Применение данного типа цитации основано на приеме синтаксического слияния цитации и авторской речи без специальных вводящих слов. Переход к цитации обозначается с помощью кавычек. Монтаж синтаксических конструкций – авторской и чужой речи – протекает по схеме объединения частей сложного предложения.
 Редуцированная цитата, например: «La ingenierнa inversa “es el acto de crear un conjunto de especificaciones para sistemas hardware por medio del anбlisis y  dimensionamiento de un espйcimen”» (Ingenierнa. Ciencias ambientales, №44, 1999, 54).
 Сегментированная цитация имеет вид цитатных вставок, неразрывно связанных в структурно-смысловом отношении и воспроизводимых через небольшие интервалы в соответствии с назначенной для них в принимающем тексте смысловой нагрузкой “Darwin, en 1859 – en medio de una gran expectaciуn universal, reflejada en el agotamiento de la ediciуn de “El origen de las especies” el primer dнa en que su puso a venta -, asentу que la evoluciуn se apoyaba en la selecciуn natural” (Ciencia y desarrollo, № 156, 2001, 29).
Вторым, после «прямого» цитирования, эксплицитным способом реализации категории интертекстуальности в научном испанском дискурсе является использование «косвенных» цитат. Введение «косвенных» цитат осуществляется в рамках полных цитатных конструкций по модели косвенной речи. Форма косвенной речи представляет собой обработку чужого высказывания, в этом случае на первом плане оказывается не само чужое высказывание, а понимание его автором текста. В испанском научном дискурсе косвенно-речевые средства выражения чужой речи преобладают над цитацией, что подтверждает творческий характер порождения текстовых произведений в науке, выражающий активное отношение к чужому тексту через его переосмысление и интерпретацию. Использование авторами научных работ конструкций с косвенной речью способствует повышению диалогичности научного дискурса.
Например, “Lynd (1996) seсala que en este caso no se requiere dedicar gastos de capital o de operaciуn para la producciуn de enzimas dentro del proceso” (Interciencia, 2005, vol. 30  Nє11);
 Rekoff enfatiza la necesidad de entender el funcionamiento”(Ingenierнa. Ciencias ambientales, №44, 1999, 54);
 Aranson  ha descrito algunos productos comerciales” (Ingenierнa. Ciencias ambientales, №44, 1999, 52);
  De acuerdo con Rekoff,  la estrategia general de la ingenierнa inversa es tomar un producto” (Ingenierнa. Ciencias ambientales, №44, 1999, 54).
 «En palabras de Alberto Galindo,”nunca se combinу en tan alto grado lo grande y lo pequeсo la Cosmologнa y las partнculas elementales, el alfa de la gran explosiуn y el omega de la desintegraciуn de la materia”»(Interciencia, v. 27, № 4, 2002,79).
“O’Brien et al.(2000) utilizaron erramientas de simulaciуn  para evaluar los costos del roceso de obtenciуn de alcohol carburante mediante ermentaciуn por lotes”;
“Gutiйrrez et al.(2005) modelaron el proceso de fermentaciуn"
“Montoya et al. (2005)   imularon los esquemas”  (Interciencia, 2005, vol. 30 Nє 11).
 Цитата, маркированная кавычками, именной, титульной и библиографической ссылками, представляет собой прототипную единицу интертекстуальной связи, необходимую для установления текста-источника заимствования. Но в связи с процессами «информационного уплотнения» [термин Чернявской 2006] данный интертекстуальный блок в научном дискурсе претерпевает различные эволюционные изменения, к которым относятся уменьшение количества маркеров, сокращение текста самой цитаты. В результате многочисленных эволюционных изменений интертекстуальный комплекс, в котором произошло смещение семантической нагрузки в собственно-текстовом направлении, пройдя несколько промежуточных эволюционных ступеней, теряет свои паратекстовые составляющие и превращается в общее место – «незакавыченную» цитату, не сопровождающуюся ссылками.  «Los datos disponibles de estrategia (De Cserna Zoltбn, et. al.,1988; Delgado Grabados, et al, 1994) paleomagnetismo  (Centeno Elena, et al, 1986), arqueologнa y vegetaciуn  (Rzadovski, 1954),  composiciуn litolуgica (Badilla  Cruz,1977, Martнn del Pozo, 1982) y  edades radiomйtricas  (Urrutia Fucugauchi, 1996) de la zona conocida como“pedregal de San Angel” han contribuido a la caracterizaciуn de un evento volcбnico reciente de la cuenca de Mйxico.(Ingenierнa. Investigaciуn y Tecnologнa, v. 1, №  5 2000, 54).
 “Ademбs son de los pocos mйtodos prбcticos que ofrecen  informaciуn acerca del origen, disponibilidad fнsica-quнmica  y biolуgica, movilizaciуn y transporte de metales pesados en  ambientes acuбticos” (Tessier y Camfbell, 1987; Kersteny  Forstner,1991; Hriwitz, 1991; Landing y Lewis, 1991; Lewis  y Landing, 1992; Martнnez y Senior, 2001).
Исследуя текст в его когнитивном аспекте, необходимо отметить, что цитаты и ссылки, как языковые единицы, обладают когнитивным содержанием и несут функциональное назначение, направленное на построение, организацию и подачу информации, которая обеспечивает коммуникативный процесс в науке.
В отличие от цитаты, являющейся непреобразованным воспроизведением чужой речи, ссылка представляет собой результат совершенных когнитивных процессов и служит ярлыком для уже полученных знаний. Ссылка, таким образом, представляет собой когнитивное преобразование вербального знания в когнитивную информацию, которая распознается, извлекается, интерпретируется и перерабатывается адресатом.
Именные ссылки – это интертекстуальный показатель, устанавливающий связь между текстом научной работы и другим текстом посредством указания на имя автора заимствуемого текста; титульные ссылки – на название соответствующего текста; адресные – на дополнительные характеристики издания (год, место, наименование издательства и т.д.); фоновые – общие ссылки, служащие для создания теоретической основы работы, библиографические ссылки - комбинация вышеназванных типов ссылки: operaciуn de Boole, analogнas de dґAlembert, base de Hamel,  criterio de convergencia de Abel,  diferencial de Frйchet, desarrollo de Laurent,  espacio de Babach, etc.
Именные ссылки со значением субъекта знания представляют особый интерес для испанского научного дискурса и являются результатом формирования прецедентных знаний, связанных с компрессией, направленной на интертекстуальные отношения: fueron escogidos los parбmetros: temperatura, conductividad, turbidez, dureza, TKN.[Sarmanho de Lima 2008: 33], где TKN – Nitrуgeno Total Kjeldahl –  общее содержание азота. Аббревиатура, включающая начальную букву фамилии ученого, представляет собой прецедентный феномен, свернутый до термина-понятия, прочно вошедший в ядро науки и служащий для выражения научной константы.
Среди ссылок обязательному маркированию подлежит только их библиографическая разновидность. Формальными маркерами ссылок являются квадратные и круглые скобки, цифры разных регистров, символы.
Ускорение темпов обмена информацией в современном обществе приводит к тому, что наиболее частотными средствами реализации категории интертекстуальности в испанском научном дискурсе становятся ссылки, редуцированные цитаты, вводимые по моделям прямой и придаточной прямой речи, сегментированные и инклюзивные цитаты.
Во всем многообразии разноаспектных характеристик цитации можно выделить фундаментальное свойство двойной принадлежности. Одновременная отнесенность цитации к двум текстовым системам формирует условия для интертекстуального диалога текстов. Семиотическая основа подобного текстового диалога создается существенной чертой цитации как текстового знака– функцией представления. Свойство цитации быть знаком определенного текста дополняется рядом не менее важных функций: референционной, суть которой заключается в дополнении и детализации референтного пространства принимающего текста; когнитивной, назначение которой сводится к закреплению, хранению и выражению итогов культурного опыта социума; информативной, используемой для выполнения определенных коммуникативных и экспрессивных заданий в процессе общения.
Вспомогательный аппарат публикации. В связи с большим объемом интертекстуальных связей в научном тексте  возникает необходимость во вспомогательном аппарате научного (научно-технического) текста. Вспомогательный аппарат публикации включает примечания, пристатейные или прикнижные (придиссертационные) библиографические списки и вспомогательные указатели (если речь идет о научной монографии). Качество вспомогательного аппарата - надежный критерий профессионализма исследовательской работы.  Как отмечает Н.М. Разинкина, выполняя функции формальной точной связи между научными текстами, ссылки служат в то же время  своеобразной валютой, которой ученые оплачивают интеллектуальный долг своим предшественникам (Разинкина, 1986,115). Считается, что библиографическое описание способствует функционированию механизма социального контроля за приоритетностью и  научной ценностью полученных результатов.
Библиографические ссылки представляют собой  не просто попутное упоминание имен других авторов и названий из работ, но чрезвычайно сложный процесс соотнесения собственного  опыта с уже существующим корпусом научных данных. Библиографические ссылки позволяют быстро  выявить связи данной научной работы с предшествующими исследованиями, охарактеризовать историковедческую базу исследования и в определенной степени научные позиции автора.
При использовании библиографической ссылки не происходит какого-либо нарушения согласования элементов высказывания. Они становятся неотъемлемой частью  текста, в котором они находятся.
 Примечания. Первый элемент вспомогательного аппарата - примечание. Примечания - это дополнительные разъяснения, справки, комментарии по поводу фрагментов основного текста, вынесенные вовне. По замыслу они имеют второстепенный характер и обычно набираются петитом. Примечания могут быть подстрочными и затекстовыми. В первом случае удобно отмечать их 'звездочками', во втором - цифрами.
Примечание  можно рассматривать  как особый вид сопутствующего текста в научной литературе. Под сопутствующим текстом  понимается  специфический тип текста, излагаемый автором параллельно с основным текстом. Этот сопутствующий текст направлен на пояснение основного текста, являясь производным от него и в то же время изолированным. Объем сопутствующего текста может значительно варьироваться и содержать от одного предложения до нескольких абзацев.  Пояснение основного текста происходит через дефиницию терминов, использование цитат, авторские рассуждения, научную дискуссию (полемику), ссылки на литературу.
Научный текст – многослойная смысловая структура. В процессе его создания сопоставляются, дополняются, уточняются и оцениваются различные концепции, критерии, мнения, позиции.  То каким образом поясняется основной текст,  какие языковые средства при этом используются, зависит от авторской интенции, в распоряжении которого находятся сопутствующие тексты, и прагматической направленности текста.
Библиографические ссылки. Второй элемент вспомогательного аппарата  - библиографические ссылки, являющиеся  дифференциальным признаком научного текста. Они являются средством интертекстуальности,  представляют собой явление отсылочной ретроспекции, позволяют выявить связи нового исследования с предшествующими работами, охарактеризовать научную позицию автора. 
 Библиографические ссылки охватывают всю структуру научного текста. Наибольшее разнообразие  библиографических ссылок наблюдается в разделе введение и обсуждение. Во введении подчеркивается степень изученности вопроса, поэтому чаще встречаются ссылки, указывающие на наличие публикаций. В разделе дискуссия  проводится сопоставление полученных результатов с данными других работ, что выражается в использовании   сопоставлений, совпадений и  расхождении мнений.
Библиографические ссылки бывают внутритекстовыми и затекстовыми, т.е. вынесенными в библиографию. Внутритекстовые ссылки могут предваряться различными стереотипными конструкциями (например: vйase). Затекстовые ссылки связаны с текстом, к которому он относятся порядковыми номерами. Они представляют собой указание на фамилию автора и выходные данные.
Ссылки на источник оформляются тремя способами.  Первый способ - внутритекстовый - довольно неудобный и встречается редко. Ссылки размещаются здесь в скобках внутри предложения. Разумеется, такого рода ссылки содержат минимум библиографических сведений.
 Второй способ - подстрочное размещение ссылок на странице. Многие научные журналы используют именно этот метод. Его удобство для читателя заключается в отсутствии разрывов текста (как в предыдущем случае), а также в возможности просматривать списки источников параллельно работе с основным текстом. Если в статьях в большинстве случаев встречается несколько десятков ссылок, то их количество в монографиях и диссертациях исчисляется сотнями.
Пристатейные и прикнижные (придиссертационные) списки представляют самостоятельный интерес, и их лучше размещать компактно. Для этого используются затекстовые пристатейные и прикнижные библиографические списки. Ссылки оформляются в данном случае путем сквозной последовательной нумерации цитат и иных 'интекстов'. В западной научной литературе принято вместо нумерации использовать фамилию автора и год опубликования источника. Поэтому источники размещаются в алфавитном порядке. Это обусловлено требованиями компьютерной сортировки ссылок. В российской научной периодике более распространена последовательная нумерация с расположением источников в порядке их упоминания. В монографиях и диссертациях список литературы выстраивается по алфавиту - сначала русскоязычные, затем издания на иностранных языках.
 Способы введения в текст библиографических ссылок в значительной степени зависят от жанровой принадлежности  научной работы, в которой они используются (монография, статья, обзор, реферат и др.) Тот факт, что читатель узнает из ссылки о жанровой принадлежности научной работы,  имеет немаловажное значение для понимания им, какого рода данными пользуется в каждом конкретном случае автор,  делающий ту или иную библиографическую ссылку. Монография передает сумму сведений, имеющих, как правило, теоретический, фундаментальный характер. Статья в журнале отражает результаты текущей экспериментальной и теоретической работы. Роль ссылки- в плане указания на жанровую принадлежность упоминаемой работы- велика в том случае, когда в самом тексте эта принадлежность может быть понята по-разному (las ultimas investigaciones, el trabajo presente, etc.).
Существуют ссылки, предваряемые ключевыми словами. Приведем пример ссылок различных данных:
“La centrifugacion y el tiempo de la misma es diferente: 4800 fuerza centrifuga relativa por una hora (Calvin et al.1994), 30000 frc por minutos (Zachara et al., 1992)”  (Ingenieria. Ciencias ambientales, № 44, 1999, 22).
“La muestra solido-liquido simplemente se filtra (Boekhold et al.,1992) o se centrifuga para su analisis.” (Ingenieria. Ciencias ambientales, № 44, 1999, 24).
Из этих ссылок читатель получает дополнительную информацию, связанную с авторами разработчиками указанных данных. Эти ссылки, представляя собой ретроспективный фактор, указывают на ту сумму накопленных фактов, от которых автор отталкивается, начиная свою собственную исследовательскую работу. Сигнал ссылки в данных примерах имеет имплицитный характер, поскольку ссылка не предварена, не мотивирована специальными языковыми средствами. В результате часть текста, в который такая ссылка попадает, имеет монолитный (то есть не прерываемый отсылочными индикаторами) характер.
 Таким образом, библиографические ссылки представляют собой явление отсылочной ретроспекции, которая имеет ряд способов «встраивания» ссылки в текст. Текст, содержащий библиографическую ссылку, характеризуется своеобразным переплетением новой информации и той, которая уже известна по литературным источникам.

2.3.7. Доказательство как  аргументированное построение
 Доказательство (в логике разделяют формальное и эмпирическое доказательство) рассматривается как разновидность аргументативного типа речи (рассуждения), служащую цели установления истинности какого-либо утверждения. С необходимостью реализации данной коммуникативно-познавательной функции доказательства связаны инвариантные параметры его смысловой структуры. Ключевая часть представляет собой утверждение-тезис; комментарий, находящийся в постпозиции, содержит изложение аргументов. Доказательство часто завершается выводом – вариативным повтором тезиса.
Очевидно, в стилевых разновидностях литературного языка указанная стереотипная модель реализуется в виде структурно-семантических вариантов, что обусловлено особыми задачами коммуникации в каждой сфере функционирования языка. Можно предположить, что, поскольку доказательство истинности выдвигаемого в качестве гипотезы утверждения особенно актуально для научной сферы общения, то именно в научной речи соответствующий подтип рассуждения представлен в наиболее “чистом”, полном виде. В процессе эволюции  научного дискурса и  его совершенствования происходит кристаллизация способов выражения доказательства, формирование стереотипных черт каждой его разновидности.
Активное функционирование развернутого доказательства как единицы гиперсинтаксического уровня в научных текстах обусловлено экстралингвистически. Хотя аргументированность речи – признак любого интеллектуального общения, но особое значение аргументированность имеет в науке, где она отличается систематичностью применения. Наука в принципе  по своей сути невозможна без аргументативных процедур. “Научная коммуникация не может не содержать аргументации, поскольку научное знание – знание аргументированное” [Ромашко 1990, 121-122]. Как отмечает В.Ф.Асмус, “наука стремится доказывать, по возможности, все, что только может быть доказано, безотносительно к тому, очевидно или неочевидно доказываемое... Неочевидное доказывается потому, что оно неочевидно, очевидное проверяется доказательством” [Асмус 1954, 15-16].
 Принципиальным значением аргументации для деятельности в сфере науки определяется большой удельный вес в научных текстах функционально-смыслового типа речи “рассуждение” и его разновидности – “доказательства”.
 Исследователи отмечают, что аргументация, как дискурсивная стратегия, выполняет коммуникативную функцию, то есть, она ориентирована на  адресата с целью привлечь его на свою сторону. Логическое доказательство также основано на аргументах, но имеет другой характер: оно ценно само по себе, поскольку является верификацией истины. Различия между аргументацией и доказательством представлены   в следующей схеме:
 
Аргументация Доказательство   
1.Обращена к публике 1.Имеет ценность само по себе   
2.Выражается естественным языком 2.Выражается формальным языком   
3. Предпосылки вероятны, правдоподобны по отношению к системе ценностей 3.Предпосылки  либо подлинные, либо ложные   
4. Развитие зависит от оратора 4. Развитие зависит от внутренних механизмов   
5.Выводы могут быть оспорены 5.Выводы либо подлинные, либо ложные 
[Calsamiglia, Tusуn 1999, 295].
Таким образом, логическая аргументация (доказательство) основывается на критерии истинности в отличие от «опытной» аргументации, которая, хотя и основывается на наблюдаемых фактах, но связана с миром ценностей, верований, идеологии,  зависит от культуры сообщества и приобретает свою правдоподобную значимость в рамках отдельной социокультурной группы.
Задача автора научного произведения состоит не только в том, чтобы сообщить результаты своего исследования, но и продемонстрировать логику открытия, ход рассуждения в соответствии с демонстративной функцией научного знания, и посредством этого вовлечь читателя в совместный мыслительный процесс, убедить его в истинности, доказанности выдвинутых положений. Этому и служит в научном тексте доказательство гипотезы, осуществляемое путем сложно организованной системы умозаключений и с помощью подкрепления теоретических выводов экспериментально полученными данными:
«La comprobaciуn cientнfica de la hipуtesis – ya sea de origen factual proveniente de las ciencias que estudian hechos como  la fнsica, la quнmica, la biologнa  o de origen formal como es el caso de la lуgica y de las matemбticas – representa uno de los pasos fundamentales en la ciencia y en el mйtodo cientнfico» (Los grandes avances del conocimiento, 1988, 13).
Доказательство в узком смысле слова (дедуктивное логическое доказательство), или, иными словами, собственно доказательство, используется, главным образом, в логике и математике. В этой области знания истинность суждений устанавливается не проверкой его на ряде примеров, не проведением ряда экспериментов, что не имеет для математики доказательной силы, а чисто логическим путем, по законам формальной логики. Другие науки, за исключением близких по методологии исследования к математике, как отмечает, например, философ В.Б.Родос, “весьма далеки от установленных в логике образцов доказательства. Процесс реальных рассуждений в таких науках изучен слабо...” [Родос 1986, 303]. «Se trata en general de demostrar que si se verifica A entonces se verifica B.
A veces puede no tener esta formulaciуn explнcita.
Se propone, por ejemplo: demostrar B. Lo que se presupone es que aquн A es el conjunto de conocimientos obvios, admitidos o ya establecidos de lo que se refiere a B.
Otras veces se dice: Sea I=[a,b] un intervalo de R cerrado y acotado y f una funciуn continua de I a R. Demostrar que… Es claro que A es ese conjunto de condiciones dado mбs todas las proposiciones ya admitidas o establecidas anteriormente» (Gilberto Sotero Avila, 2001).
Следует отметить, что каузальная связь логически везде одна и та же, но ее экспликации в научном и художественном текстах по цели не совпадают. У коммуникантов (автора и читателя) в научной и эстетической сфере  общения разные презумпции и разные ожидания (разные правила “коммуникативной игры”). Поэтому одни и те же (формально) текстовые единицы будут иметь разные значения, разные коннотации, разную степень точности. Одно и то же по структуре построение имеет целью истинностную оценку (верификацию) в научном сочинении (доказательство) и эстетическую, эмоциональную, нравственную  оценку – в художественном произведении [Трошева 1996].
К стереотипным способам оформления доказательства относится обозначение последовательности операций с помощью глаголов 1-го лица множественного числа:   obtenemos, ponemos,  deducimos, etc. Например:
Demostraciуn marcha atrбs.
«Otra forma posible de demostraciуn consiste en proceder al revйs. Ponemos nuestra atenciуn primeramente en B, es decir, en la afirmaciуn a la que queremos llegar. Y, con un ojo puesto en A, vamos tratando de buscar situaciones intermedias E, F, G,… de las que B se podrнa deducir. Vamos mirando ahora si alguna de estas podrнa estar relacionada con la situaciуn A, se podrнa deducir de ella. Cuando la encontramos, nos cercioramos ahora de que el camino inverso al que hemos encontrado, ahora de A a B, es correcto.
Este tipo de demostraciуn se puede llamar demostraciуn marcha atrбs y algunos la llaman demostraciуn indirecta. Se parece a lo que hacemos en el ejemplo del laberinto del que antes hablamos cuando empezamos nuestra bъsqueda del camino que desde fuera conduce al tesoro partiendo del lugar donde el tesoro se encuentra, es decir, tratamos ahora de llegar al exterior desde el compartimento del tesoro. Cuando lo logramos tratamos de convencernos de que podemos revertir el camino. Un ejemplo de demostraciуn marcha atrбs.» (Gilberto Sotero Avila, 2001).
«Miramos B y la escribimos de otra forma
3ab+3bc+3ca=<a^2+b^2+c^2+2ab+2bc+2ca
Restando 2ab+2bc+2ca de los dos miembros de esta desigualdad [lo que nos da una desigualdad equivalente], obtenemos
ab+bc+ca=< a^2+b^2+c^2» (Gilberto Sotero Avila, 2001).
Используются также безличные конструкции:
«Se puede escribir asн, para las tres fuentes de irreversibilidad en la central (fуrmulas) donde  R es la resistencia , etc.»
«Se define la conductancia tйrmica total de ambos intercambiadores (fуrmula), asн como  la razуn de distribuciуn de conductancias x (fуrmula), que sustituidas en la ecuaciуn 3 da como resultado (fуrmula)»(Boletнn del Instituto  de investigaciones  elйctricas,v.23, 1999, 47).
«El primer criterio da como resultado que (fуrmula) es decir, las temperaturas del ciclo  deben guardar cierta relaciуn con las temperaturas  de la fuente. El segundo criterio de maximizaciуn establece que (fуrmula), es decir, para obtener una potencia mбxima de salida, las conductancias tйrmicas de los intercambiadores de calor en los extremos caliente y frнo deben ser iguales. Teniendo en cuenta los resultados  se obtiene  la potencia doblemente maximizada (fуrmula)» (Geotermia,v.15, № 3, 1999, 72) .
Характерным является также использование герундия в данных ситуациях: «Cuando la ecuaciуn 1 se aplica al intervalo 100% invadido de agua de la arena arcillosa, RHS serб igual a cero, quedando (fуrmula)» (Romero Gуmez, 2001, 38).
«Si ahora la ecuaciуn 1 se aplica al intervalo que contiene hidrocarburos la porosidad obtenida serб aparente  y menor que la determinada en aguas saladas, teniйndose (fуrmula)»(Romero Gуmez, 2001, 38).
«Si en esta ъltima expresiуn se introduce la correcciуn por saturaciуn... se tendrб la porosidad verdadera correspondiente a cualquiera de las capas de arena, obteniйndose (fуrmula)» (Romero Gуmez, 2001, 38).
Следует обратить внимание на отсутствие категоричности в этих формулах: se puede obtener, permite obtener, se puede suponer, se obtendrнa (fуrmula).
Для экспликации причинно-следственных связей используются логические маркеры ya que, puesto que, porque, pues, puesto que, dado que, etc. Например:
«Si demostramos esta ъltima desigualdad tendremos demostrado A, ya que todas las desigualdades que hemos escrito son equivalentes». «Si ademбs se define (fуrmulas) se puede obtener una expresiуn (fуrmula) que sustituida en la ecuaciуn 8, permite obtener finalmente   (fуrmula)» (Romero Gуmez, 2001, 38).
 Испанские исследователи Кабальеро и Ларраури [Caballero y Larrauri 1996, 24] выделяют  следующие маркеры:
 causa ( indican que los enunciados que los siguen explican o dan razуn de los enunciados antecedentes): porque, pues, puesto que, dado que, ya que, por el hecho de que, en virtud de;
 certeza (indican que los enunciados que los siguen son enunciados ya probados por el autor, tesis validadas,  o enunciados aceptados por una comunidad): es evidente, es idudable, nadie puede ignorar, es incuestionable, de hecho, en realidad , estб claro;
 condiciуn (siempre que en el texto aparece un condicional йste va seguido de una consecuencia): si, con tal que, cuando, en el caso de que, segъn, a menos que, siempre que, mientras, a no ser que;
 consecuencia (indican que los enunciados que los siguen son efectos de los razonamientos anteriores o de una condiciуn): luego, entonces, por esto, de manera que, de donde se sigue,  asн  que, por lo tanto, de suerte que, por consiguiente, de ello resulta que, en efecto;
 oposiciуn (estos conectores seсalan que los enunciados que vienen a continuaciуn contienen alguna diferencia respecto  de los que le preceden. La diferencia puede ser mбs que un matiz o, por el contrario, puede ser algo totalmente opuesto a lo afirmado anteriormente): pero, aunque, contrariamente, en cambio, no obstante, ahora bien, por el contrario, sin embargo, mientras que.
 Для доказательства, функционирующего в научных текстах, характерна особая, жесткая связность изложения, подчеркивающая логическую взаимозависимость всех его компонентов. Данная разновидность аргументативного типа речи отличается максимальной степенью выраженности смысловых отношений, наличием показателей связи практически в каждой предикативной единице.
 Необходимо отметить, что доказательство является наиболее сложным из аргументативных подтипов речи. Оно характеризуется разветвленной смысловой структурой и большой текстовой протяженностью. Для выполнения задачи доказательства – установления истинности выдвигаемого тезиса – требуется целая цепь организованных в определенной последовательности умозаключений. Сложная система выводных суждений в структуре доказательства представляет собой собственно рассуждение (т. е. рассуждение в узком смысле этого слова – построение, в котором последующие суждения вытекают из предыдущих). В качестве отдельных шагов доказательства могут использоваться и другие аргументативные процедуры – объяснение тех или иных положений, обоснование тех или иных действий в целостной системе доказательства. Таким образом, доказательство – это комплекс аргументативных речевых актов и соответственно – аргументативных подтипов речи.
 Если говорить о доказательстве в широком смысле этого слова, то следует отметить типичность для научной речи и еще одного вида аргументативного построения – подтверждения. Коммуникативно-познавательная функция последнего состоит в том, чтобы засвидетельствовать правильность, достоверность высказанного положения посредством подкрепления его фактами. Комментирующая часть подтверждения, имеющая причинно– аргументирующее значение, представляет собой описание фактов, подкрепляющих гипотезу, высказанную в ключевой части. Таким образом, подтверждение является эмпирическим доказательством, в отличие от собственно доказательства как совокупности логических приемов установления истинности одного утверждения с помощью других утверждений. В результате использования процедуры подтверждения высказанное в виде гипотезы суждение приобретает (после подкрепления его фактами) бoльшую достоверность.
 Если собственно доказательство функционирует в текстах точных наук, то подтверждение характерно для трудов всех отраслей науки. Поскольку подтверждение нередко велико по объему (в работах по физике это чаще всего –  пространное описание экспериментов),  оно оформляется, как правило, не сложноподчиненным предложением, а отдельными для ключевой и комментирующей частей синтаксическими конструкциями.
 Лексическими маркерами подтверждения являются различные формы глаголов mostrar, comprobar,  afirmar, atestiguar, etc., сочетания с модальными словами типа  se puede comprobar, существительные la prueba, la comprobaciуn, la afirmaciуn, etc.
 «El control de calidad del software es la comprobaciуn de todos los aspectos de una aplicaciуn para verificar su correcto funcionamiento, su validez lingьнstica y el aspecto de su formato. A menudo es difнcil establecer un grupo de trabajo especializado en el control de calidad del software ya que, por su propia naturaleza, sufre habitualmente muy distintos flujos de trabajo. Por ello, y con frecuencia, tiene como consecuencia la carencia de recursos suficientes cuando hay mucho trabajo o, cuando el trabajo escasea, repercute en altos e innecesarios costes» (Cosme, 1994, 49).
Подтверждение, как и собственно доказательство, может включать факультативный компонент – итоговое суждение,  повторяющее ключевую часть.
Эволюция аргументативных типов речи (доказательства и его разновидности – подтверждения) в научном стиле проявляется в тенденции к большей стандартизованности способов их выражения. Еще одной разновидностью доказательства, представленной  в научных текстах, является опровержение, структурно совпадающее с рассмотренными ранее аргументативными высказываниями (включающими тезис и аргументы), но служащее цели установления ложности какого-либо утверждения.
Ключевая часть содержит изложение мнения, с которым не согласен автор. Комментирующая часть – аргументированное возражение – постпозитивна и вводится специальной оценочной фразой, передающей отношение автора к опровергаемой точке зрения.
 В научных текстах опровержение представляет собой разновидность либо собственно доказательства, либо подтверждения (эмпирического доказательства), поэтому здесь используются характерные для данных типов речи языковые средства, например  причинные союзы. Некоторые средства типичны именно для опровержения. Это –  специфическая оценочная лексика, союзы и союзные аналоги с противительным значением (pero, aunque, contrariamente, en cambio, no obstante, ahora bien, por el contrario, sin embargo, mientras que),   служащие для противопоставления точек зрения, лексемы refutar, contrargumentar. В ключевой части опровержения имеются слова типа  a  mi entender, a mi juicio,  mi punto de vista, segъn, la interpretaciуn, etc.
 В заключение  этого раздела отметим еще раз, что общее содержание научно-технического текста можно определить как объяснение в широком смысле слова. Цель логики рассуждения и цель логики изложения – разные вещи, и не всегда цель рассуждения совпадает с целеустановкой изложения.
Цель рассуждения – поиск новой истины, выведение одного знания из другого, здесь логика выступает как орудие познания. Целью логики изложения часто бывает сообщение уже установленной истины, убеждение читателя, побуждение его к действию. Отсюда различают академическую научную литературу, рассчитанную на подготовленного читателя, и научно-популярную, рассчитанную на непрофессионала.

2.3.8. Информативная плотность научно-технического текста
Анализ речевых модусов объяснения, определения и описания в научно-техническом тексте позволил выявить еще одно его важное свойство– его информативную плотность. Под информативной плотностью  понимается степень использования номинативных синтагм, поскольку глаголы в научно-техническом тексте в большинстве своем, как уже отмечалось, десемантизированы, то есть выполняют связочную функцию  либо тесно связаны с именами существительными (estudios, estudiar, realizar el estudio, llevar a cabo el estudio, ejecutar el estudio, efectuar el estudio).  Информативная плотность  может быть представлена двумя разновидностями – информативно-логической (собственно семантической) и эпистемической. Семантическая плотность реализуется в любом тексте в процессе его порождения и потому носит общетекстовый характер. Эпистемическая плотность характеризует именно научные тексты, причем в тех фрагментах, где излагается концептуально новое знание, вписываемое в общий научный фонд знания. Информативная плотность соотносится, прежде всего, со свернутостью, которая является свойством, присущим тексту как продукту текстообразующей деятельности. При этом важно, что для научного текста характерна свернутость логических отношений, иначе говоря, ему присуща информативно-логическая плотность. Например: «Los resultados litolуgicos hidrogeoquнmicos y piezomйtricos de los pozos geotermohidrolуgicos perforados dentro de la caldera de los Humeros muestran la existencia de dos  acuнferos superficiales, uno relativamente frнo y otro caliente» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. № 4, 2000,  p. 193). Если развернуть предикативные  единицы данной фразы, мы получим: Los resultados son litolуgicos, etc.  Los resultados muestran…, Los resultados se obtienen de los pozos, Los pozos son geotermohidrolуgicos, Los pozos  estбn perforados,  La perforaciуn se hace en la caldera, Existen dos acuнferos, Son superficiales, Uno estб frнo, Otro estб caliente, etc..
Информативно-логическую плотность текста формируют глаголы со значением логико-семантических отношений типа  ser, estar, componer, consistir, formar parte, pertenecer, etc., которые актуализируют эти отношения вместе с предикативностью, а также соответствующие им по семантике деепричастия, причастия, отглагольные существительные, которые передают это значение градуально с убывающей предикативностью: componer, componiendo, compuesto, composiciуn. Предпочтение определенных номинативных единиц уводит в подтекст информацию о предикативности, сжимая предметное содержание высказывания. При этом присущая научной речи логичность не исчезает, а модифицируется и уплотняется.  Весьма  действенным средством информативной компрессии текста  являются отглагольные существительные. Например:
«Se analiza el comportamiento (=comportar) de los muros y su participaciуn (=participar) en la modificaciуn (=modificar) de perнodоs de vibraciуn (=vibrar), desplazamientos( =desplazar) de las fuerzas» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. № 4, 2000, 19).
Этот фрагмент текста значительно увеличится в объеме, если раскрыть, эксплицировать его предикативность, заменив номинативные единицы соответствующими по смыслу предикативными.
Отглагольные прилагательные типа creciente (crecer, crecimiento, creciente), dependiente (depender, dependencia, dependiente) также имплицитно передают предикативность, тем самым, конденсируя, уплотняя информацию. Уплотнению содержания текста способствует также объединение неоднородных определений,  имеющее скрытый предикативный характер: los pozos geotermohidrolуgicos perforados = los pozos son geotermohidrolуgicos + los pozos estбn perforados.
Именные конструкции с методологически насыщенным, научным концептуальным содержанием фокусируют огромную эпистемическую информацию, в пределах которой реализуется информативно-эпистемическая плотность текста. Рассмотрим проявление информативно-эпистемической плотности текста, которая представляет собой результат свернутости предикативных конструкций до таких синтаксических конструкций, которые носят преимущественно именной характер: «El desarollo de  los mйtodos asistidos por computadora asociados con el aseguramiento de calidad…» (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. № 4, 2000, 193). Если мы развернем  эту  номинативную фразу, мы получим: obtenemos los mйtodos,  los mйtodos se desarrollan,  son asistidos por la computadora, dependen de la computadora, los mйtodos se asocian con el aseguramiento, los mйtodos que se desarrollan aseguran la calidad. 
Информативная плотность текста актуализируется в таких коммуникативных блоках, как заголовок (оглавление), введение проблемы, введение гипотезы, определение понятия, частный вывод, общий вывод и др., – там, где эксплицируется «сгусток» именно эпистемической информации. Информативная плотность научного текста достигается благодаря использованию готовых, стереотипных аналитических слов. Повторяясь в речи, свободное словосочетание становится привычным, подвергается вычленению из числа свободных словосочетаний, закрепляется парадигматикой, что  приводит к переструктурированию парадигматики языка в сторону большей системной упорядоченности. Аналитическая номинативная единица является удобным средством блочной, «крупнозернистой» номинации – средством, соответствующим системологизации речевого мышления. Например,   deformaciуn de las rocas de la corteza terrestre,  localizaciуn de los sismos registrados, etc.
  Эпистемическая плотность текста достигается посредством использования общенаучных слов широкой семантики, в том числе отглагольных существительных, в контексте ориентированных на выражение методологического аспекта знания. Такие номинации типа problema, datos, caracterнstica, mйtodo, concepciуn, etc. требуют уточнения, конкретизации в тексте, поэтому нередко притягивают к себе либо термины, либо блоки связанных номинативных единиц,  тем самым конденсируя, уплотняя и содержательно, и эпистемически научно-технический текст.
Кроме  указанных средств в создании плотности семантического пространства текста (общенаучных слов широкой семантики, отглагольных существительных, отглагольных прилагательных, причастий) следует выделить особую значимость терминов, «притягивающих» к себе различные конкретизаторы (registros de presiуn-temperatura, fallas anulares de los colapsos, la infiltraciуn fluvial dentro de los lнmites del colapso, reducciуn de sobrecarga por la presiуn).
Если рассматривать блоки номинаций в динамическом, собственно деривационном аспекте, то можно видеть, что эти блоки являются результатом преобразования пропозиций а) в номинативный распространитель, б) в полупредикативный распространитель, в) в предикативный распространитель [Дымарский 1991,83-85]. При этом номинативный распространитель представлен отглагольным существительным, полупредикативный – причастием и отглагольным прилагательным, предикативный – аналитической конструкцией с полусвязочным глаголом.
Очевидно, что плотность текста является продуктом слитности субтекстов [Баженова 2001]. Средства экспликации субтекстов, соотносимых с объектом рассмотрения, объединяются в данных номинативных конструкциях со средствами экспликации субтекстов, соотносимых с субъектом познавательной деятельности. При этом информационное слияние и сжатие происходит именно на стыке разных субтекстов – объектных и субъектных, что говорит не только о компрессии однопланового содержания, но и об интегративности, слитности разноплановой информации, обусловленной коммуникативно-познавательной деятельностью субъекта по отношению к объекту.
  Итак, информативная плотность научного текста обеспечивается такими текстообразующими средствами и способами, как терминированные номинативные единицы, многокомпонентные восполняющие словосочетания, синтезирующие описание типичных когнитивных ситуаций (преимущественно именными и глагольными средствами) в рамках одного или нескольких аспектов эпистемической ситуации, использование наиболее плотных в информативном отношении жанров, определения с ядерной структурой – дефиницией;  выводы (как промежуточные, так и заключительные), строящиеся на основе обобщения уже изложенного содержания.

Глава 3.Основы прагматики научно-технического текста
3.1.Коммуникативно-прагматические блоки в  научном тексте
 Компонентами прагматического содержания научного текста выступают прагматические блоки и установки, которые определяются, как материализованные в тексте осознанные конкретные намерения адресанта оказать соответствующее воздействие на адресата. Прагматические установки материализуются на текстовой плоскости особыми речевыми средствами, так называемыми прагматическими актуализаторами, понимаемыми как система разноуровневых языковых единиц, объединенных в тексте на основе выполнения ими функции воздействия.
Содержательно-смысловая структура научного текста является  коммуникативно-прагматической по своей сути, то есть  она представляет собой сложное единство, состоящее из двух типов смыслового содержания: коммуникативно-информационного и прагматического содержания текста  [Попова, 2003].
Коммуникативно-информационное содержание научного текста соотносится с эксплицированной в тексте структурой научного знания, отражает этапы познавательной деятельности ученого и реализует отношение субъекта познания к объекту познания.
Прагматическое содержание представляет  собой своего рода «упаковку» коммуникативно-информационного содержания и формирует общую прагматическую направленность всего произведения. Прагматическое содержание репрезентирует отношения между субъектом познания (автором) и субъектом коммуникации (читателем) и реализует тем самым воздействующий потенциал текста. Каждый из названных типов смыслового содержания создается особыми текстовыми компонентами. Коммуникативно-информационное содержание текста  образовано посредством коммуникативно-прагматических блоков, прагматическое содержание представлено  системой прагмаустановок.
Коммуникативно-прагматическая структура научного текста формируется отношением  таких текстовых компонентов, как коммуникативно-прагматические блоки и прагматические установки [Крижановская 1999, 77].
  Под коммуникативно-прагматическим блоком научного текста понимается структурно-семантическая текстовая единица, представляющая собой результат языковой материализации одного или нескольких коммуникативно-познавательных действий (смыслов), функционирующая в качестве структурного элемента содержания, характеризующаяся коммуникативной направленностью на выражение актуального для автора научного знания и реализующая функцию воздействия.
Коммуникативно - прагматические блоки характеризуются особыми средствами выражения на текстовой плоскости (так называемыми “маркерами метатекста”), почти обязательной встречаемостью в определенных частях контекста,  нечеткостью, расплывчатостью границ. Основными функциями   коммуникативно-прагматических блоков являются участие в развертывании целого текста,  формирование структуры смыслового содержания, экспликация наиболее важных для автора операций речемыслительного процесса, достижение планируемого автором прагматического эффекта [Крижановская 1999, 77].
В качестве коммуникативно-прагматических блоков в испанском научно-техническом тексте обычно выделяются  “постановка цели”, “краткая история вопроса”, “выдвижение гипотезы”, “описание стадий эксперимента”, “выводы – заключение”, “прогнозирование”, “выражение признательности– благодарности” и другие [Попова,  2003].
Появление коммуникативно-прагматического блока «введение темы» уже в начальных абзацах научной статьи способствует созданию у читателя  прагматического эффекта “целостности” научного исследования,  так как  уже в начале текста реципиент получает определенную установку на соответствие  указанным задачам и целям:
«El presente trabajo pretende  revisar los diferentes mecanismos  descritos» (Interciencia, vol. 27, № 4, 2002).
«El objetivo de la investigaciуn fue el de explorar la  programaciуn lineal(Interciencia, vol. 27, № 4, 2004).
Автор в соответствии с задачами, которые ставятся перед введением, использует  различные дискурсивные стратегии:  введение темы исследования в систему общих знаний,  определение ключевых концептов исследования,  формирование цели исследования,  объяснение причин необходимости  исследования и т.д.:
 - формулировка проблемы или постановка задачи: «Cоn este proyecto se realizarб la operaciуn del sistema de telemetrнa sнsmica» (Ingenierнa.Ciencias ambientales, № 37, 1998, 115);
 - определение и дифференциация понятий с установлением между ними логико-семантических отношений: «La biodegradaciуn de los materiales  polimйricos consiste en la transformaciуn y deterioro de estos materiales debido a los organismos vivos incluyendo  los microorganismos y las enzimas excretadas por ellos» (Ingenierнa.Ciencias ambientales,  №37, 1998, 138);
 - характеризация изучаемого объекта, доказательство с использованием разнообразных средств аргументации и др.:  «Un material magnйtico, en general, es tambiйn  conductor,  por lo que la armadura del inducido, sometida a un flujo variable, como los conductores que soporta, se convierte en sede de f.e.v. inducidas» (Ingenierнa.Ciencias  ambientales, № 37, 1998, 114).
- объяснение идеи, гипотезы: «La hipуtesis de trabajo del proyecto es que los metales rodeados de molйculas orgбnicas pueden llegar a interaccionar con el бcido» (Informaciуn cientнfica y tecnolуgica, v.18, №18, 3).
Типичными средствами выражения коммуникативно-прагматического блока «постановка цели»  являются следующие клишированные конструкции:
 el objetivo es establecer las causas, se pretende investigar el efecto de las propiedades, se pretende contar con un catбlogo de datos computarizado, interesa establecer el procedimiento de anбlisis  de estos efectos,  el objetivo del estudio es evaluar,  estudiar, desarrollar,  validar,  este proyecto tiene como objetivo desarrollar modelos dinбmicos, se determina el comportamiento sнsmico, el propуsito del presente trabajo,  el trabajo pretende, el trabajo proporciona aportes, el objetivo de la investigaciуn, como una contribuciуn al estudio,  programar el estudio con el propуsito, el presente trabajo trata de determinar las causas, el propуsito es mostrar, etc.
Типичными речевыми средствами оформления одного из центральных коммуникативно-прагматических блоков научной статьи – “выдвижение гипотезы”– выступают такие конструкции, которые способны выражать разную степень предположений и допущений  в определенных условиях контекста. На этапе изложения гипотезы типичными речевыми актуализаторами являются конструкции с гипотетической модальностью.
«La hipуtesis de trabajo del proyecto es que los metales rodeados de  molйculas orgбnicas pueden llegar a interaccionar con el бcido» (Informaciуn cientнfica y tecnolуgica, v.18,  №18,2000).
«Como es de esperarse en un relleno sanitario a cielo abierto siempre se llevarбn a cabo procesos aerobios y anaerobios de descomposiciуn  de la materia contenida» (Ingenierнa, Ciencias Ambientales, № 38, 1998, 20).
«Se puede apreciar la tendencia futura del uso de modelos  de informaciуn» (Ingenierнa, Ciencias Ambientales, № 38, 1998, 42).
К таким речевым клише можно отнести безличные конструкции типа se puede suponer, es de esperar, se supone, модальные слова и словосочетания posiblemente, probablemente,  es posible,  es probable, por lo visto,  предложения типа  Esto permite plantear, suponer,  determinar,  considarar, pensar, и др.
Коммуникативно-прагматические блоки «результаты» «выводы» связаны  со следующими коммуникативно-познавательными  действиями: обобщение основных положений работы на качественно ином уровне; акцентирование  внимания читателя на результатах исследования; формирование у адресата  представления о целостности текста и завершенности отраженного в нем исследования. Основной функцией выводов является логическое завершение данной темы. По существу в заключении представлено предельно компрессированное новое знание, составляющие корпус основного текста.
«A partir de las referencias hechas, es fбcil concluir que la investigaciуn sobre el tema se centra, principalmente, en la digitalizaciуn y generaciуn de modelos CAD» (Boletнn informativo GEOS, vol.20, № 4, 2000).“En trabajos anteriores se ha definido que la cuenca de Mйxico es el resultado del cierre de una antigua cuenca exorreica” (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. 2002, 36). «Con estos resultados se elaboraron otras pruebas...» (Interciencia. vol. 26,  №10, 2001).
 Дискурсные формулы завершения  научного дискурса  представлены следующими выражениями, связанными со словами conclusiones, resultados:
es conveniente puntualizar las  siguientes conclusiones, se concluye que, en conclusiуn, para concluir, las principales conclusiones se resumen, se determinу que, con la base de los resultados obtenidos se encontrу, los hallazgos obtenidos comprueban,  los resultados reportados indican,  con base en los resultados se puede concluir,  los resultados obtenidos nos conducen a, etc.
 В  выводах содержится не только уже известное читателю знание, но и новая информация, т.е. в выводах такого типа происходит «приращение»  смысла. Автор не просто констатирует достигнутое, а выходит в иной, более высокий уровень обобщения, оценивая добытое им знание в контексте целой науки.
Концепт  «перспективы дальнейшего развития»  выражен в следующих дискурсивных формул:
 «Con esta base de datos se proponen algunas modificaciones en la  microzonizaciуn actual de la ciudad de Mйxico»,  «En el proyecto posterior se realizarб una investigaciуn similar...» «Con base  de los resultados de estas investigaciones se intenta mejorar las normas vigentes» «Para el caso de Infierillo se llevarб a cabo un estudio mбs  exhaustivo» (Interciencia. vol. 26,  №10, 2001).
“La metodologнa planteada  y los resultados obtenidos se presentan a continuaciуn” (Ingenierнa. Investigaciуn y tecnologнa. 2002, 118).
 В отличие от речевых средств, выражающих рассмотренные коммуникативно-прагматические блоки, средства  коммуникативно-прагматического блока “выражение признательности-благодарности” не имеют  текстообразующей функции, так как сам текстовый компонент менее всего связан с изложением научной концепции автора. Наличие данного коммуникативно-прагматического блока “выражение признательности– благодарности” свидетельствует о соблюдении автором научно-коммуникативной этики. Поскольку содержание данного блока не связано с содержанием познавательной деятельности автора композиционно-прагматический блок “выражение признательности– благодарности” представляет собой наиболее формализованную, стереотипную единицу научного текста, что отражено и в речевых средствах этого блока. Типичными средствами оформления этого коммуникативно-прагматического блока являются речевые штампы (expresar su agradecimiento):

 
Los autores agradecen al IPN, a COFAA-IPN y al CONACYT las oportunidades brindadas para la realizaciуn de este trabajo. 
 Interciencia. vol. 26, № 5, 2001, 36-40.

 
Se agradece la colaboraciуn de Rocнo Pedroza y Mauricio de Alba del Posgrado de Ingenierнa de la UNAM, asн como a Vнctor Esparza del LAPEM de la CFE, quienes proporcionaron datos de las centrales mexicanas. 
Interciencia. vol. 26, № 5, 2001, 36-40.

3.2.Формирование прагматических установок в научно-технических текстах

 Прагматические установки материализуются на текстовой плоскости особыми речевыми средствами, так называемыми прагматическими актуализаторами (текстуальные маркеры), понимаемыми как система разноуровневых языковых единиц, объединенных в тексте на основе выполнения ими функций воздействия [Крижановская 1999, 77].. В испанском научно-техническом тексте реализуются такие прагматические установки, как  прогностическая, делимитативная, компенсирующая, текстооформляющая,  оценочная,  «авторитетное мнение», «невербальные средства воздействия». Каждая из этих прагматических установок научного текста обладает определенными средствами выражения на речевой плоскости, то есть прагмаактуализаторами. 
Прогностическая прагматическая установка отражает намерение автора статьи сообщить читателю, что является темой сообщения в данной статье. Обычно она реализуется  в начальных абзацах статьи. Главной интенцией данной прагмаустановки является проспекция коммуникативно-информационного содержания, благодаря которой происходит быстрая ориентация читателя в тексте.
Делимитативная прагматическая установка несет информацию о тематике научного текста, задавая при этом параметры расчлененного восприятия. Автор сознательно ограничивает предметную область исследования рассмотрением только одного аспекта проблемы и выделяет тем самым предмет обсуждения.
Компенсирующая прагматическая установка  актуализирует общие для автора и читателя знания. Она служит для подготовки адресата к восприятию новой информации. Компенсирующие актуализаторы “рассыпаны” по всему тексту научного произведения и эксплицируются в тексте по мере того, как автор испытывает потребность вступить в непосредственный диалог с читателем.  Наиболее употребительны следующие речевые конструкции, выступающие в качестве актуализаторов компенсирующей прагматической установки: vamos a recordar, es sabido, es obvio и т.п.
 Основной функцией текстооформляющей прагматической установки является оформление самого процесса предъявления материала читателю. Реализация текстооформляющей установки  необходима для создания у адресата целостного восприятия научного текста. Ориентируя адресата в тексте, адресант направляет последовательность его мысли в соответствии с собственными  целеустановками, что способствует более  эффективному восприятию авторской  концепции.
 Оценочная прагматическая установка представляет собой особую разновидность прагматической составляющей целого текста, так как она всегда тесно связана с элементами смыслового содержания и активизирует широкий план оценочной информации. Оценки  отличаются чрезвычайно многоаспектным содержанием, поскольку “каждый класс теоретических объектов и ментальных операций имеет свои критерии оценки: выводное знание – гипотезы, подходы, методики и пр. – квалифицируются по их обоснованности; обобщения – теории, концепции и пр. – по объяснительной силе; классификации – по основаниям; события – по вероятности; законы – по области действия; построения – по сложности; рассуждение и изложение – по непротиворечивости, непредвзятости, глубине, понятности, полноте; результаты – по значимости, новизне и т.п.” [Рябцева 1996, 26]. Вследствие этого разнообразны и средства текстуализации.
   Прагматическая установка «авторитетное мнение» активизирует в речевом целом суждения и оценки других исследователей, мнения которых являются для автора данного текста определяющими, авторитетными. Чужое мнение привлекается для подтверждения правильности положений научной работы самого автора, в результате чего данные, полученные конкретным субъектом познания, приобретают определенный «вес» в восприятии читателя, а ссылка на работы других ученых служит косвенным доказательством компетентности этого исследователя.
Особое значение имеет ссылка на авторитетное мнение тогда, когда в тексте эксплицируется обсуждение новых результатов эксперимента или выдвигается гипотеза. Обращение к авторитетам  может помочь новому, авторскому, знанию занять место в системе базового знания. Специфика рассматриваемой прагмаустановки проявляется  в способах ее выражения в  научном тексте. Указанные  актуализаторы «авторитетного мнения» имеют выработанное многолетней речевой практикой текстовое окружение. Проиллюстрируем сказанное:
«Los anбlisis se realizaron de acuerdo a  Velбzquez y Leуn [ 1974], Jacksobn [1984], Kute y  Lee [1986], Carter [1996]» (Ciencias ambientales, № 14, 2001, 12).
Прагматическая установка «невербальные средства воздействия»  способствует введению в текст таких невербальных элементов научного изложения, как графики, таблицы, рисунки, диаграммы и др., что обусловлено самой спецификой представления научного знания. Использование наглядных средств значительно облегчает процесс восприятия и понимания читателем научной концепции автора. Данная прагматическая установка  эсплицируется в тех частях текста, которые содержат обсуждение результатов эксперимента, когда вновь полученные данные необходимо представить наглядно. Реализация данной прагматической установки также способствует общей прагматической направленности целого текста, потому что позволяет автору воздействовать на читателя посредством введения в текст средств наглядности.
 В научно-техническом тексте объясняются таблицы, графики,  фигуры, рисунки, которые обобщают и классифицируют технические показатели и представляют их в иллюстративной форме. Укажем некоторые речевые формы, вводящие их в текст:
“exponemos los resultados”, “se ilustran los valores”, “se muestra  en el grбfico”, “los resultados se muestran”, “en la figura se ilustra”, “la grбfica muestra”, “ la figura muestra”,“ en la tabla se presentan los requisitos” “como se observa en la figura”, etc.
В качестве иллюстрации приведем несколько примеров:
 «En la figura 5 se exponen tambiйn los resultados obtenidos de las mediciones de campo, pero teniendo en consideraciуn la masa de los minerales»(Geotermia, v.15, № 3, 1999, 53).
 «Por ъltimo en la tabla IV se ilustran los valores de los litradios obtenidos por extrapolaciуn  grбfica, y se muestra en el grбfico 6, la curva de tendencia de los mismos»  »(Ciencia y desarrollo, № 154, 2000, 59).
 Для специалиста таблица имеет также иллюстративный характер, так как позволяет ему  наглядно провести сравнение, выявить различия и  самостоятельно  сделать выводы. При  вербальном описании не только фиксируются опытные данные, но и объясняются принципы их группировки путем сравнения, сопоставления, указания  сходства и различия.
Таким образом, коммуникативно-прагматическая структура научного текста конституируется речевыми образованиями разной природы: с одной стороны, коммуникативно-прагматическими блоками, выражающими коммуникативно-информационный аспект смыслового содержания, с другой – прагматическими установками, служащими для формирования прагматической направленности данного содержания. Все это позволяет рассматривать коммуникативно-прагматическую структуру научного текста как многомерное, объемное образование.
 В заключение отметим, что речевые модусы организации научно-технического текста представляют собой типизированный способ изложения, основывающийся на переключении различных форм передачи информации, реализующий определенную целеустановку, в соответствии с которой актуализируются речевые средства для выражения данной целеустановки.
 В данной главе рассмотрены экспликативный речевой модус, речевой модус определения, описательный речевой модус. Фактуальное содержание речевых модусов научно-технического текста интерпретируется в рамках общей прагматической функции  научно– технического стиля – объяснения. Иными словами, речевой жанр интерпретирует смысл предметного содержания,  а функциональный научно-технический стиль объясняет это содержание.
 Цель объяснения в научно-техническом тексте заключается в том, чтобы поменять эпистемическое состояние адресата, то есть  добиться, чтобы информация стала понятной адресату. В структуре объяснения выделяется ядерный компонент (тезис). Расширение объема информации о предмете объяснения осуществляется эксплификаторами, которые эксплицируют различные дифференциальные признаки.
В рамках эксплкативного модуса научно-технического текста выделяются дискурсивные стратегии экспликативного характера, которые включают классификацию, переформулирование, экземплификацию, цитацию  и уточнение. Целеустановка классификационной модели предполагает экспликацию понятия об исходном множестве объектов, изложение принципов построения классификации, перечисление выделенных классов, фиксацию их дифференциальных признаков.
 Приступая к продуцированию классификационного фрагмента текста, автор имеет в своем расположении общую  комбинаторную модель построения данного фрагмента, которая включает как типовые узуальные схемы, так и набор разноуровневых языковых единиц и клише, практикой общения приспособленных к выражению соответствующих типовых смыслов.
 Целеустановка переформулирования предполагает объяснение высказывания, недоступного (на взгляд автора) адресату. Стратегия переформулирования представлена следующими типами операций: парафразы, связанные с объяснением и коррекцией, конденсация или обобщение в заключениях  (выводы), расширение, предполагающее определение и экземплификацию.
 Текстовые операторы экспликативного переформулирования выражают семантическое отношение «объяснение», они раскрывают намерение автора  объяснить содержание предыдущего высказывания. Анализ лингвистических средств переформулирования позволил выделить в научно-техническом тексте следующие варианты переформулирования: переформулирование путем экспликативного уточнения,  путем описания, путем исправления, путем спецификации, путем текстуальной пресуппозиции.
 Целеустановка примера – подвести к формулировке общего уточнения и быть доводом в поддержку обобщения. В научно-техническом тексте выделяются лексикализованные средства выражения примера, нелексикализованные формы, а также фонетические и графические маркеры. Тип синтаксических отношений (конкатенация) этих маркеров, устанавливаемый между двумя сегментами, позволяет прикрепить вставку к определенному сегменту речи.
 Точность объяснения является одной из приоритетных потребностей научно-технического текста, обусловленной экстралингвистически, которая выражается на речевом уровне рядом стратегий. К ним относятся точные математические выкладки, цифровые данные, даты открытий, таблицы, фигуры, рисунки, графики, цитаты с точными библиографическими данными, точность композиционных конвенциональных схем и др. Точность научно-технического текста заключается в развертывании и уточнении характеристик понятий.
 Целеустановка речевого модуса «определение» связана с  необходимостью дефинировать основные концепты  текста. Структура текстового определения включает микродефиницию как постоянный компонент и спецификаторы как переменные компоненты. Ядром  микродефиниции служит актуальный детерминирующий предикат, указывающий на ближайший к определенному понятию род. Спецификаторы служат для спецификации дифференциальных признаков определяемого  объекта. Спецификаторы выделяются на основании функционально-смысловых критериев, они могут выражаться в виде слова, словосочетания, предикативной единицы, представляя собой компоненты структуры дефиниции, производящие смысловое развитие, уточнение определенного понятия за счет  сообщения  какого-либо его дифференциального признака. Расширение определяемого понятия осуществляется с  помощью  экстенсификаторов. Семантический анализ  текстовых определений позволил выделить следующие типы спецификаторов: характерологический, генетический, конструктивный, функциональный, экземплярный. Таким образом, анализ  текстовых научно-технических определений позволил описать как их формальную структуру, состоящую из постоянных и переменных компонентов, так и  семантическую структуру, включающую семантические группы спецификаторов.
 Целеустановка описательного речевого модуса – представить данные о характерных свойствах изучаемого объекта, его главные отличительные признаки, место в системе известных объектов. В структуре описания выделяются два основных компонента – тезис и детали. Тезис определяется как элемент структуры, представляющий наиболее общую информацию о некотором объекте изображения. Детали представляют собой информативно однозначные компоненты,  сообщающие об отдельных сторонах, признаках предмета или явления. Среди типов информативного тезиса выделяются классифицирующий, квалифицирующий и репрезентативный. В процессе функционирования описательные речевые модусы сочетаются  с определением, объяснением, размышлением, определением.
 В заключение отметим еще раз, что речевые модусы представляют собой модели построения единиц текста, которые включают, как узуальные схемы их организации, так и набор языковых средств, приспособленных к выражению соответствующих типовых смыслов. Эти схемы диктуют вид упорядоченности материальных и грамматических структур. Анализ речевых модусов в научно-техническом тексте позволил выявить такое важное свойство научно-технического теста,  как информативная плотность, которая соотносится со свернутостью текста.
 Коммуникативно-прагматическая структура научного текста конституируется речевыми образованиями разной природы: с одной стороны, коммуникативно-прагматическими блоками, выражающими коммуникативно-информационный аспект смыслового содержания, с другой – прагматическими установками, служащими для формирования прагматической направленности данного содержания. Все это позволяет рассматривать коммуникативно-прагматическую структуру научного текста как многомерное, объемное образование.

    ЛИТЕРАТУРА

Адмони В.Г. Система форм речевого высказывания / В.Г. Адмони. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1994. - 180 с.
Алексеева Л.М., Мишланова С.Л. Алексеева  Л. М. Медицинский  дискурс:  теоретические основы и принципы анализа. – Пермь, 2002.
Алиференко Н.Ф. Речевой жанр, дискурс и культура /Жанры речи: Сборник научных статей. Саратов: Издательский центр «Наука», 2007. Вып. 5. Жанр и культура. – С. 44 – 55.
Арнольд И.В. Проблемы диалогизма, интертекстуальности и герменевтики (В интерпретации художественного текста): Лекции к спецкурсу/ Рос. гос. пед. ин-т им. А.И.Герцена. СПб, 1995.
Арутюнова Н.Д. Дискурс / Н.Д.Арутюнова // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – С.136-137.
Асмус В.Ф. Учение логики о доказательстве и опровержении. Москва.1954.
Баженова Е.А.  Научный текст как система субтекстов: Автореферат дис. д-ра фил. наук: 10.02.01 / Ур. гос. ун-т им. А.М. Горького. Екатеринбург, 2001.- 42с.
Бахтин М.М. Из архивных записей к работе «Проблемы речевых жанров». Работы 1940 -1960 гг. // Собрание сочинений в 5 томах. – М.: Наука, 1996. -  Том 5. М.: Наука,  1996. – С. 230 – 333.
Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества.- М., 1979. – 444с.
Брандес М.П. Провоторов В.И. Предпереводческий анализ текста.– Курск: РОСИ, 1999.- 223 с.
Ванников Ю.В.  К обоснованию общей типологии текстов, функционирующих в сфере научно-технического перевода //Текст как объект лингвистического анализа и перевода.– М.: Из-во Института языкознания АН СССР, 1984.- с.15-26.
Варава В.В., Рахманин В.С., Глухова А.В.  Диспозиция «свой-чужой» в культуре / под ред. Кравца А.С. – Воронеж, 2007. – 257 с.
Воробьева, O.П. Текстовые категории и фактор адресата [Текст] / О.П.Воробьева, - Киев : Вищашк,, 1993, - 200 с.
Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.- 139 с.
Головин Б. Н. , Кобрин Р. Ю. Лингвистические  основы учения о терминах.–  М.: Высшая Школа, 1987.– 102 с.
Гордиевский А.А. Категория интердискурсивности в научно-дидактическом тексте [на материале русских и немецких лекций]. дисс.канд. филол. наук / - Гордиевский А.А.,Тюмень, 2006.
Данилевская Н.  В. Чередование старого и нового знания как механизм развертывания научного текста: Пермь, 2006 401 с.
Дейк ван Т.А. Язык. Познание. Коммуникация: Пер.с англ. / В.В. Петров; Под ред. В.И.Герасимова; Вступ. Ст. Ю.Н.Караулова и В.В.Петрова. – М.: Прогресс, 1989. – 312 с.
Дымарский М.Я. Проблемы текстообразования и художественный текст. М.:УРСС. 2001,326.
Иванов Вяч.Вс.  Лингвистика третьего тысячелетия : вопрос к будущему.-2004.
Ивин А.А. Теория аргументации.- М.: Гардарика,  2000.- 415с.
Ильин В.В. Язык – Понимание – Культура / Язык и культура: Факты и ценности: К 70-летию Юрия Сергеевича Степанова / Отв. ред. Е.С.Кубрякова, Т.Е.Янко. – М.: Языки словянской культуры, 2001. -  С. 267 – 272.
Карасик В.И.  О типах дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс. Волгоград, 2000.
Карасик В.И. О типах дискурса // Языковая личность: институциональный и персональный дискурс.- Сб. науч. тр. / Волгоград: Перемена, 2000.– С.5-20.
Карасик В.И. Религиозный дискурс // Языковая личность: проблемы лингвокультурологии и функциональной семантики. Волгоград, 1999.
Карасик В.И. Язык социального статуса: Монография / В.И. Карасик. - М.: Ин-т языкознания РАН; ВГПИ, 1992. - 330 с.
Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность.– М.: Наука, 1987.– 261 с.
Кожина М.Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты проблемы) // Жанры речи, Саратов: Из-во гос. учеб.-науч. центра «Колледж», 1999.
Кожина М.Н. Целый текст как объект стилистики текста / Stilistica V. Opole: Opole, 1996. - С. 33-51.
Коротеева О.В. Дефиниция в педагогическом дискурсе. Автореф. дис. канд. филол. наук / Волгоград, 1999.– 24с.
Котюрова М.П. Выражение эпистемической ситуации в периферийных текстах целого произведения. // Очерки истории научного стиля русского литературного языка XVIII – XX вв. Пермь: ПГУ,  1996, т. II. ч. 1.– С.341-370.
Крижановская Е.М. О стереотипности компонентов коммуникативно-прагматической структуры научного текста // Стереотипность и творчество в тексте: Межвузовский сборник научных трудов / Пермь: Пермский  университет, 1999.- с.77-84.
Кубрякова Е.С. Научная конференция  в институте языкознания РАН // Известия  АН, Серия лит и яз., 2003, т.62, № 3.-С.73-78.
Кубрякова Е.С. Текст и его понимание //Русский текст.– Российско-американский журнал по русской филологии.– СПб., Лоуренс, Дэрем, 1994.-№ 2. - С.18-26.
Кузьмин В.П. Гносеологические проблемы системного знания.–  М.: Наука, 1983.
Лингвистический энциклопедический словарь. М., Советская Энциклопедия, 1990
Макаров М.Л. Основы теории дискурса.-М.: ИТДГК “Гносиз”, 2003. – 280 с.
Марчук Ю.Н. Компьютерная лингвистика. – Москва: Восток - Запад, 2007, 313с.
Миловидов В.А.  От семиотики текста к семиотике дискурса. – Тверь, 2000.
Миронова, Н.Н. Дискурс - анализ оценочной семантики [Текст] / Н.Н.Миронова. - М., 1997.
Москальская О.И. Грамматика текста .- М.: Высшая школа, 1981.– 183 с.
Попова Т.Г. Испанский научно-технический текст: традиции и современные подходы к изучению. – М.:  РУДН, 2003. –  160 с.
Попова Т.Г., Мартынова А.Ю. Русско-испанский геофизический словарь, 2008.
Поппер Логика и рост научного знания.- М., 1983.-83с.
Разинкина Н.М. Библиографические ссылки и их роль в организации научного текста (на материале английского языка) // Общие и частные проблемы функциональных стилей.– М.: Наука,  1986.– С.115-129.
Ракитина С.В. Научный текст: когнитивно-дискурсивные аспекты: монография / С.В. Ракитина. – Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2006. – 278 с. (16,2 п.л.).
Родос В.Б. О правилах доказательства, аргументации и полемики //Философские проблемы аргументации. Ереван, 1986.
Розова С.С. Классификационная проблема в современной науке.- Новосибирск, 1986.
Ромашко С.А. У истоков научной аргументации: обеспечение эффективности специальной коммуникации // Речевое воздействие в сфере массовой коммуникации.- М., 1990.
Рябцева Н.К. Теоретическое и лексикографическое описание научного изложения: межъязыковой аспект: Науч. доклад докт. филол. наук: 10.02.19 /  М., 1996. – 88с.
Салимовский В.А. Жанры речи в функционально-стилистическом освещении: научный академический текст.– Пермь: Из-во Перм. ун-та, 2002.– 234с.
Серио Патрик Анализ дискурса во Французской школе [Дискурс и интердискурс] /Семиотика : Антология/Сост. Ю.С. Степанов. - М.: Академический проспект, Екатеринбург: Деловая книга, 2001. - 702с., С.549-562].
Степанов Ю.С. Альтернативный мир, дискурс, факт и принцип причинности // Язык и наука конца XX века: Сборник статей. –  М.: РГГУ,1995. – 432с.
Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М.: Издательство «Флинта», издательство «Наука», 2003.с 53
Трошева Т.Б. Аргументативные функционально-смысловые типы речи в научных текстах // Текст: проблемы и перспективы: Аспекты изучения в целях преподавания русского языка как иностранного. М., 1996.
Тураева З.Я. Категория времени. Время грамматическое и время художественное / З.Я. Тураева. - М.: Высш. шк., 1979.
университета, 2001.-269 с.
Филиппов К.А. Лингвистика текста.– Санкт-Петербург: Из-во С.–Петерб. ун-та, 2003 .- 335с.
Чернявская В.Е. Интерпретация научного текста. – М.: КомКнига, 2006.
Чернявская В.Е. Лингвистика текста. Поликодовость. Интертекстуальность. Интердискурсивность.- М.: ЛИБРОКОМ, 2009.
Шахнарович А.М., Габ М.А. Прагматика текста: психолингвистический подход // Текст в коммуникации. - М., 1991.
Шаховский В.И. Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы /межкультурное понимание и лингвоэкология/В.И. Шаховский, Ю.А. Сорокин, И.В. Томашева. - Волгоград: Перемена, 1998. - 149 с.
Шмелева Т.В. Модус и средства его выражения в высказывании/ Идеографические аспекты русской грамматики. –  М., 1988.
Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности: методологические проблемы современной науки.– М.: Наука, 1978.– 391 с.

Adam, Jean-Michel  Elйments de linguistique textuelle, Lieja, Mardaga, 1990.
Adam, Jean-Michel, Les textes: types et prototypes. Rйcit, description, argumentation, explication et dialogue, Paris: Nathan.1992
Agricola E., Fleischer M, Protze H, Die deustsche Sprache. Klene Enzuklopдdic in zwei Bдnden. Bd. I. Leipzig.1969.
Anscombre, J.Cl. Ducrot, O. La argumentaciуn en la lengua. Madrid: Gredos,1994.
Beaugrande R. de. Introduction to Text Linguistics / R. de Beaugrande, W. Dressler. - London, New York: Academic Press, 1981. – 270р.
Caballero, Francisco y Larrauri Maite, 1996, El anбlisis de textos filosуficos, Textos de Didбctica de la Lengua y de la Literatura, 8,1996,- 17-26 p.
Calsamigmia Blancafort, Helena, Tusуn Valls,  Amparo Las cosas del decir. Manual del anбlisis del discurso Barcelona: Editorial Ariel, S.A. ,1999, 386 p.
Casado Velarde, Manuel  Los operadores discursivos es decir, esto es, o sea, y a saber en espaсol actual: valores de lengua y funciones textuales Lingьнstica espaсola actual. XIII, 1991, p. 87-116.
Combett, Bernard y Tomassone, Roberte  Le texte informatif, aspects linguistiques, Bruselas, De Boeck-Wesmael, 1988.
Coseriu E. Lecciones de lingьнstica general, Madrid: Gredos, 1981, 263 p.
Ezcurdia Hнjar, Chбvez Calderуn.  Diccionario filosуfico, Mйxico: Editorial Limusa, 1994.
Ferrater Mora Diccionario de filosofнa abreviado, Buenos Aires: Editorial Sudamйrica, 1970.
Fuentes Rodrнguez, Catalina, “Conclusivos y reformulativos” , Verba, 1993, №20,  p.171-198.
Grosse, E. U. Text und Kommunikation Eine linguistiche Einfьhrung in die Funktionen der Texte. Stuttgart, 1976.
Halliday M. A. K., Hassan R. Cohesion in English, London, 1977
Harveg R. Stilistik und Textgrammatik, en Zeiuschrift fьr Literaturwissenschaft und Linguistik,  Frankfurt am Main, 1972
Heinemann W., Viehweger D. Textlinguistik. Eine Finfuhrung. Turbingen. 1991
Hempel C. G. Deductive-nomological vs Statistical Explanation// Minnesota Studies in the Philisophy of Science, 1962, vol. III, p.98 –169
Jimйnez , Gilberto Discusiуn actual sobre la argumentaciуn. Discurso. Cuadernos de teorнa y anбlisis. Septiembre- diciembre, Mйxico: UMAN, 1989, p.10 –39.
Mutt, Mari Josй A. 2002, Manual de redacciуn cientнfica, 5 ediciуn, (disponible en http://www.caribjsci.org/epub1
Riffaterre, Michael  , Criteria for Style Anбlisis, en Essays on the Language of Literatura, ed. by Seymour Chatman and Samuel Levin, Boston, New York, Atlante, 1971.
Rivera Milesio M. Comprobaciуn cientнfica de la hipуtesis, Mйxico:Editorial Edicol S.A., 1975, 156p.
Werlich, Egуn Tipologie der Texte, Munich, Fink, 1975.
Zorraquino, Martнn, M. A., (coord.) Marcadores del discurso. Teorнa y anбlisis, Madrid: Arco Libros, 1988, 286 p.

 

Микроблог:

Показать все записи

На портал | На форум | Web-Тестирование | Ред. кабинета | Успеваемость |